Финансы
Бесплатный
Илья Усов| Алексей Никольский|Михаил Оверченко
Статья опубликована в № 4191 от 27.10.2016 под заголовком: Центробанк услышит инсайд

ЦБ может получить доступ к телефонным разговорам инсайдеров

Так регулятор намерен бороться с инсайдерской торговлей, которая пока процветает

Банк России в рамках расширения ответственности за инсайдерскую торговлю может получить право прослушивать телефонные разговоры лиц, подозреваемых в подобных преступлениях, заявил в среду замминистра финансов Алексей Моисеев. «Готовятся довольно драконовские меры», – пообещал он, сославшись на опыт «англичан и американцев» (цитаты по «Интерфаксу»). По его словам, бичом рынка является инсайдерская торговля. «У вас может быть рынок сколь угодно эффективным, но если менеджмент знает, что завтра они объявят дивиденды, которые выше, чем рынок ожидает, и начинает «тарить» акции своей компании, такие вещи должны публично пресекаться», – привел пример Моисеев. Бороться с этим предлагается передачей больших полномочий регулятору. «ЦБ сможет по решению суда прослушивать телефонные переговоры», – отметил замминистра. «Сейчас идет процесс согласования [поправок]. Ожидаем принятия в осеннюю сессию», – ответил Моисеев на запрос «Ведомостей».

В ноябре 2015 г. правительство внесло в Госдуму поправки в закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». «При разработке законопроекта были учтены требования международных организаций и опыт ведущих иностранных государств в сфере надзора на финансовых рынках», – указывается в пояснительной записке к документу.

В законопроекте, в частности, указывается, что в ходе проверок ЦБ вправе требовать от своих служащих, членов Национального финансового совета, а также российских и иностранных юридических и физических лиц «записей обмена данными, включая записи телефонных переговоров, а также информации о сетевых адресах и иных идентификаторах устройств, работающих в информационно-телекоммуникационных сетях». Также в законопроекте уточняется, что такие записи предоставляются в случае их наличия. Поправки были приняты Госдумой в конце декабря 2015 г.

Зарубежная практика

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) может требовать документы по гражданским делам, но не имеет права совершать следственные действия по уголовным. SEC сотрудничает с министерством юстиции и ФБР, которые и могут, в частности, заниматься прослушкой. Чтобы получить на это санкцию суда, федеральные агенты должны собрать значительный объем доказательств. У Управления финансовых услуг Великобритании (FCA) больше полномочий. При расследовании уголовных дел о рыночных махинациях, включая инсайдерскую торговлю, оно может получать в суде ордер на обыск и изъятие документов, но это делает полиция.

Предусмотрено получение информации о соединениях абонента без доступа к содержанию разговоров, указывают в пресс-службе ЦБ.

В 2013 г. регулятор уже готовил поправки к закону об инсайде, которые предусматривали возможность инициировать проверки и пользоваться материалами оперативно-розыскной деятельности, которая подразумевала контроль за частной перепиской, телефонными разговорами и наружное наблюдение за подозреваемыми. Однако поправки так и не были приняты.

Закон об инсайде вступил в силу в 2010 г. Первый зампред ЦБ Сергей Швецов в сентябре в интервью Reuters утверждал, что с тех пор рынок стал прозрачнее: «За три года уменьшилось количество таких практик [манипулирование и инсайдерская торговля]. Люди на рынке прекрасно понимают, какие последствия наступают за применение недобросовестных торговых практик. Это наказания разного рода в зависимости от состава преступления: дисквалификация, денежные штрафы, отзыв лицензий». Однако громких дел по этому закону до сих пор не было, говорит председатель совета директоров «МДМ банка», бывший руководитель ФСФР Олег Вьюгин. «Этому надо учиться, не все так просто. Публичных кейсов такого характера не так много», – подчеркивает он.

Инсайдерская торговля составляет 20–30% операций на фондовом рынке, указывает бывший председатель Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Игорь Костиков. По его словам, на российском рынке проходили крупные инсайдерские сделки, о которых у регулятора была информация. «Движение курса рубля последние 3–4 года, либерализация рынка акций «Газпрома», – приводит примеры он и отмечает, что никто в результате не был наказан.

Основной поток инсайдерской информации идет через брокеров и руководство корпораций, указывает Вьюгин. «Регулятор имеет доступ к переговорам участников сделок брокерских компаний, которые обязаны вести их запись. Теперь ЦБ хочет, видимо, выйти за эти рамки и запрашивать переговоры других участников сделок, которых есть основания подозревать в неправомерном использовании инсайда», – говорит он.

По словам сотрудника центрального аппарата МВД, чтобы вести прослушку в таких случаях, необходимо ужесточить наказание за инсайдерскую торговлю. Сейчас максимальный срок – до шести лет лишения свободы, что согласно закону об оперативно-розыскной деятельности препятствует прослушиванию телефонных переговоров. Если срок наказания будет свыше шести лет, такое право появится. «Если ЦБ получит право запрашивать телефонные переговоры, то в пакете должны быть поправки к Уголовному кодексу», – резюмирует он.