Чем Россия может ответить на новые санкции США

Эксперты считают, что экономические контрмеры могут быть только символическими
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Россия будет считать объявлением экономической войны дальнейшее усиление санкций со стороны США, заявил в пятницу премьер-министр Дмитрий Медведев: «Если последует что-то типа запрета деятельности банков или использования той или иной валюты, то это можно будет назвать совершенно прямо, это объявление экономической войны. И на эту войну необходимо, нужно будет реагировать – экономическими, политическими методами, а в случае необходимости и иными методами. И наши американские друзья это должны понимать». Ранее зеркальные ответные меры на санкции, введение которых с 22 августа анонсировал госдепартамент США, пообещал и МИД России.

«Ведомости» попросили экспертов спрогнозировать возможные ответные действия Москвы.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам

Когда говорят про санкции, то смешивают три санкционных пакета. Есть первый раунд санкций, которые вступят в силу 22 августа. Есть санкции, которые могут вступить в силу в ноябре. И есть санкции из законопроекта конгресса. Санкции, которые будут введены 22 августа, довольно скромные, в них речь идет об электронике двойного применения. Фактически эти санкции сводятся к более последовательному использованию уже действующих ограничительных механизмов. На это мы можем ответить дальнейшим переходом на отечественное ПО и каким-то давлением на американские компании в этой сфере, представленные на российском рынке - например, Microsoft. Они и так постепенно вытесняются, по крайней мере из областей, обслуживающих госструктуры, но это давление может быть усилено. Могут быть предприняты еще какие-то действия по импортозамещению.

Если говорить о санкциях конгресса, которые запрещают операции с российским госдолгом и блокируют работу российских госбанков в США, американские банки в России и так не могут работать напрямую. Но есть, например, Ситибанк - это российская структура, владельцем которой является американская материнская компания. Здесь могут быть какие-то ограничения. Кроме того, можно ввести ограничения на работу большой четверки крупных американских консалтинговых структур, для которых Россия - существенный рынок. Могут быть предприняты дополнительные усилия по переходу на другие валюты.

Если же говорить о самом страшном санкционном пакете, который может вступить в силу в ноябре и который включает прекращение полетов российских авиакомпаний, жесткие ограничения на взаимную торговлю, снижение уровня дипломатического представительства, то если до этого дойдет, ответ будет симметричным там, где можно. Если США отзовут посла, то и Россия отзовет. Торговля между нашими странами и так не очень большая, но мы можем заблокировать американский ритейл или фастфуд. В Госдуме высказывались мысли о том, чтобы прекратить снабжать Boeing титановыми компонентами.

Но я не думаю, что Трамп намерен все эти меры применять. Это скорее сигнал конгрессу, что сейчас он предлагает скромные санкции, но если русские не послушаются, то есть другие меры. Так что главная задача Трампа - убедить конгресс в серьезности своих намерений. Посмотрим, как в ноябре пройдут выборы в конгресс. Если республиканцы удержат большинство, то вряд ли в полном объеме этот пакет будет реализован.

Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России

Возможности мер давления у США и России несопоставимы. США в силу своего финансового положения в мире обладают огромным потенциалом давления на Россию и имеют возможности принуждать другие страны присоединяться к этому давлению. США имеют возможность препятствовать вести бизнес с Россией не только американским компаниям. Они это уже демонстрировали на примере Ирана. Поэтому у нас глубоко неравновесные возможности. В экономической сфере Россия может запретить поставки в США, например, титана, урана, ракетных двигателей. И это будет неприятно для США. Но это палка о двух концах, и она будет означать потерю рынка, которая, скорее всего, не восполнится. Уже происходит избавление от американских облигаций. Но это ограниченные масштабы. Что касается прочих ответов, в частности военно-политических, то может произойти активизации России в тех регионах, где США обладают меньшими возможностями. Это долгосрочные вещи, не компенсирующие одномоментный ущерб, который наносит американская политика российской экономике.

Кроме того, речь может пойти о некоем переформатировании политики. Риторика в отношении США может быть разной. Действия России при Трампе очень осторожны. Россия старается США не провоцировать, не идти на конфликт. Путин, очевидно, рассчитывал, что надо переждать, дать Трампу возможность закрепиться и ситуация улучшится. Но мы видим, что если эти расчеты и были, то они не осуществились.

Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба, президент агентства «Евразийские стратегии МГИМО консалтинг»

Объявленные американской администрацией санкции, которые сопровождает также обсуждение законопроекта (о новых санкциях), представленного в конгрессе, представляют собой как опасность, так и определенные возможности с точки зрения дипломатии с партнерами в Евросоюзе. В случае реализации санкций по наиболее жесткому сценарию, в частности, если будет введен запрет на операции в долларах в российских государственных и окологосударственных банках, это создает прямую угрозу для валютных операций, связанных с энергоносителями и, в частности, с нашими ключевыми потребителями этих энергоресурсов в ЕС. Здесь я полагаю, что дисциплина исполнения санкций со стороны ЕС будет крайне низкой или, возможно, будет выход на какие-то сепаратные договоренности. Это сдевальвирует сам характер санкций и, возможно, побудит к каким-то стратегическим решениям, разворотам в санкционной политике ЕС или отдельных стран ЕС. Поэтому, формулируя наши ответные действия на каждый конкретный эпизод введения новых санкций, требуется взвешивать ситуацию во всей ее полноте, включая международные обстоятельства.

Но важно также учитывать, что объявленные санкции, проходя через различные согласования, зачастую оказываются в урезанном состоянии, и допускаю, что после ноябрьских выборов конгресса США острота этого вопроса будет спадать. Тем не менее, правильно реагировать на каждый из эпизодов этого санкционного давления симметричным или близким к симметричному ответом: ограничением действия американских компаний на российском рынке, сужением или прекращением сотрудничества по тем относительно небольшим, но все же имеющим место линиям, которые у нас по-прежнему еще действуют. Это касается деятельности, в частности, американских консалтинговых организаций на территории России, зарегистрированных в России филиалов американских банков, а в худшем из сценариев — при ограничении прямых рейсов «Аэрофлота» в США — нужно рассмотреть перспективу ограничения полетов американской авиации на территорию России.

Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий

Экономические контрмеры, за исключением символических, Россия принять не может, поскольку США от нас практически не зависят. При этом любые меры России стоит принимать в соответствии с нормами ВТО и других институтов, хорошо их взвесив, чтобы не навредить себе. То же касается и политических мер. Есть форматы, в которых США заинтересованы, - например, контакты между военными для предотвращения опасных инцидентов. Но в них заинтересована и Россия, поскольку отказ от них сделал бы мир более опасным, и здесь мы тоже должны все тщательно взвесить, чтобы не ударить по себе.

Лучшим ответом на новые санкции стала бы активизация сотрудничества с незападными странами - не только Китаем, но и такими странами, как Малайзия, Бразилия, Алжир.

Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

В экономической сфере контрмерами могут стать не ответные санкции, а меры по пересмотру экономического курса. Что же касается политических контрмер, то уже становится очевидным, что сохранение Россией санкций в отношении КНДР и Ирана даже на нынешнем уровне санкционного режима Совета безопасности ООН становится бессмысленным.

Читать ещё
Preloader more