Бизнес может получить сразу несколько налоговых пряников

Иностранным фирмам снизят ставку налога при ликвидации российских «дочек» и упростят уплату налога при сложной схеме владения
Бизнес может получить сразу несколько пряников: иностранным фирмам снизят ставку налога при ликвидации российских «дочек» и упростят уплату налога при сложной схеме владения /Максим Стулов / Ведомости

В пятницу Госдума рассмотрит в третьем чтении законопроект, который может облегчить жизнь компаниям, чьи материнские структуры находятся за рубежом. Ключевые предложения – возможность иностранной организации отказаться от статуса «фактического получателя дохода», расширение применения так называемого сквозного подхода и снижение налоговых расходов у инвесторов при выходе из компаний.

Правила фактического получателя дохода действуют в России с 2015 г. и не позволяют применять пониженные ставки, предусмотренные налоговыми соглашениями между странами, если получатель дохода – промежуточная компания. Основной вопрос – оценка деловой цели и правильной квалификации совершенных сделок, указано в апрельском письме Федеральной налоговой службы (ФНС). Если главная цель операций – вывод дохода из-под налогообложения, то применение льгот неправомерно, пишет ФНС: сделки могут быть переквалифицированы, а ставки налога – увеличены. При этом ФНС оценивает обстоятельства создания компании, анализирует материальные и трудовые ресурсы, денежные потоки и саму работу компании: ведет ли она деятельность, не связанную с уплатой дивидендов, какие операционные расходы несет и др.

Сейчас, если, например, первым получателем дохода является офшор, применить налоговую ставку по фактическому получателю дохода невозможно, сетует старший юрист Taxadvisor Виктор Андреев: «В результате и раскрывать конечного бенефициара не имело смысла». Некоторые критерии были практически невыполнимы – например, холдинговым компаниям, по сути, отказывалось в статусе по определению, подтверждает партнер Taxology Алексей Артюх: «Поправки эти вопросы не решают полностью, но дают ясность по многим другим». Например, отказ от фактического права на доход уже предусмотрен законом, но лишь в отношении дивидендов: по остальным видам дохода регулирования не было. Но в целом налоговики уже применяют сквозной подход и к иным доходам (например, к процентам или к роялти) – поправки это закрепляют, замечает Артюх.

Возможности применения сквозного подхода расширяются не только по видам доходов, но и по субъектам. Например, его можно будет применять всем, а не только лицам с регистрацией в стране, имеющей с Россией договор о налогообложении. Кроме того, фактическое право на доход будет определяться по отдельным выплатам. Это позволит снизить риск оспаривания права, считает партнер PwC Екатерина Лазорина.

Проект устанавливает порядок применения сквозного подхода в случаях, когда акции российской компании переданы в репо или заем между иностранными компаниями. Без этого применить пониженные ставки по таким договорам сейчас невозможно.

Решается и проблема с применением сквозного подхода к выплатам физлицам – резидентам России. Технически это возможно и сегодня, но порядок не был установлен.

Проект упрощает применение права в случае, если получателем дохода является человек, суверенный фонд или организация, чьи акции или депозитарные расписки допущены к обращению на биржах стран ОЭСР и их доля превышает 25% уставного капитала, – им достаточно предоставить ФНС письмо с подтверждением наличия фактического права на доход.

Изменения стимулируют раскрытие фактического получателя дохода, стоящего за офшором, предоставляя взамен возможность применить пониженную налоговую ставку, говорит Андреев: это будет интересно налогоплательщикам.

Кроме того, законопроект снижает налоговые расходы инвесторов при ликвидации компаний или выходе из них – доходы, которые при этом получает бизнес, будут признаны дивидендами. С дохода компании должны платить 20% налога на прибыль, а с дивидендов – от 0 до 15% в зависимости от условий владения бизнесом; если же они выплачиваются в страны, у которых с Россией есть налоговые соглашения, ставка также может быть снижена.

До сих пор налоговики и бизнес спорили, чем считать доходы, полученные при выходе из компании или ее ликвидации, указывали эксперты PwC, не было и единой судебной практики. Мера же привлечет инвесторов, а также поможет бизнесу под санкциями – им будет выгоднее выйти из бизнеса, чтобы вывести его из-под санкций, рассказывал федеральный чиновник. Смена владельца могла бы стать способом ухода от санкций, подтверждает сотрудник юридической фирмы, консультирующей несколько компаний из санкционного списка, хотя процесс пересмотра списка слишком сложен и не факт, что, если владельцы оставят бизнес, он будет выведен из-под санкций.

На инвестиционном климате норма скажется положительно, говорит Андреев: компании, в том числе иностранные, смогут вернуть инвестиции с минимальными налоговыми потерями.

Для холдинговых компаний законопроект однозначно положительный, считает руководитель налоговой практики по работе с компаниями нефтегазового сектора KPMG в России и СНГ Виктория Тургенева: «Сейчас большинство крупнейших налогоплательщиков так или иначе работают над деофшоризацией и оптимизацией структур – и этот законопроект решает многие вопросы и разночтения в этом законодательстве».

Поправки устраняют некоторые пробелы законодательства в этой области, говорит представитель Минфина. Его коллега из ФНС не ответил на запрос.