Деловой завтрак Сбербанка. Кто и что сказал

Силуанов, Кудрин и Голикова о том, как ускорить экономический рост
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На Петербургском экономическом форуме прошел деловой завтрак Сбербанка «Новая экономическая повестка: что, как, кто?». Участники решали, какие реформы нужны, чтобы ускорить рост российской экономики.

Первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов

«Самая сложная задача – это задача в области достижения темпов экономического роста. Собственно, это основная задача правительства. Все предыдущие за последние десятилетия высокие темпы роста связаны с динамикой цен на энергоресурсы. Сейчас мы создали базис, который в меньшей степени зависит от внешних факторов, в том числе от цен на нефть. И сейчас как раз нужны реформы.

Мы ставим несколько целей и задач. Все реформы будут направлены на новое качество экономики и на новые стимулы. Здесь и бюджетный сектор, и, безусловно, мы будем принимать решение в области регуляторики.

Нужно переструктурирование расходов бюджета в пользу инвестиционных и инфраструктурных задач с помощью долгового финансирования. Будем применять новые налоговые стимулы для привлечения новых инвестиций. Далее – создание стабильных условий для инвесторов. Мы говорили, что есть такой инструмент, как специнвестконтракт. <...> Мы запустим новые источники роста, такие как индивидуальный пенсионный капитал. Нам нужны длинные деньги, с ЦБ тема отработана. Упростим концессионное финансирование, что тоже не было развито в Российской Федерации, и это поможет нам найти источники для инфраструктуры вместе с тем инфраструктурным фондом, который мы создадим. У нас будет либерализация валютного законодательства».

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин

«Я бы назвал три главные меры. На первое место я бы, конечно, поставил реформу государственного управления. И качество госуправления сегодня не соответствует тем вызовам, о которых мы говорим. Скорость принятия решений чудовищная, качество чудовищное, регуляторная практика избыточная. Административная нагрузка на бизнес в части проверок и регулирования должна снизиться примерно в два раза. Это примерно уровень ОЭСР, по нашим расчетам. Мы видим, что через цифровизацию в том числе управления, через создание государства как платформы у нас появилась возможность сократить существенно регуляторную нагрузку.

На втором месте я бы назвал реформу образования и вообще вложения в человеческий капитал. Здесь бы я на первое место поставил перераспределение или бюджетный маневр в пользу так называемых производительных отраслей – образование, здравоохранение и инфраструктура. Сегодня нужно относиться к вложениям в человеческий капитал как к инвестициям.

И последнее – это конкуренция. В этой части я от правительства пока не слышу никаких смелых заявлений, кроме поддержки малого и среднего бизнеса. Я знаю, насколько сдержанны сегодня позиции правительства по уменьшению доли [государственных] компаний в экономике. А даже последние год-два у нас были шаги по увеличению доли государства в экономике за счет в том числе покупок крупных госкомпаний».

Вице-премьер Татьяна Голикова

«Реформа системы социального страхования давно назрела. <...> Пенсионное и социальное страхование централизованы, медицинское страхование децентрализовано. Оно ограничено полномочиями региона, и каждый регион самостоятельно принимает решение в отношении того, как должна функционировать система в регионе. И тем самым мы очень чувствительно снижаем доступность оказания медицинской помощи, потому что мы не допускаем каких-то перетоков денег между субъектами Российской Федерации – каждый считает, что это мое, и он вот эту свою поляну, извините за такой термин, пасет. И многие учреждения, которые готовы оказывать помощь, которые являются качественными и высокоорганизованными, не получают пациентов ввиду ограничения этих денежных перетоков, потому что все держат финансовые ресурсы у себя».

Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров

«Сидят губернаторы. Спросят у любого из них, будут ли они выполнять [майский] указ [президента Владимира Путина]. Я посмотрю на того сумасшедшего, который сейчас встанет и скажет: «Нет не буду, потому что у меня нет денег». А у них нет денег на выполнение указа! Строго говоря, правительство, которое сегодня говорит, что оно будет выполнять указы, тоже прекрасно знает, что <…> 8 трлн [руб., которые необходимо найти на выполнение указа] у правительства тоже нет! Так откуда мы их получим?! К сожалению, мы все вопросы свели к тому, где взять эти 8 трлн, а не к тому, что на самом деле надо сделать. А дальше мы с вами понимаем, что две главные беды – это абсолютная неэффективность и абсолютная безответственность. <…> Я предлагаю сопоставить капитализацию частных компаний с капитализацией отдельных сопоставимых, по крайней мере, по виду деятельности, государственных корпораций или даже государственных монополий. Смелости назвать компании у меня не хватит».

Министр экономического развития Максим Орешкин

«У нас экономика не плановая, а рыночная. Называют, с одной стороны, 8 трлн руб., но за предстоящие 6 лет одна только банковская система должна профинансировать инвестиции примерно на 35 трлн руб. От того, насколько у нас эффективно будет работать банковская система, насколько будет качественно работать тот же Сбербанк, во многом зависит, достигнем ли мы экономического роста или не достигнем. Это рыночная экономика. Роль государства – это создавать условия для того, чтобы банковская система развивалась, чтобы отрасли развивались, появлялись новые отрасли экономики. Государство не должно определять, что рост будет здесь, здесь и здесь, – это в первую очередь определяет банковская система, это ее роль в современной рыночной экономике».

Президент Сбербанка Герман Греф

«[Без участия государства] наши приоритеты не поменяются. Вы будете видеть примерно такую же структуру экономики через шесть лет, если вы будете ориентироваться на наши приоритеты. Потому что мы будем финансировать транспорт, мы будем финансировать сырьевые секторы, потому что там все в порядке с отдачей на капитал. И мы не будем финансировать цифровую экономику, потому что пока очень мало финансовых институтов в мире, которые могут финансировать предприятия с так называемыми очень легкими активами. Там нечего взять в залог, там непрогнозируемые денежные потоки. И в общем картинка не изменится. И нам как раз очень важно определить, что нужно изменить, чтобы финансовый сектор увидел другие секторы, которые приведут к росту перерабатывающей промышленности, цифровой экономики».