Статья опубликована в № 4515 от 26.02.2018 под заголовком: Россия получила двойку

Аналитики S&P назвали проблемы, мешающие российской экономике

Власти не готовы к структурным реформам и политической конкуренции
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Российские чиновники давно ждали, что S&P повысит рейтинг страны. На прошлой неделе это наконец произошло: по обязательствам в иностранной валюте долгосрочный рейтинг повышен до нижней инвестиционной ступени – с BB+ до ­BBB-, в национальной валюте – с BBB- до BBB. Прогноз – «стабильный». Но, подняв рейтинг, S&P дало весьма сдержанную оценку состоянию российской экономики, институтам и перспективе их улучшения.

В спекулятивный эшелон S&P переместило российский рейтинг три года назад – в январе 2015 г. Этому предшествовали введение санкций, обвал нефтяных цен и девальвация рубля. Следом за S&P рейтинг снизило до спекулятивного и Moody’s (Ba1). И на инвестиционном уровне его держало только Fitch – в пятницу оно сохранило его на ступени BBB- с «позитивным» прогнозом. Минэкономразвития ожидает повышения рейтинга всеми тремя международными агентствами в 2018 г., говорил министр Максим Орешкин в интервью телеканалу «Россия 24» в конце января.

Повышая рейтинг, S&P оценило успехи властей в макроэкономической политике, что позволило России подстроиться к низким ценам на нефть и международным санкциям. Но агентство отметило и слабость институтов. Из-за этого восстановление экономики тоже будет слабым – в этом году ВВП вырастет на 1,8%, в 2019–2021 гг. – в среднем на 1,7%. Это меньше прогноза, на котором основан бюджет, – рост на 2,1, 2,2 и 2,3% соответственно. Впрочем, Орешкин уже анонсировал его пересмотр весной, не уточняя, как именно. Осторожную оценку дает и Fitch – рост ВВП в среднем на 2% в 2018–2019 гг. при медианном росте для стран категории ВВВ в 3,1%.

Сдерживать потенциал долгосрочного роста будут демографические проблемы – старение населения и сокращение рабочей силы, а также низкая производительность труда, повышению которой мешают структурные препятствия, включая доминирующую роль государства в экономике и низкий уровень конкуренции, констатирует S&P. Россия страдает из-за слабой системы сдержек и противовесов – институтов и власти. Это проявляется в ограничении независимых СМИ и снижении политической конкуренции, указывает S&P. Агентство осторожно оценивает и перспективы существенного улучшения среды для ведения бизнеса в России, в том числе судебной системы.

В готовности правительства преодолевать эти препятствия S&P сомневается: высокая поддержка электората дает властям пространство для непопулярных реформ, но скорее они продолжат укреплять макроэкономическую стабильность и создавать резервы бюджета. Власти регулярно обсуждали и приватизацию, и демонополизацию, но действовали строго в противоположном направлении, объясняют свой скептицизм аналитики агентства: не стоит и сейчас ожидать заметного снижения роли государства в экономике. Напротив, оно расширило свое присутствие и в финансовом, и в нефинансовом секторах, что может лечь дополнительной нагрузкой на государство. Поддержку взятых на санацию «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка S&P оценивает примерно в 1% ВВП, и она может продолжить расти в 2018–2019 гг. Не исключено, что дополнительная поддержка может потребоваться и другим частным банкам, допускает агентство.

Власти ждут позитивной реакции рынков на появление у России двух инвестиционных рейтингов. Решение S&P положительно скажется на корпоративном секторе, рассчитывает министр финансов Антон Силуанов: рейтинги банков и компаний могут вырасти следом за государственным. Оно будет способствовать притоку капитала и устойчивому нахождению доходностей долгосрочных ОФЗ ниже 7%, ждет Орешкин (его слова приводятся в сообщении министерства). Сейчас на рынке обращается три выпуска со сроком 10–15 лет и доходность каждого выше 7%, отмечает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов.

Инвесторы во многом и так исходили из «инвестиционного» уровня рисков, замечает замминистра финансов Владимир Колычев. Он рассчитывает на дальнейшее улучшение качества инвесторов и сокращение риск-премии по всем российским активам. Выше, чем рейтинговые агентства, рынок оценивал кредитное качество российских финансовых активов уже в прошлом году, указывает и Орешкин: CDS-премии опустились до уровня 2013 г., продолжали снижаться и сейчас находятся на рекордно низких уровнях. Повышение рейтинга уже было процентов на 80 заложено в ценах активов, согласен Тремасов.

Приток капитала может составить $1–3 млрд, считает Тремасов. Это хорошая новость для цен суверенных еврооблигаций, рассуждает главный экономист «ВТБ капитала» по России Александр Исаков: повышение рейтинга позволит России вернуться в индексы, такие как Barclays Global Aggregate и JPMorgan EMBI, что должно способствовать притоку консервативных фондов. Но механического ускорения притока капитала на внутренний рынок он не ожидает, поскольку рейтинги в локальной валюте уже были на инвестиционном уровне. На локальном рынке решение S&P приведет к увеличению высоколиквидных активов в определении нормативов «Базеля III», считает Исаков: это поможет банковскому сектору выполнять важные нормативы, главным образом показатель краткосрочной ликвидности.

Руководитель департамента глобальных рынков «Сбербанк CIB» Андрей Шеметов ожидает притока капитала прежде всего в государственные долговые бумаги, а потом уже в корпоративные. Большого ралли не будет, но некоторые иностранные инвесторы начнут присматриваться к более рискованным инструментам, например акциям, полагает он. Приток иностранного капитала во многом будет обусловлен высокой реальной ставкой и снижением ключевой ставки ЦБ, а не повышением рейтинга, считает старший портфельный управляющий УК «Капиталъ» Дмитрий Постоленко.

Некоторые аналитики ждут, что решение S&P поддержит курс рубля. Национальная валюта может дорожать выше уровня 56 руб./$ , допускает Тремасов. Хотя рубль уже достаточно стабилен и вряд ли стоит ожидать значительных изменений в краткосрочной перспективе, считает Шеметов.

Повышение рейтинга может повлиять и на решение ЦБ по ключевой ставке, отмечает Тремасов. Это еще один аргумент для ускоренного перехода к нейтральной политике, указывает он: вероятность снижения ключевой ставки в марте сразу на 50 б. п., а не на 25 б. п. возрастает.

Читать ещё
Preloader more