Нобелевскую премию по экономике присудили за изучение климата и инноваций

Уильям Нордхаус и Пол Ромер объяснили, как рыночная экономика взаимодействует с природой и знанием

Нобелевский комитет присудил премию по экономике двум американцам – Уильяму Нордхаусу из Йельского университета и Полу Ромеру из Stern School of Business при Нью-Йоркском университете. Так эксперты Королевской академии наук Швеции оценили разработку ими «методов, затрагивающих некоторые из наиболее фундаментальных и острых проблем нашего времени, касающихся долгосрочного устойчивого роста мировой экономики».

Экономисты разработали «фундаментальные оценки причин и последствий технологических инноваций и климатических изменений», говорится в заявлении Нобелевского комитета. И хотя «они не дают окончательных ответов, полученные ими результаты существенно приблизили нас к ответу на вопрос, как достичь устойчивого роста мировой экономики».

Нордхаусу премия вручена за включение климатических изменений, а Ромеру – технологических инноваций в анализ долгосрочного макроэкономического развития. Их исследования существенно расширили экономический анализ за счет построения моделей, объясняющих, как рыночная экономика взаимодействует с природой и знанием, отмечают академики. Ромер, в частности, разработал модель, где основным фактором экономического роста является рост капиталовложений в исследования и разработки (НИОКР) и инвестиции в человеческий капитал. Согласно этой модели в долгосрочной перспективе шансы обеспечить быстрые темпы роста выше у экономики с развитыми наукой и человеческим капиталом, чем у экономики, лишенной этих преимуществ.

Это абсолютно заслуженный и давно ожидаемый приз, хотя в обоих случаях предполагалось, что и Ромер, и Нордхаус могут получить его вместе с другими исследователями в своих областях, отмечает главный экономист ЕБРР и профессор экономики парижского института Sciences Po Сергей Гуриев. Например, с Ромером часто называли одного из ведущих специалистов по теории роста Филиппа Агийона из Гарварда, говорит Гуриев: он во многих работах описывает процесс копирования и разработки новых технологий на уровне предприятий и отраслей, предлагает обновленную теорию созидательного разрушения Йозефа Шумпетера и доказывает, что эти теории согласуются с эмпирическими данными.

Работы Ромера заложили основы того, что сегодня называется теорией эндогенного (то есть обусловленного внутренними факторами) роста, отмечается в заявлении Нобелевского комитета. Он показал, что идеи отличаются от других товаров и требуют специфических условий для своего развития и процветания в рыночной экономике. Немного повышая темпы ежегодного экономического роста, знания в перспективе десятилетий обеспечивают капитализацию процентов, в которых выражается рост, тем самым существенно его ускоряя и радикально меняя жизнь людей. Ромер показал, как экономические силы влияют на готовность компаний порождать новые идеи и инновации. «Его теория носит концептуальный и практический характер <…> она породила масштабные исследования относительно того, как регулирование и политические меры могут стимулировать новые идеи и долгосрочное процветание», – говорится в заявлении.

В России в последние 10 лет вклад инноваций в рост производительности в экономике, «к сожалению, практически неотличим от нуля – просто потому, что сама производительность росла темпами ниже 1% в год», сказал «Ведомостям» Гуриев. «Рецепты для сегодняшней России напрямую вытекают из исследований нобелевских лауреатов и их коллег. Во-первых, необходимы защита прав собственности, эффективные и независимые суды, борьба с коррупцией, защита конкуренции и развитая финансовая система. Во-вторых, инвестиции в человеческий капитал. В-третьих, прекращение изоляции и реинтеграция в мировую экономику», – считает он.

Нордхаус первым в середине 1990-х гг. построил модель, описывающую взаимное влияние экономики и климата в мировом масштабе. «Его модель объединяет теорию и эмпирические результаты из физики, химии и экономики. Она широко распространена и используется, в частности, для моделирования совместного развития экономики и климата. Также ее применяют для оценки последствий влияния политики в области климата, например налога на выбросы углекислого газа», – оценили академики вклад Нордхауса.

В понедельник же Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) при ООН опубликовала доклад, где говорится, что уже предпринимаемых и запланированных государственных мер недостаточно для того, чтобы избежать катастрофического изменения климата. Исследование IPCC анализирует итоги Парижского соглашения по климату, подписанного более чем 190 государствами в 2015 г. Оно предполагает, что страны должны снизить выбросы углекислого газа настолько, чтобы глобальное потепление оказалось «значительно меньше» двух градусов по Цельсию.

Для этого необходимо, чтобы глобальный уровень выбросов углекислого газа сократился на 50% к 2030 г. по сравнению с 2010 г. и снизился фактически до нуля к 2050 г., сказано в докладе IPCC. Недостижение этих результатов может привести к разрушению некоторых экосистем и затоплению многих городов и даже целых стран в результате повышения уровня моря, предупредила организация. Но в прошлом году выбросы в мире, наоборот, увеличились, а США вообще вышли из соглашения.

«Люди способны производить меньше углекислого газа. Когда мы наконец попытаемся сократить его выбросы, то удивимся, что это не так сложно, как ожидалось, – заявил Ромер на пресс-конференции, где было объявлено о присуждении премии по экономике. – Абсолютно возможно повышать качество жизни так долго, как только можно себе представить».

Размер премии в этом году составляет 9 млн шведских крон ($1,02 млн).

За что присудили Нобелевские премии в 2018 году

Читать ещё
Preloader more