Экономика
Бесплатный

Экономика «первых 100 дней» демонстрирует разрыв между ожиданиями и реальностью

Позитивные настроения потребителей и предпринимателей в США не подкрепляются статистикой
Джиллиан Тетт, выпускающий редактор Financial Times в США

Если в политических кругах Вашингтона звучат слова «жесткий или мягкий», это обычно говорит о начале острых политических дебатов по поводу внешней политики – занимать ли в отношениях с другими странами твердую позицию или использовать мягкую силу. Но не в этот раз. С момента вступления Дональда Трампа в должность президента прошло 100 дней, и инвесторам, не говоря уже об определяющих политику чиновниках, приходится решать загадку, связанную с «мягкими» и «твердыми» сигналами, которые подает американская экономика.

Если смотреть на так называемые мягкие экономические сигналы, т. е. психологические, связанные с настроениями, Трамп может похвастаться впечатляющими успехами. После его победы на выборах заметно выросла предпринимательская уверенность. В январе она достигла максимума с 2004 г., согласно опросу Национальной федерации независимых бизнесменов США. Также рост уверенности в I квартале оказался самым значимым с 2009 г., показал опрос генеральных директоров, проводимый Business Roundtable. Но более примечательно то, что индекс потребительских настроений, составляемый Мичиганским университетом, в марте достигал максимума за 17 лет. Вкупе со снижением безработицы до 4,5% и ростом зарплат это способствовало увеличению потребительского кредитования: в апреле долг по кредитным картам впервые с 2008 г. превысил $1 трлн.

Но если смотреть на «твердые» данные, т. е. статистику и реальную экономическую активность, то президентство Трампа не выглядит успешным. В марте производственная активность снизилась впервые за семь месяцев, сократилось число начинающих строиться домов. Потребительские расходы сократились в марте на 0,2% (это произошло второй месяц подряд), потребительские цены неожиданно снизились, а объемы корпоративных инвестиций держатся на одном уровне.

ВВП в I квартале, по предварительной оценке министерства торговли, вырос на 0,7% в годовом исчислении; это самые низкие темпы за последние три года и намного меньше 4%, которые обещал Трамп во время предвыборной кампании.

Чем же объясняется такое различие? Оптимистичное объяснение – это лишь эффект запаздывания. «Твердые» экономические данные обычно отражают то, что произошло какое-то время назад, а «мягкие», наоборот, указывают на ожидания. Поэтому оптимисты (а ими, по-видимому, хотят быть многие инвесторы) могут утверждать (или надеяться), что отмеченное улучшение настроений в итоге спровоцирует более ощутимый экономический рост, когда начнут давать эффект меры, принимаемые администрацией Трампа. Также возможно, что данные по ВВП будут пересмотрены в сторону повышения, тем более что зимняя статистика из-за сезонных эффектов часто оказывается ненадежной.

Но есть и другое, более пессимистическое объяснение: более правдивую картину рисуют как раз реальные показатели. Улучшение настроений во многом объяснялось надеждами на то, что, вступив в должность, Трамп предпримет активные действия в области налоговой реформы, дерегулирования и инфраструктурных инвестиций.

Однако, как недавно в интервью Financial Times признал министр финансов Стивен Мнучин, налоговая реформа задерживается (по крайне мере «ненадолго») из-за противостояния между конгрессменами в вопросе реорганизации системы здравоохранения. И хотя министр торговли Уилбур Росс разрабатывает планы по отмене многих из примерно 7000 регулирующих мер, введенных при Бараке Обаме, неясно, как быстро они могут быть претворены в жизнь. Точно так же никто не знает, когда Белый дом сможет реализовать амбициозные инфраструктурные проекты, которые готовит главный советник президента по экономике Гари Кон.

Таким образом, существует реальный риск ухудшения настроений в ближайшие месяцы, в результате чего будет нивелирован разрыв между ожиданиями и реальностью. Если это произойдет, мы станем свидетелями временного «опьянения экономическими успехами», после которого наступит похмелье (по крайней мере, так это видят сторонники второй теории).

Какая же из двух точек зрения верна? К сожалению, я подозреваю (или опасаюсь), что более вероятен второй вариант развития событий. Если только Уилбур Росс в ближайшие месяцы не выдаст на гора впечатляющий набор мер по дерегулированию экономики или конгрессмены в едином порыве не проведут реальную налоговую реформу, сложно представить, почему темпы экономического роста в обозримом будущем должны ускориться до 4% годовых. Пока что единственный реальный повод для оптимизма в отношении экономической активности (если забыть об улучшении настроений) – это рост занятости и корпоративных прибылей.

Единственное, что совершенно очевидно, – что инвесторов похоже, не сильно беспокоит этот разрыв между ожиданиями и реальностью; фондовый рынок держится вблизи максимальных исторических уровней. Этим инвесторам стоит надеяться на то, что сознание в данном случае будет господствовать над материей еще какое-то время и Трамп успеет провести реальные реформы.

В противном случае их может ждать разочарование.

Перевели Михаил Оверченко и Алексей Невельский

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов