Статья опубликована в № 4730 от 11.01.2019 под заголовком: Инфляция нарушила госграницы

Инфляция в России становится труднопрогнозируемой

В 2018 году она превысила пиковые ожидания Центробанка
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«В следующий год мы входим без запаса по уровню инфляции, который был ранее, а также с прогнозом существенного повышения инфляции», – комментировала председатель Центробанка Эльвира Набиуллина повышение ключевой ставки в декабре. Но итоги 2018 г. оказались хуже даже верхней границы прогноза Центробанка (4,2%) – Росстат повысил оценку инфляции до 4,3% с 4,2% по предварительным декабрьским данным. Прогноз инфляции, заложенный правительством в поправки бюджета на 2018 г. (3,4%), остался далеко позади.

По итогам 2017 г. инфляция в России достигла минимальных за новейшую историю 2,5% после 5,4% в 2016 г. и 12,9% в 2015 г.

В декабре рост цен оказался максимальным с января 2016 г. – 0,8% (эту оценку Росстат подтвердил). Подорожавшее продовольствие привело к скачку цен в годовом выражении с ноябрьских 3,8% до 4,3%, пишет в обзоре главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин: цены на него выросли с 3,5 до 4,7%, тогда как на непродовольственные товары – замедлили рост с 4,2 до 4,1% из-за заморозки цен на бензин и ослабления потребительского спроса.

Центробанк подтверждал прогнозный диапазон по инфляции 3,9–4,2% (повысил нижнюю границу с 3,8%) в середине декабря. Но за оставшиеся до конца года две недели инфляция вышла за пределы диапазона, констатирует главный экономист «ВТБ капитала» по России Александр Исаков, скорее всего, незначительные изменения связаны с пересмотром роста цен на продовольствие. Доля продовольствия в корзине ИПЦ очень велика (37,5%), цены на него чрезвычайно волатильны, отмечает Исаков. Центробанк предупреждал, что в первом полугодии 2019 г. годовая инфляция из-за повышения НДС может ускориться до 5,5–6%, а по итогам года составит 5–5,5%. Прогноз остается прежним, отмечает представитель Центробанка. Минэкономразвития ждет роста цен на 4,3%.

«Промах» Центробанка с прогнозом инфляции сам по себе не критичен, но ясно показывает, в какой сложной среде приходится работать регулятору, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Повышение НДС с 18 до 20% – шок рукотворный и не монетарный, добавляет она, сложно предположить, какими темпами компании будут повышать цены.

Действительно, наступает период труднопрогнозируемой инфляции, замечает главный экономист «Нордеа банка» Татьяна Евдокимова. Сам Центробанк оценивает инфляционный эффект от повышения НДС очень широко: от 0,6 до 1,5 п. п. И этот шок не единственный, напоминает Евдокимова, его может усилить не исчерпанный пока эффект от ослабления рубля, кроме того, предстоит завершение налогового маневра в нефтяной отрасли, который может привести к росту цен на бензин.

Также очень сложно прогнозировать реакцию инфляционных ожиданий, добавляет Евдокимова.

После января инфляция будет более предсказуемой, говорит директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов: в январе она ускорится до 5,2–5,3%, а в марте – апреле может превысить 6%. Основным источником роста цен будет повышение НДС, поэтому основная подстройка уже произошла в первую неделю января, говорит Исаков, так что период повышенной неопределенности ограничен началом года. Повышение НДС в целом ускорит инфляцию на 1,5–2 п. п., а эффект растянется от IV квартала 2018 г. до середины 2019 г., спорит Долгин.

Нельзя исключать, что в I квартале она превысит 6%, замечает Исаков, хотя пока его оценка совпадает с регулятором – рост цен ускорится до 5,9% в годовом выражении в апреле, после чего станет замедляться. Превышение порога в 6% очень чувствительно для Центробанка, поскольку может привести к росту инфляционных ожиданий, считает Евдокимова, это заставит Центробанк продолжать действовать на упреждение и повышать ставку.

Вряд ли превышение инфляцией прогноза за 2018 г. повлияет на решение Центробанка по ключевой ставке 9 февраля 2019 г., сомневается Долгин. Скорее всего, те решения, которые Банк России считал необходимым принять в ответ на рост НДС, уже приняты и уже влияют на экономику, считает Исаков. Принимая решения о ключевой ставке, Центробанк будет изучать, как отреагировали розничные цены на повышение НДС, рассуждает он, это покажет, насколько высок спрос в экономике и требуется ли ужесточение денежной политики. Центробанк вряд ли будет повышать ставку в феврале, полагает Тремасов.

Пока не ясно, как инфляция отреагирует на повышение НДС и акцизов с 1 января 2019 г., как это скажется на инфляционных ожиданиях потребителей и предприятий, насколько устойчивой окажется заморозка цен на бензин, а также будут ли ужесточаться санкции в отношении России, перечисляет Долгин. Вряд ли что-то из этого прояснится до заседания совета директоров Центробанка 23 марта 2019 г. – на нем регулятор может вновь поднять ключевую ставку на 0,25 п. п., если станет очевидно, что инфляция может превысить потолок в 6%, а инфляционные ожидания продолжают расти, говорит Долгин.

Читать ещё
Preloader more