Поможет ли закон об инсайде борьбе с инсайдом?

Федеральный закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», поэтапное введение которого второй год переживает фондовый рынок, на самом деле ничего существенного не меняет. Разве что возрастает бюрократическая нагрузка на участника рынка – бумаг, связанных с выполнением новых норм законодательства, готовить придется гораздо больше.

По сути, новый закон только описал и систематизировал ситуацию, которая являлась практикой делового оборота в России. Возможность «прищучить» профучастника была и раньше – мы же помним, как в 2003 г. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг приостанавливала действие лицензии компании "Алор-инвест", которой были предъявлены обвинения в манипулировании ценами. Но главным источником инсайда в России всегда был и остается чиновник, а не профучастник, с этим и ФКЦБ/ФСФР никогда не спорила. Какой инсайд, скажем, у брокера – кроме поручений клиента, которые он обязан исполнить?

При всех попытках создать целостный закон о противодействии инсайду (а они предпринимались с конца 90-х гг.) неизменно звучали сетования на неэффективность российской системы наказаний за инсайд. Мол, штрафные санкции не идут ни в какое сравнение с доходами, равно как и с размером ущерба от инсайда, который терпят компании и инвесторы. Теперь Кодекс об административных правонарушениях за неправомерное использование инсайдерской информации юридическим лицом предусматривает штраф в размере суммы излишнего дохода. То есть все, что заработано на инсайде, так же легко будет и утрачено.

Станет ли это серьезным препятствием? Мировая практика показывает, что ни многомиллионные штрафы, ни огромные сроки заключения не останавливают нарушителей на пути к легкой наживе. Например, в Соединенных Штатах Комиссия по ценным бумагам и биржам за 2010 г. открыла 53 дела против 138 физических и юридических лиц, что на 43% больше, чем в 2009 г. То есть тенденция отнюдь не к снижению активности этого явления. А там суммы на кону не маленькие, и расследования идут годами – как, скажем, в случае с хедж-фондом Pequot Capital Management и его генеральным директором Артуром Сэмбергом, которые подкупили работника Microsoft в 2001 г.: при помощи полученного от него инсайда фонд заработал $14 млн прибыли, а оштрафован был в 2010 г. на $28 млн.

Представляется, что более эффективным методом борьбы с инсайдом будет не ужесточение наказаний и повышение штрафов, а большая открытость и прозрачность рынков и эмитентов. По этому пути движется Евросоюз с его директивами. Например, директива о злоупотреблениях на рынке (Market Abuse Directive) не только требует от государств-членов запретить использование инсайдерской информации при сделках с финансовыми инструментами, к которым такая информация относится, но и предписывает определенные меры, призванные предупредить правонарушения. Имею в виду, в частности, требование к эмитентам "информировать публику", т. е. публично раскрывать как можно скорее всю инсайдерскую информацию, что фактически лишает последнюю ее главного качества, ценного для потенциального правонарушителя, - конфиденциальности, недоступности третьим лицам.

Нам в России стоит думать прежде всего об этом. Сколько лет Центробанк борется за прозрачность кредитных организаций? А в итоге мы все сейчас наблюдаем результаты покупки ВТБ «кота в мешке» - Банка Москвы. И теперь именно вокруг акций последнего плодятся слухи об инсайде: когда в середине июля они выросли в цене на 10% без публичных причин, у участников рынка не могло быть двух мнений. ФСФР заявила, что изучает сделки, повлиявшие на значительные изменения курса акций Банка Москвы, но продолжения истории пока не последовало.

Чем меньше публичности, тем больше возможностей для манипулирования и развития инсайда, который в России давно уже стал особой формой коррупции. Прекрасно, что после стольких лет и неудачных попыток у нас все же создан закон об инсайде, а Госдума работает над законопроектом, серьезно расширяющим права миноритариев на информацию о компаниях. В этом можно увидеть реальные шаги в сторону достижения настоящей прозрачности рынка. Грустно, что эти шаги пугают крупные публичные российские компании, в отношении бумаг которых злоупотребления инсайдом как раз наиболее вероятны и возможны. Невольно думается о мутной воде и любителях половить в ней рыбку.

Автор - директор Московского фондового центра.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать