Финансы
Бесплатный
Татьяна Воронова
Статья опубликована в № 4076 от 18.05.2016 под заголовком: Чистый год Центробанка

ЦБ очистит банки за год

Регулятор может завершить расчистку банковского сектора чуть раньше, чем ожидалось, – к середине 2017 года

Центробанк завершит основную работу по оздоровлению банковского сектора максимум до середины 2017 г., заявил в интервью «Интерфаксу» первый зампред ЦБ Алексей Симановский, отметив, что «многое будет зависеть от общеэкономической ситуации».

Зачистка банковского сектора началась в 2013 г., когда Эльвира Набиуллина сменила на посту председателя ЦБ Сергея Игнатьева. С того момента число страховых случаев для Агентства по страхованию вкладов (АСВ) росло – за три года оно компенсировало потери вкладчикам 165 рухнувших банков. Всего в 2011–2015 гг. произошло 196 страховых случаев, по ним АСВ выплатило населению более 716 млрд руб. Понес потери и бизнес – около 400 млрд руб. в 72 рухнувших банках, сообщил зампред ЦБ Михаил Сухов. И хотя руководители ЦБ и АСВ в 2015 г. стали указывать на то, что пик отзыва лицензий и выплат вкладчикам пройден или «уже осязаем», Набиуллина заявила, что ЦБ продолжит ужесточать надзор, «для того чтобы банки были здоровыми и им могли доверять граждане». В 2015 г. лицензий лишились 93 банка (годом ранее – 86).

На поддержку банков государство потратило еще больше, чем на выплаты пострадавшим вкладчикам: более 1,5 трлн руб. с 2008 г. (большая часть из них – кредиты ЦБ).

Эльвира Набиуллинапредседатель Центробанка
Я бы не стала это называть зачисткой, это <...> избавление от слабых игроков.

«Мы ведем работу, направленную на рационализацию подходов к финансовому оздоровлению, в том числе на экономию средств на санацию. В целях повышения эффективности процедур <...> совершенствуем и критерии отбора санаторов, – указал Симановский. – Новым критерием <...> станет наличие качественного бизнес-плана восстановления финансовой устойчивости санируемого банка».

Теперь, по словам Симановского, регулятор ратует за то, чтобы спасение банков происходило в том числе за счет средств собственников и кредиторов – юрлиц, депозиты которых превышают 100 млн руб. «В ситуации, когда иные источники ограничены, механизм [bail-in] является, по существу, единственным [способом] восстановления финансовой устойчивости банка за счет средств третьих лиц», – объяснил Симановский, добавив, что он будет обсуждаться в 2016 г. При этом обсуждавшаяся ранее идея включить в процедуру bail-in и крупные вклады физлиц «выведена из периметра обсуждения», добавил он.

В 2016 г. ужесточение надзора касалось санаторов и их подопечных, финансовое состояние которых они обязались улучшить с помощью денег ЦБ и АСВ. Регулятору не нравится снижение качества санаторов, говорила Набиуллина, пообещав «более жесткий» подход ЦБ к санациям. В начале этого года регулятор уже снял мораторий на неприменение мер воздействия к санируемым банкам, если они нарушают нормативы не по причине своих старых проблем, а из-за того, что послаблениями часто пользовались сами санаторы. Регулятору уже приходилось наказывать санируемые банки после снятия моратория, заключил Симановский.