Статья опубликована в № 4891 от 04.09.2019 под заголовком: Константин Шестаков: В дни ВЭФа его гости оставляют в экономике Владивостока 300 млн руб.

Константин Шестаков: В дни ВЭФа его гости оставляют в экономике Владивостока 300 млн рублей

Директор департамента туризма Приморья рассказывает, за счет чего край удвоил въездной турпоток за четыре года и какая роль в этом принадлежит Восточному экономическому форуму

Взрывной рост въездного туризма на Дальнем Востоке начался с 2015 г. – после двукратной девальвации рубля. Посетить Владивосток – «ближайший европейский город к Азии» – туристам из Китая, Кореи и Японии стало гораздо дешевле, очень вовремя подоспело введение электронных виз для граждан соседних стран. Проактивная позиция краевых властей, перевозчиков и туристических организаций привела к тому, что въездной турпоток за четыре года удвоился: с 279 000 человек в 2014 г. до 652 000 в 2018 г. Бизнес рестораторов, мини-отелей и турбаз расцветает. Появившуюся инфраструктуру оценили и российские туристы: внутренний турпоток вырос с 1,62 млн человек в 2014 г. до 3,93 млн в 2018 г.

Туристов из Азии во Владивостоке в сравнении населением города немного, но устаревшая инфраструктура уже не справляется и с таким количеством людей, так что некоторые горожане начинают роптать. Шестаков объясняет, что делать этого не стоит, так как туризм – «витамины для экономики».

– Какое влияние оказывает Восточный экономический форум (ВЭФ) на развитие Владивостока и Приморья как туристических направлений?

– Гостиницы, транспорт, предприятия общепита и объекты показа максимально загружены неделю до форума и неделю после. По экспертной оценке, только в дни ВЭФ его гости оставляют в экономике Владивостока 300 млн руб. Это живые деньги, которые позволяют городу и краю развиваться. И, конечно, форум – отличный инструмент для продвижения: встречи первых лиц государств у нас во Владивостоке – это лучший пиар для региона. И сам факт прибытия больших правительственных делегаций во главе с первыми лицами во Владивосток дает нам очень большие возможности. И мы постараемся их по максимуму использовать, чтобы получить наибольшую выгоду для региона и для отрасли.

Стратегические рынки для Приморья

– Насколько хорош был прошлый год для туристической индустрии Приморья? И какова динамика туристического потока в 2019 г.?

– Итоги 2018 г. позитивные: мы нарастили въездной туристский поток на 25% до 652 000 человек. В первую очередь, это туристы из КНР, Республики Кореи и Японии – это три наших стратегических рынка. Очень хорошо себя показали туристы из Австралии, из Европы, в частности из Франции.

В прошлом году мы вновь смогли удвоить турпоток из Кореи. В основном это молодые пары или небольшие молодежные группы, которые приезжают к нам на длинный уикенд и проводят у нас свои европейские каникулы.

Мы активно работаем с Японией, и за первое полугодие также удвоили въездной поток из этой страны – силами нашей большой команды: бизнеса, власти, туристских ассоциаций.

Мы смогли завести новые авиакомпании в наш аэропорт: в прошлом году были авиакомпании из Республики Кореи, в этом году – пять новых авиакомпаний из Китая, в будущем году к нам начнут летать две японские авиакомпании – JAL и ANA, первая уже разместила на своем сайте расписание полетов.

10 вещей, которые должен сделать турист во Владивостоке

– Как вам удается привлекать новые авиакомпании в таком количестве?

– Это комплекс факторов. Мы организовывали фам-туры для авиакомпаний – совместно с Международным аэропортом Владивостока и одним из его акционеров – сингапурской компанией Changi, оператором национального аэропорта Сингапура и владельцем нескольких других крупных аэропортов (Changi Airports International владеет, управляет и консультирует более 60 аэропортов в 20 странах. – «Ведомости»).

Конечно, к мнению такого партнера авиакомпании прислушиваются. [В прошлом году] мы приглашали представителей 20 авиакомпаний из Китая и Японии, из них к нам зашли пять. КПД неплохой. Эту же практику мы пытаемся тиражировать на другие рынки.

Заход новых авиакомпаний означает увеличение конкуренции и снижение цены авиабилетов. Когда в Корею летала только Korean Air, цена билета была более 30 000 руб. Теперь, когда летают несколько компаний, цена билета в зависимости от сезона составляет 15 000–19 000 руб. И это привлекает не только корейских туристов, но и туристов из других стран, поскольку Сеул – довольно большой транспортный хаб, в том числе для туристов из Индии. В разгар сезона из Сеула во Владивосток летало больше 10 рейсов в день, более 70 в неделю. И это не просто полеты: когда авиакомпании начинают рейсы по новому направлению, они направляют часть своего маркетингового бюджета на продвижение этой дестинации. Создавая в глазах местного туриста такой имидж Владивостока, чтобы турист захотел в него полететь.

Кроме того, для продвижения мы приглашали центральные телеканалы Кореи, которые снимали у нас развлекательно-туристические программы – аналоги «Орел и решка» и «Поедем поедим». Они отлично легли на аудиторию и придали крепкий импульс для развития рынка.

Плюс корейские блогеры, которые раскачивали как всю дестинацию, так и конкретные объекты – гостиницы, рестораны. Когда-то за наш счет, когда-то за счет компаний, когда-то просто потому, что они уже прилетели сюда.

Ну а когда набирается такая критическая масса впечатлений с разных сторон, начинают приезжать все, потому что туризм – это продажа впечатлений. Когда о регионе, о городе все говорят хорошо – об архитектуре, о гастрономии, о закатах, это начинает влиять на аудиторию. Объективно: для любителя балета из Японии привлекательнее увидеть постановку Мариинского театра на сцене во Владивостоке, а не в Санкт-Петербурге. Когда Валерий Гергиев проводит здесь фестиваль «Мариинский», мы сразу видим как рост туристского потока из Японии, так и рост заполняемости Приморской сцены Мариинского театра. Благодаря тому, что к нам поехала такая категория туристов, мы видим и значительный рост посещаемости Приморской краевой картинной галереи.

26 августа президент Японской ассоциации туристических агентств JATA Джунго Кикума заявил о том, что достигнута договоренность об увеличении взаимного турпотока до 400 000 туристов в год: 200 000 – из России в Японию и 200 000 – наоборот; хотелось бы, чтобы как минимум половина из этих 200 000 туристов пришлась на Приморский край и Владивосток.

Константин Шестаков
директор департамента туризма Приморского края
  • Родился 23 сентября 1982 г. во Владивостоке. Окончил Дальневосточный федеральный университет по специальностям «мировая экономика» и «юриспруденция»
  • 2004
    начал работать в должности заместителя директора туристической компании «Диалог народов – 1»
  • 2005
    назначен помощником первого заместителя главы администрации г. Владивостока
  • 2010
    продолжил свою деятельность в сфере туризма в администрации Приморского края
  • 2014
    назначен губернатором Приморского края на должность директора департамента туризма Приморского края

Это не только авиапассажиры, но и туристы круизных судов. С шести судозаходов 2018 г. мы дойдем до 16 в текущем году. В сентябре этого года мы будем принимать суда компании Royal Caribbean – Spectrum Overseas и Quantum Overseas. Для города это будет и почет, и одновременно большая ответственность: суда-пятитысячники (вмещающие по 5000 пассажиров. – «Ведомости») мы до сих пор не принимали. Мы приложим все усилия, чтобы им понравилось, и хотим, чтобы Royal Caribbean стала нашим постоянным партнером. Итальянская круизная компания Costa в этом году уже распробовала наш рынок. Ситуация ровно та же самая, что и с авиасообщением: мы европейский город в двух часах лета от крупнейших азиатских столиц, и мы ближайший европейский порт в череде азиатских портов на Японском море для круизных судов.

– Следующий перспективный рынок, который вы будете разрабатывать – Индия?

– Да. Китайский Тайвань и Индия. На Индию указывают все эксперты – как на страну с громадным потенциалом выездного туризма. В прошлом году 25 млн индийских туристов выехали за границу страны. Мы хотели бы часть из этого выездного турпотока ориентировать на себя, тем более что у нас есть хорошие транспортные хабы вокруг: Гонконг, Сеул, возможно, Пекин. 2–3% от индийского турпотока нам было бы достаточно, чтобы обеспечить системное развитие.

– А из каких российских регионов больше всего приезжает туристов в Приморье?

– В прошлом году Приморье приняло 3,9 млн туристов. Это две большие категории: пляжный туризм в летний сезон и MICE (конгрессно-выставочная деятельность – «Ведомости»).

Раньше в пляжном туризме подавляющее большинство отдыхающих предпочитали дикий отдых с палатками. Теперь их запросы постоянно растут, все переезжают на базы отдыха, и это подстегивает владельцев к инвестициям – потому что туристы выбирают те базы, где сервис лучше и предложение больше. Если у тебя нет кондиционеров, нет WiFi, нет бассейна – это всегда минус в сравнении с теми, у кого все это есть.

Регион активный, у нас проходит огромное количество мероприятий. В этом году на Восточном экономическом форуме мы будем принимать 6000 гостей. У нас есть марафон «Мосты Владивостока» – по всем нашим мостам. У нас есть ледовый полумарафон – по льду бухты Новик на острове Русском. 20% его участников – иностранцы, 80% – россияне из самых разных регионов.

Первые итоги госпрограммы

– Действие госпрограммы «Развитие туризма в Приморском крае на 2013–2020 гг.» заканчивается в следующем году. Какие пункты из этой программы выполнены, какие – нет и почему?

– Мы шли со 100%-ным выполнением пунктов программы, стараясь, где возможно, перевыполнять ее. Госпрограмма включала в себя три основных блока: содействие в создании инфраструктуры, повышение качества оказываемых услуг и мониторинг (мы должны понимать, из чего состоит отрасль), продвижение.

Что касается нашего участия в создании инфраструктуры – мы вошли в профильную ФЦП и рассчитываем на получение 3,1 млрд руб. в ближайшие пять лет. Которые будут потрачены на создание инфраструктуры в крупных инвестиционных проектах: дороги, водоснабжение и проч. – все то, что инвестору сложно создать за свой счет. В этом году из федерального бюджета будет выделено 350 млн руб. на создание дорог в интегрированном курорте «Приморье». Точнее, на эту цель выделяется более 400 млн руб., остальные – из бюджета субъекта Федерации. К моменту открытия двух новых казино и гостинично-развлекательного комплекса мы подведем к ним дороги.

– Когда это должно случиться?

– «Шамбала», которая пришла к нам из Краснодара, обещает открыть казино в I квартале 2020 г.

Компания Primorsky Entertainment Resort City («дочка» иностранного инвестора Nagaсorp.) – к концу года. Первая стадия их проекта – это 11-этажное здание, которое включает гостиницу почти на 250 номеров, большое казино, несколько ресторанов, клуб.

Зачем Приморскому океанариуму нужен профессиональный маркетинг
Зачем Приморскому океанариуму нужен профессиональный маркетинг

Интервью с Константином Шестаковым состоялось за день до моей первой поездки на остров Русский. Соответственно, за пределами нашего разговора остались туристические перспективы Русского и главной, как мне теперь кажется, жемчужины всего региона – Приморского океанариума, открытого в 2016 г. Мост на остров – это не «дорога в никуда», убедился я, и Русский – потенциально очень перспективное туристическое направление. Главным магнитом которого уже сейчас может и должен стать океанариум. Я провел в нем целых полдня, потому что он меня поразил: в нем отлично реализованы и образовательная, и развлекательная составляющие, очень милые и профессиональные сотрудники. Это один из лучших, если не лучший, новый музей в России. Но продвижение прекрасного проекта полностью отсутствует. Почему – становится понятно, если взглянуть на его организационно-правовую форму: научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум» – это филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки «Национальный научный центр морской биологии имени А. В. Жирмунского» Дальневосточного отделения Российской академии наук. Возможно, ученым стыдно или недосуг заниматься маркетингом – какой-то поток посетителей в «бюджетное учреждение науки» идет – и ладно, лишний раз не будут нервировать нашего моржа. Но образование – это тоже сервис! А сейчас туристу, если он не местный житель с машиной и не китаец в составе группы на автобусе, приходится добираться до океанариума на перекладных из города часа полтора или тратиться на такси. Я приехал на такси, водитель высадил меня у шлагбаума. Я был в шоке: по навигатору до океанариума нужно было идти еще больше километра под дождем. Оказалось, что за шлагбаумом по территории все-таки курсирует шатл, но его остановки – просто на обочине, даже без элементарной железной коробки с крышей. А сервис – это дополнительные доходы, в том числе на науку, содержание и изучение животных. Очевидно, что океанариуму, среди прочего, необходимы шатлы не только на территории, но и для доставки туристов из города/в город. И тогда у него будет совсем другой поток туристов и другой уровень известности. А не это ли лучший способ пропаганды науки, в том числе для детей? Вот в каком замечательном и интересном месте можно изучать мировой океан и его обитателей! Океанариум спроектирован «по последнему слову техники» и очень умно, визит заканчивается крещендо: в последнем зале вы выходите к огромному окну аквариума, за которым плавают океанские рыбы, а перед окном – амфитеатр для посетителей: присаживайтесь и наслаждайтесь! Завершив осмотр, я в прекрасном настроении вышел в лобби океанариума и отправился к девушкам на ресепшен: «Где у вас магазин, обязательно хочу что-то купить себе на память о вашем океанариуме!» – «У нас очень хороший магазин, но сегодня он закрыт», – с виноватой улыбкой произнесла одна. «Как закрыт? Может быть закрыт сам океанариум, но не магазин!» Надо ли добавлять, что на красивой и ухоженной территории бюджетного учреждения – с прекрасными видами на бухту Парис, знаменитый мост и Уссурийский залив – я не обнаружил ни одного кафе или ресторана? Уверен, рестораторы самых разных концепций и ценовых категорий выстроились бы в очередь, предложи им аренду в океанариуме. И туристы проводили бы здесь не несколько часов, платя 1000 руб. за билет, а целый день, оставляя совсем другие деньги. Возвращаясь с Русского (уехать оттуда еще сложнее, чем приехать: большую часть территории острова по-прежнему занимают военные объекты и Uber не работает – только «Яндекс.Такси»), я вспоминал недавнюю поездку с семьей во Флориду и сравнивал ее с Приморьем. В Орландо миллионы людей едут не для того, чтобы любоваться «флоридской архитектурой», а в Disneyland, Wizarding World of Harry Potter и SeaWorld. Конечно, я не призываю ставить на территории Приморского океанариума карусели и американские горки. Но ему категорически необходим профессиональный маркетинг и цивилизованная коммерческая составляющая. Ибо сотрудникам океанариума действительно есть что показывать и чем гордиться. Но только на бюджетных деньгах, боюсь, неизбежны постепенная деградация и образовательного, и научного потенциала океанариума. Александр Губский

Suncity Group из Макао приняла решение, что уже в 2022 г. введет в действие вторую часть своего проекта. Мы единственная игорная зона в Российской Федерации, в которую вкладываются иностранцы.

– Что показал мониторинг туриндустрии в Приморье?

– Когда мы взяли информацию Федеральной налоговой службы, оказалось, что у нас в индустрии туризма работают около 350 предприятий. Но эта статистика не учитывает малые и микропредприятия. Мы же хотели выявить все предприятия, работающие в индустрии туризма, чтобы показать, сколько они обеспечивают рабочих мест и какой вклад вносят в экономику региона. Мы регулярно проводим мониторинги, сверяем ИНН. И на основании этих исследований выяснили, что туризм в 2018 г. дал бюджетам всех уровней 3,2 млрд руб. налоговых поступлений. Плюс 2,7 млрд руб. – платежи во внебюджетные фонды.

– Это обеспечили средства размещения, объекты общепита, транспортные и туристические компании?

– Да. Мы сознательно не включили туда розницу, понимая, что туристы внесли значительный вклад, но сколько именно – непонятно, а спекуляциями нам заниматься не хотелось.

– Это будет понятно – как минимум для интуристов, – когда на Дальнем Востоке заработает система возмещения НДС.

– Да. А пока у нас сложилась странная ситуация: наши пограничные пункты пропуска включены в перечень, где можно получать возмещение НДС, но ни одно из наших торговых предприятий в этот перечень пока не попало. Нам разъяснили, что после октября этого года, когда закончится пилотный проект, все торговые предприятия, желающие принять участие в программе, смогут подать свои заявки. Мы заявки подали уже неоднократно.

Туристы являются серьезным каналом сбыта для производителей сувенирной продукции, товаров легкой промышленности, для наших фермеров. Они важнейший источник доходов для наших ресторанов и коллективных средств размещения. Есть мнение, что туризм является витамином для экономики городов. Я его полностью поддерживаю.

– Но злоупотребление витаминами может привести к побочным эффектам. И это мой следующий вопрос. А пока давайте закончим с госпрограммой. У вас есть маркетинговый бюджет на продвижение Приморья как туристического направления?

– Как я уже говорил, это коллективная работа: какие-то средства на продвижение выделял бюджет, какие-то – авиакомпании и т. д. Если я назову цифру бюджетных расходов, она не покажет ничего – не только эти расходы вызвали туристический бум.

Инфраструктура и регулирование

– Тогда про витамины. Я провел у вас в городе всего три дня, но успел заметить, насколько во Владивостоке много азиатских туристов. В абсолютных цифрах их число невелико: что такое 600 000 туристов на 700 000–800 000 жителей города по сравнению с Венецией, Флоренцией или Парижем. Но инфраструктура Владивостока и Приморья оказалась не готова к взрывному росту туризма – исторический центр невелик, а больше туристам отправиться некуда. В результате все азиаты кучкуются там: они ехали в европейский город, а оказались среди соотечественников: на улицах, в ресторанах, в отелях. Вы не видите риска, что ожидания туристов могут быть обмануты и пойдет откат?

– В этом риска я не вижу. Архитектура – европейская, обслуживают их европейцы. У нас слишком разная ментальность, так что когда кореец прилетает сюда, он не ощущает себя в Сеуле, несмотря на то что видит количество соотечественников, близкое к Сеулу.

Но в том, что для дальнейшего роста турпотока у нас должны появиться новые точки притяжения, новые развлекательные объекты и новые мероприятия, – это бесспорно.

– А что касается туристов из России? Даже если допустить, что все наши соотечественники толерантны и принимают разные культурные коды, не вызывает ли у них отторжение такое количество азиатов на улицах Владивостока? Я летел в русский город – а оказался среди китайцев и корейцев?

– (Улыбается.) А разве это не интересное ощущение?

– Пожалуй, соглашусь. Я на третий день во Владивостоке поймал себя на мысли, что отдельное развлечение для туриста (и не только) – наблюдать за молодыми кореянками, которые прилетели во Владивосток на фотосессии, некоторые даже с профессиональными фотографами и стилистами. Но городской инфраструктуре категорически нужно улучшение.

– Не буду спорить – качество городской инфраструктуры нуждается в улучшении. В первую очередь для местных жителей. И обновленные общественные пространства, безусловно, скажутся на восприятии туристами.

– В августе 2018 г. стартовал пилотный этап по субсидированию туроператоров, которые привозят группы иностранных туристов на Дальний Восток и в Иркутскую область: компаниям предоставлялась субсидия в 5000 руб. на человека. В 2019 г. эта программа продолжает действовать – какой эффект от нее?

– Да, в прошлом году эту субсидию предоставлял Минкульт (в чьем ведении тогда находился туризм. – «Ведомости»). Мы отработали очень хорошо – соревновались с Бурятией, кто больше привезет иностранных туристов. Мы приняли практически 5000 гостей в рамках этого проекта. И в этом году с энтузиазмом включились в борьбу за аналогичные субсидии теперь уже от Минэкономразвития. В программе субсидирования нет КНР, но есть Республика Корея и Япония, а это тоже наши ключевые рынки. Субсидирование работает постфактум: туроператоры собирают документы и подают заявки на субсидии по туристам, которые уже въехали в страну, начиная с декабря прошлого года. Поэтому результатов за этот год пока озвучить не могу, но мы надеемся, что отработаем очень хорошо и этот год, и следующий – об этом говорят цифры, что я слышал на совещаниях с туроператорами.

– Почему для групп из Китая безвизовые списки до сих пор требуются в бумажном виде, которые необходимо привозить в пункты пропуска? Когда перейдете на электронный документооборот?

– Это норма из двустороннего соглашения начала нулевых годов, когда об электронном документообороте никто не знал.

Недавно во Владивостоке состоялось заседание 16-й гуманитарной подкомиссии между Россией и Китаем, где Ростуризмом было выдвинуто предложение в кратчайшие сроки заключить новое межправительственное соглашение, которое будет учитывать развитие технологий. Это вопрос двусторонних дипломатических договоренностей. Китайская сторона выдвигает такие же условия к российским туристическим группам. Безусловно, соглашение, которое было подписано в начале нулевых, уже должно быть изменено с учетом требований времени.

– Началась ли реализация муниципальной программы «Создание условий для развития туризма во Владивостоке на 2019–2023 гг.»?

– Нет. У города только весной появился новый глава, новое руководство абсолютно оправданно решило разобраться с программами, запланированными предыдущей администрацией. Мы дали свои рекомендации по этой муниципальной программе, посмотрим, что в результате коллеги примут.

Те задачи по развитию туризма, которые перед нами стоят, не могут быть решены только властями города или края. Это всегда командная работа – бизнеса, властей разного уровня, профессиональных и общественных объединений. И наши достижения в авиационном сообщении и круизном туризме это подтверждают.

Рестораны, отели и хостелы

– Насколько гастрономия является важным драйвером в развитии туризма во Владивостоке и Приморье?

– У нас есть серьезные рестораны, способные если не удивить, то сильно порадовать посетителей. История с фестивалями, основанными на монопродуктах, показывает себя хорошо. (Во Владивостоке в разное время года проходят фестивали мидий, гребешков, краба, устриц, корюшки и таежных продуктов. – «Ведомости».)

И мы хотели бы через интуристов реализовывать экспортный потенциал нашего сельского хозяйства. Например, продукцию пчеловодства, в чем Приморье традиционно сильно: чтобы каждый турист увозил с собой не только хорошие впечатления, но и баночку нашего меда.

– В 2018 г. владивостокский отель Hyundai открылся под вывеской Lotte. Эта корейская сеть славится высокими стандартами обслуживания. Повлияло ли открытие Lotte на гостиничную индустрию Владивостока, есть ли ощущение, что Lotte стал образцом, на который равняются другие отели города?

– Нет. Я бы скорее обратил внимание на гостинично-развлекательный комплекс Tigre de Cristal [в игорной зоне]. Когда они пришли со своими стандартами сервиса, это действительно изменило ситуацию. В том числе в обучении персонала. Мы знаем, что Lotte изучает регион, ищет возможности для открытия новых отелей, но пока активных действий мы не видим. В том числе и в реновации существующего отеля. Надеюсь, это впереди.

– Какова судьба недостроенных отелей, которые должны были быть открыты в 2012 г. под брендом Hyatt? Два здания купили разные инвесторы?

– Один – ООО «Парк отель Бурдугуз». Это компания, близкая к Олегу Дерипаске. Которая уже привлекла к управлению минимум одним отелем, что находится на Корабельной набережной, известную японскую сеть Hotel Okura. Пока еще нет официальной информации, под каким из брендов сети откроется этот отель (у сети Okura 70 отелей – 45 в Японии и 25 за границей – на 22 000 номеров под брендами Okura Hotels & Resorts, Nikko Hotels и Hotel JAL City. – «Ведомости), но мы уже понимаем, что к ВЭФу будущего года он откроется под управлением японской компании. И будет ориентирован в первую очередь на японских туристов.

Для нас появление такого серьезного сетевого отеля означает новые возможности. Насколько мы знаем, в этом же отеле должен появиться спа под японской франшизой и на японских технологиях. А это именно то, чего Владивостоку до сих пор не хватает, – говорю не как руководитель органа исполнительной власти, а как потребитель. Хотелось бы, чтобы таких проектов было больше.

– Вообще, насколько количество и качество средств размещения в Приморье соответствует динамике турпотока в край?

– Существовал миф, что во Владивостоке и в Приморье недостаточно средств коллективного размещения. Но мы видим, что за последние 2–3 года вслед за ростом спроса у нас произошел и всплеск предложения – в первую очередь малых средств размещения: хостелов и мини-отелей.

Их открывается море – как правило, молодыми и креативными предпринимателями, которые вкладывают в эти проекты всю свою энергию. В результате появляются достойные внимания объекты. Молодые предприниматели работают, по сути, на своих сверстников, им понятны их потребности: в хостеле должен быть адекватный WiFi везде, рядом с кроватью – лампочка и две розетки, надежный шкафчик, куда можно запереть свои вещи.

В сегменте индивидуальных средств размещения мы себя показали тоже очень хорошо. Если три года назад Владивосток был представлен на Airbnb 70–100 позициями, то сейчас – более чем 1000, причем и качество предложения серьезно выросло. У Приморского края есть серьезное преимущество перед Москвой и Санкт-Петербургом: мы продаем патент на оказание подобного рода услуг. Мы ведем разъяснительную работу и агитируем владельцев квартир, которые сдают их туристам, переходить в это правовое поле.

– Чтобы заинтересовать владельцев такой недвижимости (и туристов), вам нужно придумать для них бренд и маркетинговую стратегию. На Сейшелах, например, создали бренд Seychelles Secrets: владельцы квартир и вилл, сдающие их в аренду туристам и участвующие в проекте, получают маркетинговую поддержку от государства и дополнительные доходы. Государство – налоги. Туристы – гарантию качества сервиса. Авиакомпании – загрузку салонов эконом-класса. Но я хотел спросить: что будет с вашими хостелами после принятия закона, запрещающего эти средства размещения в жилых домах?

– У нас нет этой проблемы. Мы на туристской карте России появились, по сути, три года назад. Законопроект появился значительно раньше. Когда предприниматели во Владивостоке создавали хостелы, они принимали во внимание, что такой закон может быть принят, и не вкладывались в жилые помещения.

Сотрудничество, а не конкуренция

– Какие еще регионы Приморья перспективны для туризма, помимо Владивостока?

– Уссурийск, Находка, Хасанский район. Эти четыре муниципалитета сейчас отрабатывают основной туристический поток. Есть еще несколько направлений, которые имеют крепкий бэкграунд и возможности для роста турпотока: Арсеньев, Шкотовский район. Туристы из Азии едут не только во Владивосток, но и в Уссурийск, Находку, Хасанский район – там у воды появились довольно крепкие коллективные средства размещения, а море всегда привлекает туристов.

– Кто является главным конкурентом Приморья как туристического направления?

– Так сложилось, что на Дальнем Востоке мы должны работать вместе. Без Приморья с его возможностями в логистике организовать сколь-нибудь серьезные турпотоки в других регионах Дальнего Востока было бы тяжело. Сейчас мы являемся донором турпотока для Камчатки и Сахалина. Поэтому речь идет не о конкуренции, а о сотрудничестве. Например, мы мечтаем о круизном маршруте, который бы заходил не только во Владивосток, но и на Камчатку и Сахалин. Такой проект силами только Приморского края не сдвинуть. Поэтому все мы хотим подписать на ВЭФе соглашение между дальневосточными регионами, чтобы мы могли предложить глобальным круизным операторам такой маршрут – с хорошей причальной инфраструктурой, с хорошими экскурсиями...

То же самое касается авиационного сообщения: туристы прилетят во Владивосток, побудут несколько дней у нас и улетят на Камчатку. Здесь мы друг другу помогаем, о конкуренции говорить преждевременно.

– Как себя чувствует выездной туризм в Приморье? В какие страны люди едут, выполняют ли туроператоры свои обязательства?

– Орган исполнительной власти фокусируется на въездном и внутреннем туризме, поскольку это деньги для нашей экономики. Но и по выездному туризму мы приросли на 20%: с 363 232 человек в первом полугодии 2018 г. до 449 463 человек в первом полугодии 2019 г. Три самые популярные страны: Китай, Республика Корея, Таиланд. Сколь-нибудь значительных проблем с туроператорами нет, а те, что есть, настолько мелкие, что о них нет смысла рассказывать.

Владивосток

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Хотите скрыть партнерские блоки? Оформите подписку и читайте, не отвлекаясь.
Arrow