Большинство экономистов верят в снижение ключевой ставки ЦБ

Но на рост экономики это вряд ли повлияет
Хотя большинство экономистов ждут снижения ставки, аргументы есть и за то, чтобы ее не менять /Андрей Гордеев / Ведомости

«Самое непредсказуемое заседание Центробанка» – так назвал свой обзор директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов. 13 декабря ЦБ должен принять решение по ключевой ставке, и 24 из 30 опрошенных Reuters экономистов уверены в ее снижении: из них 22 – на 0,25 п. п., еще два – на 0,5 п. п. Лишь шестеро убеждены, что ставка останется на текущем уровне. В этом году регулятор уже четырежды снижал ключевую ставку – суммарно на 1,25 п. п. с 7,75 до 6,5%.

Причины такого единодушия – сохраняющийся тренд на замедление инфляции, невысокие инфляционные ожидания населения, укрепление рубля из-за договоренностей ОПЕК+ и сдержанная бюджетная политика. Цены в ноябре росли медленнее, чем в октябре, – на 3,5% годовых против 3,8%. По данным Росстата на 2 декабря, цены продолжили замедляться – до 3,4%. Недельная же инфляция была нулевой, что нетипично низко для декабря, пишут в обзоре аналитики Газпромбанка. Инфляция не просто ниже, она существенно ниже ожиданий, говорит главный экономист по России и СНГ Merrill Lynch Владимир Осаковский, и может упасть в начале года до 2,8%.

Похожий сценарий предсказывал и министр экономического развития Максим Орешкин: в I квартале 2020 г. инфляция может опуститься до 2,5%, а по итогам 2020 г. – оказаться ниже базового прогноза в 3%.

За исключением всплеска инфляции в начале 2019 г. из-за повышения НДС, в середине 2020 г. будет уже четвертый год, когда инфляция будет в районе 4%, отмечает Осаковский, тогда можно будет пересматривать нейтральный уровень ставки хотя бы на 0,5 п. п. до 5,5%.

Инфляционные ожидания в ноябре опустились на 0,3 п. п. до 8,3%. За всю историю наблюдений оценки были ниже только в апреле 2018 г. Основная причина – слабый спрос и растущая конкуренция, считают аналитики Газпромбанка.

Не давит на цены и бюджетная политика – в 2019 г. неисполнение расходов бюджета будет выше, чем в 2018 г., на 200–300 млрд руб. (т. е. около 1 трлн руб.), прогнозирует Счетная палата. График расходования бюджета сдвинулся на начало 2020 г., что сейчас ослабило инфляционный эффект, пишут экономисты Газпромбанка.

В то же время есть весомые факторы, которые могут убедить ЦБ оставить ставку без изменений. Природа низкой инфляции не до конца понятна, указывает Тремасов: серьезную роль сыграли цены на продовольствие, притормозившие не столько из-за спроса, сколько из-за роста предложения на различных рынках.

Если посмотреть на текущую структуру инфляции, то очевидно, что из 1,5 п. п. замедления c мая, когда инфляция превышала 5%, 1 п. п. обусловлен динамикой цен в мясе (где инфляция замедлилась с января с 8,3% до 1,3% в ноябре), фруктах и овощах (с 7,3 до 2,8%), а еще 0,2 п. п. – тарифами ЖКХ, индексация которых в этом году произошла раньше, поддерживает главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков. Это инфляция предложения, она связана с ростом производства, а инфляция спроса в последние месяцы растет на целевые 4%, подчеркивает он. Это хорошо согласуется с динамикой реальных зарплат (рост в ноябре на 3,1%), розничных продаж (1,6%), ускорением исполнения федерального бюджета в сентябре – октябре, перечисляет эксперт.

Повышение НДС и рост собираемости налогов вынули много денег из экономики, а назад в виде расходов бюджета они вернуться пока не успели, комментирует директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка Олег Замулин, вместе с ужесточением денежно-кредитной политики это и стало причиной низкого спроса и замедления инфляции. Но бюджетные расходы уже начали расти (в октябре – на 22% к аналогичному периоду 2018 г.), что должно к весне дать ускорение инфляции, обращает внимание экономист. Подросла розница, ускорился потребительский спрос – все это указывает на то, что экономика начала активизироваться. Поэтому ЦБ с большой вероятностью помедлит с изменением ставки и подождет минимум до следующего заседания, наблюдая, что происходит с инфляцией, полагает Замулин.

Сам ЦБ видит дезинфляционный фактор в снижении темпов роста розничного кредитного портфеля. Об этом говорил директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Алексей Заботкин. По данным ЦБ, годовые темпы роста потребительских кредитов замедлились до 23,5% на 1 октября (с максимума в 25,3% на 1 мая 2019 г.). В 2020 г. потребительские кредиты будут расти на 12–14% годовых, прогнозирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, напоминая, что потребление домохозяйств – в том числе за счет кредитов – в первой половине 2019 г. было единственным фактором экономического роста.

Потребительское кредитование сократит потребительский спрос, а денежно-кредитная политика пока не привела ни к какому росту кредитной активности, указывал Орешкин: «Инфляции просто неоткуда взяться» (цитата по «Интерфаксу»).

Инфляции неоткуда взяться, экономика находится в стагнации и даже рецессии в отдельных частях, согласен Николай Кащеев из Промсвязьбанка. Явный признак – минимальный за 10 лет индекс PMI в обрабатывающей промышленности (45,6 пункта в ноябре). Конечного спроса нет и снизит ЦБ ставку или оставит ее без изменения – для экономики мало что поменяется, так как сломан механизм роста, уверен Кащеев: «Потенциал роста в той модели, которая существует сейчас, был исчерпан еще в 2013 г.».

Правительство намерено ускорить экономику через национальные проекты и вложения 1 трлн руб. за три года из фонда национального благосостояния. ЦБ не раз предупреждал, что это может иметь проинфляционный эффект в начале 2020 г. Эти расходы смогут дать локальный толчок росту, но устойчивого эффекта на экономику они, скорее всего, не окажут, считает Кащеев: «Нужны структурные меры, кардинальное улучшение делового климата».