Статья опубликована в № 4725 от 26.12.2018 под заголовком: Долгожданный доллар

Доллары не доходят до российских компаний

А за замену валюты в контрактах приходится платить
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Даже не попавшие под санкции компании страдают из-за введенных ограничений – около трети расчетов в долларах по российским экспортным контрактам проходят с задержками вплоть до месяца. Об этом сообщил первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов. Задержки, по его словам, возникают из-за того, что иностранные партнеры запрашивают информацию у OFAC (Office of Foreign Assets Control, подразделение минфина США, отвечающее за применение санкций), можно ли им проводить операцию или нет. Платежи задерживают и азиатские партнеры, рассказал Силуанов, и порой от американской компании получить деньги даже проще; больше всего проблем у оборонного комплекса.

После введения этой весной санкций против «Рособоронэкспорта» расчеты в долларах по экспортным контрактам полностью прекратились, говорят несколько сотрудников в оборонно-промышленных компаниях, поэтому используются валюты стран-покупателей (например, китайские юани, ведется активная работа и по использованию индийских рупий) или третьих стран. Банки в странах-импортерах отказываются проводить платежи и в отношении российских поставщиков, не включенных в санкционные списки, а также выдавать банковские гарантии, рассказывал ранее менеджер одного из предприятий оборонной промышленности. Иногда торговать в национальных валютах безопаснее, подтверждал сотрудник крупного экспортера.

«В долларах деньги ходят не идеально. С задержками идет один платеж из 100. В евро ситуация лучше – один из 1000», – говорит член правления одного из крупных частных банков. Вариант, по его словам, один – ждать и предоставлять документы: время занимает, но платежи тем не менее идут.

Бюджет замещает доллары евро

Россия в 2019 г. может вновь разместить еврооблигации в евро, при этом сумма размещения может оказаться больше, чем в 2018 г., сообщил первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов. В ноябре в условиях инцидента в Керченском проливе Россия привлекла 1 млрд евро, разместив семилетние еврооблигации с доходностью 3% годовых. «Вся эта ситуация в Азовском море повлияла негативно. В принципе, мы думали, что могли взять и большую сумму по приемлемой цене. В следующем году посмотрим, вполне можно будет на еврорынке поработать», – цитирует Силуанова «Интерфакс». До размещения в 2018 г. Россия последний раз занимала в евро в 2013 г. – 750 млн с доходностью 3,625%.

Правительство пока не давало директив госкомпаниям о переходе на расчеты в других валютах, заверил Силуанов. Об их возможном появлении он объявлял в начале октября. Тогда же стало известно, что власти хотят стимулировать бизнес переходить на национальные валюты при расчетах по экспортным сделкам. Так, для экспортеров, заключающих контракты в рублях, Минфин предлагал ослабить контроль за возвратом валютной выручки и ускорить возмещение НДС. ЦБ же с августа повысил нормативы резервов по обязательствам банков в иностранной валюте.

По словам Силуанова, компании корректируют свою расчетную политику, все больше расчетов происходит в евро, юанях, рублях.

По данным ЦБ, за последние пять лет доля расчетов в долларах действительно снизилась – с 79,6% в 2013 г. от всех внешнеторговых договоров до 69,5% за первую половину 2018 г. Доля рубля за это время выросла на 2,9 п. п. до 13,1%, а евро – на 6,8 п. п. до 15,9%. Но в основном бизнес отказывался от доллара еще до 2016 г., и с тех пор его доля в расчетах почти не менялась, оставаясь в районе 69%.

Рубль же превалирует лишь в российских расчетах со странами ЕАЭС, следует из данных Межгосударственного банка: с 2010 по 2017 г. его доля в платежах выросла с 56 до 73,6%. Пользуются рублем эти страны и в расчетах без участия России: так, 25% платежей между Белоруссией и Казахстаном происходит в рублях.

В октябре, по данным ЦБ, был неожиданно большой отток капитала – около $11 млрд, – при том что банки капитал не выводили, население валюту не покупало, а нерезиденты даже заводили валюту на рынок, отмечает Олег Солнцев из ЦМАКПа: «Этот отток как раз может быть связан с задержками экспортной выручки». Для компаний это означает кассовый разрыв, который непонятно как долго продлится, отмечает директор института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель: «Но у контрагентов нет желания переходить на другие валюты».

Фактически единственная ликвидная валюта – это китайский юань, которым оплачивается уже более 10% товарооборота с Китаем, говорил сотрудник предприятия оборонной промышленности. Есть валюты, конкурирующие с долларом, – евро, фунт, тот же юань, – но каждую из них компании используют настолько, насколько им удобно ею пользоваться, рассуждает Кнобель.

Ситуация по рынкам неравномерная и если в расчетах с Азией в основном доминирует доллар, то с Европой, где тоже планируют дедолларизацию, появляются контракты, которые переводятся в евро, говорит Солнцев. В начале декабря стало известно, что ЕС планирует увеличить использование евро в «стратегических сферах», например энергетике, сырьевых товарах, авиастроении, сообщала FT со ссылкой на проект Еврокомиссии.

«Для компаний, которые руководствуются бизнес-интересами, никакой дедолларизации нет», – считает Кнобель. Некоторые пытаются прощупать почву, но пока это только планы и обещания, отмечает профессор НИУ ВШЭ Олег Вьюгин. Например, в конце октября гендиректор «Алросы» Сергей Иванов объявил, что компания увеличит продажи алмазов за национальные валюты Китаю и Индии и хочет опробовать продажу алмазов через Антверпен в евро, а не в долларах. От новых комментариев представитель компании во вторник отказался.

Пока компании не будут вынуждены отказываться от доллара из-за санкций или российских решений, дедолларизации не произойдет, уверен Вьюгин. «Газпром» пока не намерен отказываться от долларов, евро и фунтов стерлингов в расчетах за поставки газа, заявил в понедельник зампред правления компании Андрей Круглов (цитата по «РИА Новости»): «В случае необходимости после согласования с партнерами по контрактам и при наличии экономической целесообразности принятие такого решения возможно». Представитель «Газпрома» не ответил на запрос «Ведомостей». «Мы сталкивались с единичными задержками расчетов из-за того, что банки настраивали технические процедуры по инструкциям самой компании», – говорит сотрудник крупного экспортера. В целом отношениями с китайскими банками-партнерами компания довольна, добавляет он.

Перейти на национальные валюты без издержек нереально – разве что иностранному партнеру некуда деваться от российского экспортера, считает Вьюгин: «Но так бизнес никто не ведет». Издержки придется понести даже при обоюдном согласии, отмечает Солнцев, например, из-за большей комиссии при покупке иностранной валюты у банков, большей волатильности финансовых инструментов, номинированных в альтернативных валютах, хеджирования рисков на менее ликвидных рынках. Убедить зарубежных партнеров можно, например, предоставив им скидку и пожертвовав прибылью, считает Кнобель.

Есть способы обойти ограничения – создать трейдера за рубежом со счетом, например, в швейцарском банке, рассказывает партнер Ronlaw Partners Павел Романенко: «Российская компания рассчитывается с посредником, а тот уже с конечным контрагентом. Здесь тоже могут быть задержки, но исчисляются они днями, а не месяцами». Способ может сработать, подтверждает топ-менеджер международной юридической компании. Компании под санкциями часто используют в импорте посреднические структуры, созданные за рубежом ими самими или продавцом, который не хочет терять покупателей, говорит сотрудник одной из таких компаний.

Представитель Сбербанка отказался от комментариев. Его коллеги из ВТБ, Газпромбанка, Альфа-банка, Росбанка, МКБ, «ФК Открытие», Промсвязьбанка, РСХБ, «Юникредит банка», «Абсолюта», «СМП банка», «Тинькофф банка», Совкомбанка не ответили на запросы «Ведомостей».-

В подготовке статьи участвовала Дарья Борисяк

Читать ещё
Preloader more