Статья опубликована в № 4830 от 10.06.2019 под заголовком: Бизнес – не преступление­

Чиновники просят не наказывать за экономическое преступное сообщество

А также вернуть налоговиков в дела о недоимках

Нужно исключить даже формальные возможности для злоупотребления правом для давления на бизнес, провести последовательное очищение силовых структур и судебной системы от недобросовестных лиц, призвал президент Владимир Путин на Петербургском международном экономическом форуме. Основной темой форума стали силовики, точнее защита от них. 70% бизнесменов считают ведение бизнеса в России небезопасным занятием, отметил председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Доверие к государственным институтам он назвал основной проблемой экономического роста. Нужно серьезно заниматься проблемами в работе судебной и правоохранительной систем, заявил первый вице-премьер Антон Силуанов: «Мы вместе с Кудриным подготовили комплекс предложений». Кудрин позже уточнил, что у него уже готов законопроект.

«Ведомости» ознакомились с проектом пояснительной записки к этому проекту поправок в Уголовный (УК) и Уголовно-процессуальный кодексы. Подлинность подтвердили два человека, участвовавших в разработке. Кудрин передал через представителя, что Счетная палата поддержит эти предложения, когда их внесут в парламент. Силуанов сказал «Ведомостям», что не видел законопроекта, но обсуждал с Кудриным меры по декриминализации и готов их поддерживать.

Нет недоимки – нет и дела

Декриминализировать, т. е. убрать из УК и перенести в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), предложено умышленное повреждение и уничтожение имущества, нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, незаконное предпринимательство, незаконное использование товарного знака, нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и камней.

В 2018 г. в России, по данным Генпрокуратуры, было выявлено 109 463 преступления экономической направленности (плюс 4,2%). Из них 7630 – налоговые (минус 11,8%).

Проект предлагает вернуть действовавшую до осени 2014 г. практику, когда возбуждение уголовного дела о налоговых преступлениях зависело от решения налогового органа. Отменить практику неожиданно предложил Путин. Теперь следователь по УПК обязан запросить налоговую службу, но решение принимает сам и, более того, может возбудить дело о неуплате налогов до получения ответа налогового органа, если есть повод или данные, указывающие на признаки преступления. Поправки предлагают связать возбуждение дел с решением налогового органа о наличии недоимки.

«По финансовым, налоговым нарушениям у нас раньше была хорошая норма, что налоговая служба должна давать свое заключение. Мне кажется, было бы правильно вернуться к тому, чтобы – нарушил, не нарушил налоговое законодательство – по этим вопросам все-таки чтобы было мнение налоговой службы», – сказал Силуанов.

Смысл в том, чтобы к ответственности не привлекали тех, у кого нет недоимок: нет недоимки – нет дела, объясняет управляющий партнер «Палюлин и партнеры» Антон Палюлин. Это не позволит привлекать к ответственности руководителей хозяйствующих субъектов, наиболее доступных для госорганов, и вынудит разыскивать руководителей и бенефициаров лиц, у которых есть недоимка по НДС, а не их контрагентов, добавил он.

Непреступное сообщество

Определение преступного сообщества предложено изменить: им может быть только объединение для тяжких и особо тяжких насильственных преступлений, преступлений против общественной безопасности, порядка и власти. Это исключит необоснованное вменение ст. 210 УК в случае совершения ненасильственных экономических преступлений, говорится в записке, но сохранит ее для экономических преступлений, связанных с коррупцией, незаконным оборотом оружия, наркотиков и др.

Действуй поправки, эту статью не вменили бы владельцу группы «Сумма» Зиявудину Магомедову и его брату Магомеду, экс-министру Михаилу Абызову, бывшим руководителям Тольяттинского азотного завода Владимиру и Сергею Махлаям и многим другим.

Проект предлагает согласовать тяжесть преступления и наказания и запретить назначать лишение свободы, если преступление в экономической сфере совершено впервые. УК дает возможность компенсировать ущерб и избежать ответственности. Но иногда бывает выгоднее быть осужденным и приговоренным к штрафу, чем компенсировать ущерб, говорится в записке. Поэтому нужно ввести штрафы за экономические преступления, которые превышали бы сумму компенсации.

Не только Уголовный кодекс

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложений не видел, он давно выдвинул собственные. Они пересекаются с проектом ЦСР, в частности неприменение статьи о преступном сообществе к экономическим преступлениям. Почти треть обращений предпринимателей в 2018 г. составили обращения, связанные с уголовным преследованием, говорится в его докладе.

Проект заслуживает поддержки, отметила партнер, руководитель уголовно-правовой практики ЕПАМ Виктория Бурковская. Особенно назначение наказания в зависимости от ненасильственного характера преступления. По сути, предлагается реализовать принцип: нет насилия – нет лишения свободы. Идея кратных штрафов в отсутствие независимых экспертных учреждений сомнительна, считает Бурковская, размер ущерба завышается. Очень важно поменять состав судей, говорит гендиректор Центра перспективных управленческих решений Мария Шклярук, бизнес поверит в изменения, если после резкой либерализации законодательства во главе правоохранительных органов появятся люди с четкой программой реформ.

Читать ещё
Preloader more