Финансы
Бесплатный
Анна Еремина
Статья опубликована в № 4379 от 07.08.2017 под заголовком: Бумеранг для «Траста»

Держатели нот «Траста» получили новый шанс вернуть деньги

Они пытаются обернуть решения суда в пользу банка против него самого

Держатели кредитных нот «Траста» подали против банка несколько исков в арбитражном суде, следует из картотеки. До этого они проиграли «Трасту» в Басманном суде, пытаясь вернуть деньги, вложенные в кредитные ноты банка.

Субординированные кредиты технических компаний (SPV), на которые были выпущены эти ноты (семь выпусков на 20 млрд руб.), банк списал в 2015 г., после начала санации. Бумаги «Траст» продавал клиентам, державшим суммы от нескольких миллионов рублей: их доходность была выше, чем вкладов.

Держатели нот доказывали в Басманном суде, что не знали о рисках списания, не были квалифицированными инвесторами (столь сложный инструмент доступен только им), и просили суд признать их вкладчиками и восстановить обязательства банка.

Суд был непреклонен и вынес сотню решений в пользу «Траста». Он в своих решениях установил, что владельцы нот «стали участниками единого правоотношения по финансированию капитала банка», следует из иска держателей нот («Ведомости» с ним ознакомились), ответственным за погашение субординированных кредитов и выполнение обязательств по нотам является банк «Траст», а купивший бумаги инвестор «становится фактически кредитором». «С момента приобретения кредитных нот к истцу – физическому лицу фактически перешли права на долю в субординированном кредите», – установил Басманный суд, следует из документа.

Держатели нот пытаются использовать эти решения против банка. ЦБ запрещает включать в капитал банка субординированные кредиты, привлеченные от физлиц. Поэтому субординированные кредиты должны были быть исключены из капитала, настаивают истцы, и, следовательно не могли быть списаны.

Три из семи

Всего держатели нот подали семь исков, рассказывает Устюндаг, три приняты к производству, остальные отклонены: Басманный суд отказался рассматривать эти иски, сославшись на то, что вопрос относится к компетенции арбитражного суда.

«Мы рассчитываем на преюдицию», – говорит представитель инициативной группы держателей нот и одна из истцов, Оксана Устюндаг.

«Траст» считает требования держателей нот необоснованными, заявил директор юридической дирекции Сергей Массарский, они пытаются исказить суть такого инвестиционного инструмента. Держатели нот не являются стороной договоров субординированных займов и поэтому не обладают правом на такой иск, говорит Массарский: согласно договорам, кредиторами «Траста» были голландские компании – эмитенты кредитных нот.

В иске держатели нот пытаются доказать, что банк сам финансировал субординированный займ: по их данным, «Траст» выкупил ноты у T&IB Equities, та вернула банку вырученные от продажи средства в виде субординированного займа, а потом кредитные ноты были проданы TIB Investment, а уже та потом продала их физлицам.

«Мы не согласны с этим, – говорит Массарский. – Нам не известно о каких-либо замечаниях со стороны ЦБ по обстоятельствам привлечения «Трастом» этих субординированных займов. Кроме этого, поскольку займы давно и законно уже списаны, все рассуждения об их истории формирования вряд ли могут иметь какое-либо правовое значение».

«По моему мнению, решениями Басманного суда и Московского городского суда не установлены какие-либо обстоятельства, предрешающие исход дела в арбитраже. Из этих решений не следует, что между истцом и «Трастом» сложились прямые заемные отношения», – рассказывает юрист «Кульков, Колотилов и партнеры» Алексей Черных. По его словам, владельцы кредитных нот не являются стороной договора субординированного займа.

Попытка доказать незаконность субординированного кредита, фактическим источником которого послужили заемные средства физлиц, интересна, прецедентов в российской практике не было, говорит руководитель аналитической службы «Инфралекса» Ольга Плешанова. Доказать, что банк привлекал субординированный кредит из средств населения, будет сложно: формально люди приобретали инструменты, выпущенные сторонней организацией, говорить, что владельцы нот вступили в отношения с банком напрямую и приобрели права требования непосредственно к нему, можно, если будет доказана связь банка с эмитентом кредитных нот, заключила она.

Исправленная версия. В тексте удалено упоминание о том, что T&IB Equities и TIB Investment являются техническими компаниями, или SPV. Техническими компаниями- эмитентами нот «Траста» были СL REPACKAGING B.V. и C.R.R. B.V., а T&IB Equities и TIB Investment являются офшорами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать