Налоговики отменяют старые ликвидации и банкротства компаний

ФНС все чаще признает недействительными старые записи о ликвидации компаний
Изучив ликвидационный баланс, налоговая служба при наличии долгов или признаков вывода активов может признать запись о ликвидации недействительной /Максим Стулов / Ведомости

Использовать банкротство и добровольную ликвидацию компаний как способы ухода от уплаты налогов и долгов становится все опаснее, предупреждают юристы. Налоговая служба все чаще обжалует такие решения, даже спустя несколько лет. Основанием для отмены ликвидации, как правило, оказываются неполные или некорректные данные в ликвидационном балансе компании.

Как указывают специалисты, добровольная ликвидация всегда была игрой на грани фола, поскольку прибегали к ней в основном компании, которые не хотели раскрывать полную информацию о своей деятельности. Поэтому ликвидационные балансы, как правило, причесывали, убирая долги и активы. «При добровольной ликвидации компания должна уведомить всех своих кредиторов о своем намерении, и если никто из кредиторов не заявит свои требования к ней, то организацию могут исключить из ЕГРЮЛа, – поясняет партнер MGP Lawyers Денис Быканов. – Однако нередко добровольную ликвидацию организаций используют как недорогой способ избавиться от кредиторов, «забыв» их уведомить».

Изучив ликвидационный баланс, налоговая служба при наличии долгов или признаков вывода активов может признать запись о ликвидации недействительной. И это происходит все чаще. «Если у компании была задолженность, то налоговые органы анализируют реестр требований кредиторов, при этом особенно тщательной проверке подвергаются основные средства и нематериальные активы, которые были у компании до ликвидации или банкротства, – поясняет доцент кафедры бухгалтерского учета и налогообложения РЭУ им. Г. В. Плеханова Галина Семенова. – Если окажется, что они были выведены, то это оспаривается налоговыми органами». Также есть возможность отменить проведенную ликвидацию при наличии прямого уголовного дела в отношении учредителя или директора, а также нарушений законодательства, добавляет партнер налоговой практики BMS Law Firm Давид Капианидзе.

Еще одним популярным среди недобросовестных предпринимателей способом избавиться от кредиторов было банкротство самих себя. Для этого находили фиктивного кредитора и создавали искусственный долг. Фиктивный кредитор подавал в суд, фирма долг признавала и объявляла о банкротстве. Явным признаком такого искусственного банкротства является несоразмерность капиталов кредитора и заемщика: если крупную строительную компанию банкротит мелкая юридическая фирма за долг в 100 000 руб., понятно, что это шоу. Раньше налоговики на такие дела внимания не обращали, но на фоне растущего дефицита бюджета ситуация резко изменилась. Тем более что нормы, которые позволяют привлечь владельцев бизнеса к ответственности уже после его закрытия, появились еще в 2017 г. после поправок в закон «О несостоятельности (банкротстве)».

«Добровольная ликвидация с долгами невозможна – она неизбежно перетекает в банкротство, – рассказывает Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы «Вестсайд». – А если компания отвечает признакам банкротства – неплатежеспособности и недостаточности имущества, – то контролирующие лица обязаны подать в суд заявление о добровольном банкротстве. Иначе они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по долгам компании». По мнению экспертов, именно стремление привлечь владельцев к субсидиарной ответственности и заставить их заплатить деньги в бюджет является главной целью налоговиков при признании недействительными ликвидаций и банкротств компаний.

Кроме того, они констатируют, что банкротить и ликвидировать компании сегодня стало несравнимо сложнее, чем пару лет назад. «С каждым днем становится сложнее реализовать схему контролируемого банкротства, что не может не радовать добросовестных участников гражданского оборота и практикующих юристов», – замечает партнер юридической фирмы RussianLegal Кирилл Ермоленко. С появлением в открытом доступе официальных реестров банкротств и ликвидаций провернуть такую процедуру втайне от своих контрагентов стало затруднительно, указывает юрист.

«Несоблюдение обязательных требований к процедуре ликвидации юридического лица – например, по уведомлению кредиторов – может являться основанием для отказа в государственной регистрации, – подтвердил в комментарии «Ведомостям» замминистра экономического развития Илья Торосов. – Кроме того, нахождение организации-должника в стадии ликвидации и работа ликвидационной комиссии не должны лишать заявителя-кредитора, в качестве которого может выступать ФНС России, права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании такого должника банкротом».

«Внедрение норм о субсидиарной ответственности в 2017 г. и улучшение налогового администрирования привели к повышению прозрачности, – заявил нашему корреспонденту начальник управления обеспечения процедур банкротства ФНС России Вадим Солдатенков. – Налогоплательщики стали более добросовестными по отношению друг к другу и исполнению своих обязательств перед бюджетом». При этом он подчеркнул, что в масштабе страны к субсидиарной ответственности владельцев компании пока привлекают редко. «Привлечение к субсидиарной ответственности может состояться только во взаимосвязи экономического деликта и причиненного им вреда, – отметил Солдатенков. – При этом процесс привлечения к ответственности является конкурентным для его участников, что соответствует передовым международным практикам».