Статья опубликована в № 4806 от 30.04.2019 под заголовком: Деньги на мужчин

Эксперты предложили властям пересмотреть дополнительные расходы на здравоохранение

Иначе исполнить майский указ Путина по увеличению продолжительности жизни не получится

В прошлом году президент Владимир Путин поставил перед правительством амбициозную задачу – к 2024 г. увеличить ожидаемую продолжительность жизни россиян до 78 лет. До конца президентского срока она должна вырасти более чем на 5 лет. За предыдущий срок она увеличилась менее чем на 3 года (72,84 года по итогам 2018 г.).

Национальный проект «Здравоохранение», который должен помочь достижению этих целей, стал одним из самых дорогостоящих: на него правительство выделило более 1,7 трлн руб. Вот только распределило оно эти деньги не лучшим образом, приходят к выводу в экономическом мониторинге аналитики РАНХиГС.

В нем уделяется недостаточное внимание проблеме мужской смертности, в частности пишут эксперты. Женщины в России до сих живут более чем на 10 лет дольше мужчин: в среднем 77,87 года против 67,66 (данные за 2017 г.). Этот разрыв – один из самых высоких в Европе.

Не способствует увеличению продолжительности жизни и существенный перевес финансирования в пользу борьбы с онкологическими заболеваниями. В последние шесть лет борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями увеличила продолжительность жизни мужчин на 2 года, женщин – на 2,9 года, сокращение смертности от внешних причин – на 1 год и 0,4 года соответственно, от онкологии – на 0,26 года и 0,2 года, от болезней органов дыхания – на 0,3 года и 0,12 года. Смертность от онкологии, как и во всех развитых странах, снижается медленнее других, отмечают авторы: в частности, из-за вероятности, что человек, избежавший смерти от сердечно-сосудистого заболевания, умрет от новообразования. При этом на борьбу с сердечно-сосудистыми заболеваниями выделено всего 3,5% средств нацпроекта, а это 48% всех умерших в 2018 г. А 56% денег направляются на борьбу с онкологией (16% умерших). Большую долю выделенных на лечение рака денег Минздрав объясняет необходимостью покупки лекарств, но с точки зрения цели нацпроектов по увеличению продолжительности жизни это нелогично: рак – болезнь в основном пожилых людей, замечает директор Института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский.

Безусловно, в борьбу с онкологическими заболеваниями нужно вкладывать средства, говорит соавтор мониторинга, старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Рамиля Хасанова, но нужно выделять деньги и на борьбу с сердечно-сосудистыми заболеваниями: по сравнению с раком денег на это выделено мало.

Наконец, недостаточно внимания уделяется предотвратимой смертности, полагают эксперты РАНХиГС, – которой можно избежать благодаря своевременной диагностике, качественной и доступной медпомощи и здоровому образу жизни населения. Это причины, связанные со стилем жизни (прежде всего – потреблением алкоголя и табака), профилактикой и своевременной диагностикой (в основном рака кожи и женских половых органов), качества и доступности медицинской помощи, квалификации врачей, перечисляет Хасанова. За те же 2011–2017 годы сокращение смертности от предотвратимых причин увеличило ожидаемую продолжительность жизни мужчин на 1,6 года, а женщин – на 2,3 года, подсчитали эксперты РАНХиГС.

То, что на онкологию выделяется так много средств, скорее отражает страхи общества, считает директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович. А сильнее всего на продолжительность жизни влияют инфекционная смертность, диабет и репродуктивное здоровье, из-за которых бывают осложнения, психические заболевания, которые обусловливают смертность от внешних причин. Но на продолжительность жизни влияет не только снижение смертности, а, например, и уровень дохода и образования, наличие работы, социальных лифтов, уменьшение вредных привычек. Не придется ли направить больше денег, скажем, на социальную поддержку, размышляет Попович.

Ожидаемая продолжительность жизни зависит от двух групп причин – сердечно-сосудистых заболеваний и внешних, отмечает Вишневский. Внешних причин нацпроекты не видят, считает он. Действительно, они затрагиваются лишь в части ДТП (это 10% внешних причин), а еще 13%, например, составляют самоубийства, 6% – убийства, 28% – повреждения с неопределенными намерениями. Минздрав считает, что борется с болезнями, а не с несчастными случаями, рассуждает Вишневский.

Представитель Минздрава не предоставил комментариев в понедельник вечером.

Читать ещё
Preloader more