Верховный суд разъяснил, как считать сроки давности по налоговым преступлениям

Но бизнес все равно недоволен его постановлением
Верховный суд разрешил не длить налоговые преступления /Денис Гришкин / Ведомости

Бизнес добился своего – Верховный суд (ВС) решил, что налоговые преступления не стоит считать длящимися. А моментом их окончания должна быть фактически неуплата налогов, сборов и страховых взносов в срок. Об этом говорится в опубликованном постановлении пленума ВС по налоговым преступлениям.

Еще в сентябре в проекте документа налоговое преступление предлагалось считать длящимся, пока должник не рассчитается с государством. Бизнес был напуган такой трактовкой, которая означала фактическую отмену срока давности по ним. Налоговых дел станет больше, что увеличит риски инвесторов, предупреждали представители российских и зарубежных бизнес-объединений в обращениях к председателю ВС Вячеславу Лебедеву. Худшего не случилось – пленум к бизнесу прислушался и не стал менять существующую практику, пояснил зампред ВС Владимир Давыдов: налоговое преступление считается оконченным в момент неуплаты налога.

Но бизнес все же остался недоволен документом – риски не выросли, но и не уменьшились. От ВС ждали, что он проведет четкую границу между ответственностью за неуплату налогов и налоговые преступления. Такие предложения ВС направляли Минэкономразвития и РСПП – «Ведомости» ознакомились с копиями их писем (подлинность подтвердили представитель Минэкономразвития и сотрудник РСПП).

Отсутствие четкой границы приводит к чрезмерному уголовному преследованию предпринимателей, указывало Минэкономразвития. За 2018 г. были рассмотрены дела о налоговых преступлениях в отношении 971 человека – это 7,5% всех дел по экономическим преступлениям. Против 40% этих людей дела прекращены судами, а остальные были признаны виновными, из них 55 человек приговорены к реальным тюремным срокам, свидетельствуют данные ВС. Уголовный кодекс все чаще становится инструментом необоснованного давления на бизнес, жаловалась АЕБ.

Сейчас граница, отделяющая уклонение от уплаты налогов от налогового правонарушения, проходит по субъективному признаку – наличию умысла, поясняет председатель комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов «Деловой России» Екатерина Авдеева.

Минэкономразвития предлагало свой вариант – налогоплательщики должны нести уголовную ответственность, только если они умышленно не отразили какие-то сведения в налоговой декларации или включили в нее ложную информацию. Если компания или человек неправильно истолковали закон или оценили свои сделки, считать это налоговым преступлением нельзя.

Такая трактовка действительно более понятна для бизнеса и сможет уберечь его от уголовной ответственности, если компании исказили сведения в декларации, не преследуя корыстные цели, говорит адвокат юрфирмы «Щекин и партнеры» Александр Меньшиков. Но сейчас законодательство не позволяет ВС вынести такое предложение на пленум, объясняет он, нужно закрепить в Уголовном кодексе такой способ совершения преступления, например обман или злоупотребление доверием.

Для решения проблемы нужно внести изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, согласен советник юрфирмы Bryan Cave Leighton Paisner Александр Ерасов, необходимо уточнить состав налогового преступления.

Еще одной проблемой Минэкономразвития называло то, что суды по уголовным делам игнорируют решения арбитражных судов в пользу налогоплательщиков. Бизнес сталкивается и со случаями, когда против людей возбуждаются дела, хотя налоги уже перечислены в бюджет, а также возмещен ущерб, рассказывает руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Повод – человек сначала представил налоговую декларацию или указал заведомо ложные сведения в ней, а потом сам поправил данные и выплатил всю сумму. Есть еще много нерешенных проблем, говорит Ерасов, например, нет четкого разграничения нарушений при возмещении НДС.