Минфин и ЦБ рекомендовали финансировать трансформацию экономики за счет частного капитала

Опора на бюджетные инвестиции может привести к росту налогов и быстрому исчерпанию ФНБ
Риск повышения налоговой нагрузки при сценарии преимущественно бюджетного финансирования экономики не станет массовым / Максим Стулов / Ведомости

Трансформация российской экономики может быть обеспечена двумя альтернативными способами: с помощью преимущественно бюджетных либо частных источников финансирования. Об этом говорится в совместной презентации Минфина и ЦБ, представленной в правительстве 30 августа на стратегической сессии по развитию финрынка (есть у «Ведомостей», подлинность документа подтвердил близкий к кабинету министров источник).

Сценарий, который предусматривает развитие в первую очередь за счет госсредств, может быть реализован с помощью двух механизмов. Первый – за счет увеличения текущих расходов казны. Этот механизм предполагает повышение налогов, в противном случае дефицит бюджета будет углубляться, следует из презентации. Другой механизм предполагает расходы из накопленных резервов, в частности фонда национального благосостояния (ФНБ). Как сообщил источник, близкий к правительству, на совещании звучали оценки, что ФНБ может быть исчерпан до 2024 г., если не ограничить инвестиции из средств фонда. Ранее другой источник, также близкий к кабинету министров, говорил, что, возможно, удовлетворить запросы всех ведомств, претендующих на получение средств ФНБ, будет проблематично.

Действие механизма поддержки экономики из накоплений фактически исключает перезапуск бюджетного правила, одной из главных целей которого было резервирование сверхдоходов.

Второй сценарий предполагает трансформацию экономики с опорой на частные источники инвестиций. «Это более сложный, но верный подход», – говорится в презентации. Он ограничен прежде всего тем, что в сложившихся условиях неопределенности стимулы для инвестиций неочевидны. Этот сценарий требует настройки инвестиционного климата и финансового рынка, но также не исключает господдержку. Ее основные формы в этом сценарии – госгарантии, субсидии, софинансирование, причем при условии приоритизации с учетом вкладов проектов в экономический рост.

Позиция, представленная в этой презентации, – это исключительно видение Минфина и ЦБ, уточнил «Ведомостям» источник, знакомый с ходом дискуссии. В правительстве есть еще другие точки зрения, которые предполагают в том числе разгон экономики в нынешних благоприятных для экспортеров условиях. добавил он.

Представитель правительства переадресовал запрос в Минфин. В пресс-службе министерства, а также ЦБ не ответили на вопросы. Cтруктура финансирования экономики будет меняться, вектор трансформации сместится в сторону усиления роли небанковского финансирования и постепенно снижения роли государства, заявил представитель Минэка. По его словам, ключ к решению задачи – в обеспечении перетока капитала на фондовый рынок и изменении его структуры в пользу не сырьевых и не финансовых отраслей. Также необходимо поддерживать инвестиционную функцию финансового сектора за счет его обеспечения длинными пассивами – безотзывными застрахованными вкладами, развития систем пенсионных накоплений и страхования жизни, а также запуска ИИС третьего типа, продолжил представитель Минэка. Дополнительным стимулом должна стать донастройка системы государственных гарантий – необходимо обеспечить принципы безотзывности и полноценного обеспечения, резюмировал собеседник.

Вошло в традицию

В последние годы рост расходов бюджета действительно сопровождается повышением налогов. В пандемийном 2020 году Минфин провел мобилизацию доходов. В частности, были повышены ставки акцизов на табак, аннулированы некоторые льготы для нефтегазового сектора, индексирован налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургов и производителей удобрений, введена прогрессивная шкала НДФЛ и ряд других мер.

Аналогичным образом власти собирались поступить и в прошлом году: летом 2021 г. обсуждалась «донастройка» налоговой системы, которая должна была принести в бюджет 400 млрд в год, писали «Ведомости». В пакет также вошли корректировки НДПИ для металлургов и производителей удобрений, налога на дополнительный доход для нефтяников, дополнительные сборы с состоятельных физлиц и ряд других. Но тогда правительство ограничилось лишь повышением НДПИ на производителей твердого сырья, прежде всего на металлургов.

В прошлом же году обсуждалась многоступенчатая шкала по налогу на прибыль – в зависимости от соотношения инвестиций и дивидендов. Крупные компании, которые предпочитали больше прибыли распределять между акционерами, планировалось обложить по более высокой ставке. Но дискуссия по этому вопросу была перенесена на 2022 г. После начала специальной военной операции к ней не возвращались, как и в целом к вопросам повышения налогов, не считая изъятия у «Газпрома» сверхдоходов в виде временного повышения НДПИ.

Налоговая нагрузка на бизнес повысится, если за счет инвестиций с его стороны не будет достигнут рост экономики России в 3–4%, предупреждал на встрече с членами Российского союза промышленников и предпринимателей (представляет интересы крупного бизнеса) первый вице-премьер Андрей Белоусов в сентябре 2021 г.

«Хочется спросить: с кем вы, мастера металлургии и химии? Вы в национальной повестке? Или нет? С моей точки зрения, сегодня для бизнеса находиться в национальной повестке – это не только софинансировать социальные программы в регионах, платить налоги, это само собой разумеется. Это в первую очередь инвестировать», – говорил он, перефразируя Максима Горького.

Гибридный вариант

В случае принятия решения о долгосрочном росте госрасходов помимо роста налогов теоретически возможен и вариант увеличения уровня прогнозируемого дефицита, согласился директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов. Это также потребовало бы одновременно увеличения опоры на заемные средства и фактического смягчения подходов, которые закладываются в систему бюджетных правил, добавил он.

Разница между субсидированием ставок и прямым выделением средств через бюджетные расходы – в распределении ответственности и создаваемых стимулах, продолжил Куликов. Например, субсидия конкретному машиностроительному предприятию – это решение чиновника, на его стороне останутся финальная оценка рисков и потенциального эффекта, а также часть контроля реализации, пояснил эксперт. Субсидирование же ставки по кредиту машиностроительным предприятиям добавит в эту схему коммерческие банки: они будут проводить оценку рисков кредита и приемлемости принятия риска использования государственных денег. Разными будут и стимулы на уровне самого предприятия, резюмировал экономист.

Риск повышения налоговой нагрузки при сценарии преимущественно бюджетного финансирования экономики не станет массовым для всей: он может затронуть ряд секторов, в основном энергетическую отрасль, компании которой сейчас получают сверхдоходы, отметил директор Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. При этом стоит учитывать, что вопрос повышения налоговой нагрузки для этих компаний далеко не так прост, как может показаться: любой такой шаг может обернуться весьма тяжелыми финансовыми последствиями для них в долгосрочной перспективе, предупредил он. Дополнительная нагрузка может привести к тому, что компании, которые сейчас считаются получателями сверхдоходов, уже в ближайшем будущем будут сами нуждаться в поддержке со стороны бюджета, так как прибыльность их бизнеса пойдет на сокращение, отметил экономист.

В то же время для российской экономики главным вопросом всегда была граница между частным и государственным. Если проанализировать состав внебюджетных источников инвестиций, то легко обнаружить, что основной массив средств вкладывают компании с госучастием либо близкие к государству, добавил Климанов. Сценарий частного инвестирования в качестве самостоятельного варианта развития вряд ли будет реализован: модель будет скорее гибридной, где роль первой скрипки все же будет отведена бюджетным источникам, резюмировал экономист.

Сценарий развития финансовой системы, при которым основным источником финансирования экономики будут является бюджетные средства, неминуемо поставит вопрос о повышении уровня налогообложения экономики страны, согласился руководитель департамента налогового и юридического консультирования и партнер Kept Михаил Орлов. По его мнению, это будет довольно рискованным шагом, учитывая, что в текущих условиях бизнес чувствует себя не очень уверенно, и любое увеличение налоговой нагрузки неминуемо скажется на его возможности роста, добавил он. 

Вряд ли решение о дополнительных налоговых источниках будет связано с увеличением ставок по основным налогам – на прибыль, НДС или на имущество, сомневается Орлов. Хотя вполне возможно, что может произойти дальнейшее развитие прогрессивной шкалы налогообложения НДФЛ, предположил он. 

По его мнению, основными резервами для увеличения налоговой нагрузки могут стать корректировка НДПИ, повышение ставок акцизов, которое очень легко объяснить заботой о здоровье нации, а также «эффективности налогового контроля».

У России высокое, но не зашкаливающее отношение госрасходов к размеру экономики, отметил экономист Bloomberg Economics по России и Центральной и Восточной Европе Александр Исаков. Размер консолидированного бюджета от ВВП составляет примерно 30%, это сопоставимо с такими развитыми социальными странами, как Швеция или Германия, пояснил он. В Бразилии или Турции эта пропорция выше – около 35%, но эти страны не отличаются макроэкономической стабильностью.

Одним из возможных сценариев повышения налогов могло бы стать завершение маневра 2018 г., предположил экономист. Тогда базовая ставка НДС была повышена до 20% с 18%, но не изменились уровни льготных ставок в 10% и 0% и перечни товаров и услуг, к которым они применяются. Завершением этого маневра могло бы стать введение единой базовой ставки на уровне 20% или несколько выше с использованием полученных дополнительных доходов для снижения социальных взносов для предприятий и финансирования адресных выплат группам граждан с низкими доходами, отметил Исаков.

Впрочем, все опрошенные эксперты согласны в том, что госрасходы не должны стать основным источником трансформации экономики.

Одна из ключевых мер обеспечения притока частных инвестиций – их максимальная защита, предложил Исаков. Для этого следует интегрировать российскую финансовую систему с системами дружественных и нейтральных государств, начиная открытия полноценных филиалов банкам, которые обладают лицензиями в материнских странах, добавил он.

Рецепты для роста частных вложений стандартные, уверен Куликов: вопрос скорее в их реализации. В числе основных – увеличение предсказуемости среды, защита прав собственности, поощрение инициативы и облегчение легализации малого бизнеса, работа антимонопольного законодательства, пояснил эксперт. В нынешних условиях дополнительно важны облегчение трансграничных расчетов, адаптация финансовой и физической инфраструктуры (дорог, связи, таможни), добавил Куликов.