Статья опубликована в № 4573 от 24.05.2018 под заголовком: Россия будет отставать

Экономика России будет расти медленнее, чем в странах СНГ

МВФ объясняет это демографией и вмешательством государства
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выполнить майский указ президента Путина, т. е. добиться, чтобы российская экономика росла быстрее, чем мир в среднем, без структурных реформ будет затруднительно – такой вывод можно сделать из обзора мировой экономики Международного валютного фонда (МВФ). Прогноз МВФ на 2018–2019 гг. не менялся: Россию ждет небольшое – до 1,7% – ускорение роста, а затем замедление до 1,5%, таким рост будет и в 2023 г.

По указу Путина российская экономика должна к 2024 г. войти в число пяти крупнейших экономик мира. Но мировая экономика в 2018–2019 гг. вырастет на 3,9% в среднем, прогнозирует МВФ, а в 2023 г. замедлится до 3,7% – это существенно выше, чем прогноз для России. Без структурных реформ российский ВВП будет расти на 1,5–2%, пишет ЦБ. Минэкономразвития до 2020 г. прогнозирует рост в пределах 2,3%.

Россия будет уступать другим странам Восточной Европы в экономическом росте и не будет сокращать отставание от развитых экономик, полагает МВФ. Тормозят экономический рост слабое развитие инфраструктуры, старение населения, чрезмерное присутствие государства в экономике, недостаточная интеграция в мировую экономику и геополитические риски, которые снижают частные инвестиции. Власти должны пойти на структурные реформы, которые сократят присутствие государства в экономике, повысят производительность и увеличат предложение рабочей силы и капитала. Помочь с демографическими проблемами могла бы пенсионная реформа.

Для ускорения экономического роста нужно сократить расходы бюджета на оборону и увеличить – на образование, здравоохранение и инфраструктуру, писал в «Вопросах экономики» председатель Центра стратегических разработок и новый председатель Счетной палаты Алексей Кудрин: если бы Россия эффективнее распределяла расходы бюджета в 2011–2017 гг., уже сегодня экономика росла бы быстрее на 0,3 п. п.

На развитие здравоохранения правительство в следующие шесть лет готово ежегодно выделять дополнительно от 200 млрд до более чем 300 млрд руб., на развитие образования – 140–150 млрд руб. до 2021 г., говорит федеральный чиновник.

Никто не ждет сильного прорыва в сторону быстрого экономического роста, замечает главный экономист БКС Владимир Тихомиров. С 2000-х гг. ВВП рос благодаря двум факторам: наращиванию производства на имеющихся мощностях и целенаправленной политике правительства – повышению зарплат в госсекторе. Ни то ни другое больше не работает, сетует Тихомиров.

В России все меняется очень быстро, но 1,5% действительно тот рост, который видят без структурных реформ и изменений, рассуждает главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Полевой.

Потенциально рост российской экономики может быть быстрее – около 2–2,5%, считает главный экономист «ВТБ капитала» по России Александр Исаков.

У Путина много правильных предложений, в том числе и авторства Кудрина, но детализация, источники финансирования, проекты пока непонятны, говорит Полевой, сложно сказать, можно ли достичь заданных высоких планок. Ни МВФ, ни рыночные аналитики пока не могут предсказать точно среднесрочный рост: очень сложно предположить, какие проекты будут осуществляться по указам президента России и насколько затратными они станут, рассуждает Тихомиров.

Чтобы ускорить рост, власти должны сосредоточиться на увеличении инвестиций, говорит Тихомиров, но эффекта от них придется ждать 3–4 года – как, например, эффекта от Крымского моста.

Чтобы увеличить рост ВВП, важно повысить эффективность использования государственных средств в экономике, постараться не трогать налоговую систему и избегать геополитических шоков, считает Полевой.

Прогноз МВФ показывает гораздо более скромное развитие экономики России, чем майские указы Путина, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Рост ВВП в России ограничивают нехватка инвестиций, которые с 2008 по 2017 г. сократились на 3%, трудовых ресурсов и производительности труда, перечисляет она. И структурные факторы: инвестиции в основном приходятся на государственные проекты и люди заняты преимущественно в госсекторе. МВФ не зря упоминает санкции, экономический рост – вопрос не только экономических реформ, но и политического выбора, заключает Орлова.-

Читать ещё
Preloader more