Финансы
Бесплатный
Павел Кантышев
Статья опубликована в № 4041 от 25.03.2016 под заголовком: Безвыходные инвестиции

Российский венчурный рынок оказался в кризисе

Многим фондам предстоит зафиксировать доходность, продавать активы фактически некому

В прошлом году российский венчурный рынок вырос до $2,19 млрд с $1,67 млрд годом ранее, гласит совместный отчет PwC и Российской венчурной компании (РВК). Они учли не только начальные инвестиции в стартапы, но и сделки по продаже инвесторами долей в проектах – так называемые выходы. Таких сделок авторы отчета насчитали за год 26 – на четыре меньше, чем в 2014 г. Хотя совокупная их стоимость более чем удвоилась (с $731,5 млн в 2014 г. до $1,57 млрд), произошло это благодаря одной-единственной сделке: в октябре 2015 г. основатели сервиса онлайн-объявлений Avito.ru продали 50,5%-ную долю южноафриканской Naspers за $1,2 млрд.

Выходов из венчурных инвестиций мало, и это беспокоит авторов отчета. Многие российские фонды, созданные 5–8 лет назад, подошли к черте, когда пора выходить из инвестиций и фиксировать доходность, объясняет член правления РВК Гульнара Биккулова. А потенциальных покупателей – стратегических инвесторов на рынке мало.

На рынке США в 2015 г. произошло 372 выхода из венчурных инвестиций через слияния-поглощения и 77 – через IPO, свидетельствуют данные американской Национальной ассоциации венчурного капитала. Организовав IPO, такие компании привлекли в общей сложности $9,4 млрд. Российские компании, привлекавшие венчурный капитал, IPO в прошлом году не проводили, следует из отчета PwC и РВК. В целом на Россию пришлось в 2015 г. только 0,6% всех выходов из венчурных инвестиций в мире и 2–3% в Европе, говорит управляющий партнер фонда Prostor Capital Алексей Соловьев, ссылаясь на отчет Global Tech Exits Report. Не хватает стратегических инвесторов, объясняет он. С этим согласен партнер фонда GVA Vestor.in Павел Черкашин, хотя проблема эта, оговаривается он, не только российская, но и европейская.

Prostor Capital в прошлом году продал проект UMI компании «1С», напоминает Соловьев; в ближайшее время грядут еще две сделки. Первый фонд Черкашина Vestor.in Partners продал два проекта из 15, еще два списаны в убыток.

У каждого инвестфонда есть срок инвестирования, по окончании которого он обязан распродать портфель, и редко это больше восьми лет, объясняет Черкашин. Доходность может оказаться и отрицательной, это не редкость в венчурной отрасли, говорит он: в инвестиционных декларациях фонды предупреждают, что инвестиции изначально несут риск.

Дело не только в нехватке инвесторов, но и в качестве самих проектов, считает директор по управлению портфелем Фонда развития интернет-инициатив Сергей Негодяев. Он видит выход в том, чтобы финансировать и выращивать больше проектов на ранних стадиях; Соловьев – в ориентации самих проектов на международные рынки сбыта и своевременной корректировке их бизнес-моделей.

Сама РВК участвовала в создании 22 фондов, двум первым предстоит подвести итоги до конца 2017 г. Это «Биопроцесс капитал венчурз» (партнер – ВЭБ) и «ВТБ – фонд венчурный», капитал каждого составляет 3 млрд руб. В портфеле первого девять компаний, второго – 11. Эти фонды закончили инвестировать и сейчас как раз ищут стратегических инвесторов, говорит директор департамента инвестиций РВК Руслан Ахметов. Рассматриваются и другие способы выхода – например, выкуп долей менеджментом, сообщил он. Всего фонды с участием РВК вышли из 29 проектов, а вложились (или одобрили инвестиции) в 179, говорит представитель компании Юлия Давыдова.