Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова| Михаил Оверченко|Алексей Рожков
Статья опубликована в № 2729 от 10.11.2010 под заголовком: Курсовая аномалия

Рубль ведет себя странно: должен бы расти, а падает

Этой осенью курс рубля ведет себя странно, отмечают аналитики: экономические индикаторы показывают, что он должен расти, а он падает

Вчера рубль укрепился к бивалютной корзине на 0,5%, но с начала сентября потерял 4%, хотя баррель нефти Urals за это время подорожал почти на 15%, превысив $86. Рубль слабеет в то время, как развивающиеся страны борются с укреплением своих валют (см. рисунок).

В числе причин ослабления назывались сильное ухудшение торгового баланса (сальдо текущего счета сократилось в III квартале вдвое) и предстоящие выплаты по внешним долгам, пик которых придется на декабрь ($17 млрд), напоминает главный стратег Deutsche Bank Ярослав Лисоволик. Но выплаты по долгам примерно такие же, как в 2009 г., и угрозы дефолтов нет, текущий счет в профиците и останется таким весь 2011 год, тогда как давление на курс возникает, когда сальдо счета становится отрицательным, отмечает он. Курс рубля в последние месяцы не обоснован никакими фундаментальными факторами, резюмирует он: «Аномалия какая-то».

«Рубль оторвался примерно с середины сентября», – констатирует экономист ФК «Открытие» Владимир Тихомиров. Рынки стали закладываться на второй этап количественного смягчения в США, нефть пошла вверх, доллар – вниз, а рубль неожиданно последовал вслед за долларом. Курс рубля к доллару держится в коридоре 29,5–31 руб./$, а корзина – это уже производная и ее динамика определяется парой евро/доллар, считает он: «Это означает, что Центробанк неявно привязал курс рубля к доллару, выбрав китайский путь». Сложно однозначно сказать, занимается ли ЦБ таргетированием доллара, но очень похоже на это, рассуждает старший дилер Московского кредитного банка Михаил Парасенко.

Связаться с сотрудниками ЦБ, отвечающими за курсовую политику, вчера не удалось.

Несмотря на незначительный объем интервенций – чуть более $4 млрд за сентябрь – октябрь, – внутридневные объемы операций ЦБ достигают $5 млрд, говорит Тихомиров: «ЦБ отрицает свое участие в гонке девальваций, но де-факто делает это».

В последние два дня на фоне удешевления бивалютной корзины были существенные интервенции со стороны ЦБ, говорит Парасенко, уровень поддержки – 35,80–35,85 руб. На настроениях игроков сказалось расширение коридора колебаний корзины с 3 до 4 руб. в середине октября, отмечает дилер: «Теперь многих волнует вопрос: «А где же верх [уровня корзины]?» До сентября игроки занимали длинные позиции по рублю – росла инфляция, цена нефти, платежный баланс в норме, все фундаментальные причины указывали на укрепление рубля, говорит Тихомиров, в сентябре стали срабатывать stop-loss – курс не двигался.

Из стран БРИК только у России нет ограничений на потоки капитала. Азиатским странам, возможно, придется массово ввести такие ограничения, иначе второй раунд количественного смягчения денежной политики в США грозит надуванием пузырей на рынках акций, валют и недвижимости региона, полагают эксперты Всемирного банка. Россия открыта и ЦБ решил ослабить курс, чтобы оставить себе свободу маневра, если придется бороться с ростом цен, считает Тихомиров: «Валютный рынок России легко управляем до кризисных моментов – резких притоков или оттоков капитала. Главное – не допустить этих ЧП, и ЦБ начал превентивно наказывать спекулянтов».

Основной фактор ослабления рубля – смещение политики ЦБ в сторону поддержки слабого курса, но скорее путем словесных интервенций, считает Лисоволик, отмечая асимметрию в действиях ЦБ: в период укрепления рубля и увеличения притока капитала он активнее вмешивается в ситуацию на рынке. Вкупе с расширением коридора это заставило игроков рассматривать действия регулятора как свидетельство его склонности к ослаблению рубля, считает Лисоволик: «Это и стало основным фактором, способствовавшим снижению курса и закрытию длинных позиций по рублю, несмотря на благоприятные макроэкономические факторы».

ЦБ, проводивший активную политику на валютном рынке в первом полугодии, когда рубль укреплялся, осенью самоустранился и не мешал ему слабеть и комментарии чиновников, в частности из Минэкономразвития, свидетельствуют, что они рассматривают ослабление рубля как полезный фактор в поддержке экономики, отмечает Иван Чакаров из Merrill Lynch.

Склонность ЦБ к стимулированию снижения рубля в 2011 г. ослабнет, полагает Лисоволик, курс вернется к макроэкономическому фундаменту. Нынешний отрыв рубля от фундаментальных реалий – явление временное, но для сохранения конкурентоспособности российской экономики по уровню издержек рубль должен слабеть на 3–5% в год, подсчитал заместитель гендиректора Центра развития Валерий Миронов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать