Китай пытается увеличить международную роль юаня

Теперь он привлекает инвестиции не в заводы, а в акции и облигации
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Одна из причин исторического решения Китая открыть свою экономику 40 лет назад заключалась в необходимости привлечь прямые иностранные инвестиции. Приход иностранных компаний и сопровождавший его приток капитала преобразил страну, выведя ее на первые места во многих производственных и технологических отраслях, превратив во вторую по величине экономику мира.

В последние годы стали сказываться и негативные последствия чрезмерных инвестиций: избыток производственных мощностей, зависимость экономики от капиталовложений и инфраструктурных проектов. Превращение Китая в мировую фабрику и огромные объемы его экспорта также вызвало недовольство новых властей США, и в 2018 г. президент Дональд Трамп начал с Китаем торговую войну.

Поэтому Пекин пытается перенаправить потоки иностранного капитала на финансовый рынок. Такая смена ориентира с прямых инвестиций в заводы на портфельные инвестиции в акции и облигации подчеркивает, как Китай меняется, стремясь увеличить свое влияние и роль юаня на мировом финансовом рынке, отмечает Financial Times.

Рынки акций и облигаций Китая являются, соответственно, вторым и третьим по величине в мире. Но они долгое время функционировали более-менее обособленно из-за строгого контроля за движением капитала в Китае. Правда, происходящее на них все-таки могло оказывать влияние на мировые рынки. Так, в августе 2015 г. и январе 2016 г. они упали вслед за обвалом на китайском фондовом рынке, спровоцированном опасениями существенного замедления экономики.

Но в 2018 г. на китайском финансовом рынке начались фундаментальные изменения. Иностранные управляющие активами, суверенные фонды и центробанки за первые три квартала увеличили совокупные вложения в китайские акции и облигации, номинированные в юанях, до $462,2 млрд, согласно официальной статистике. Это на $122,5 млрд больше, чем годом ранее. Впервые эти потоки примерно сравнялись с прямыми иностранными инвестициями по среднему уровню за месяц. Это «подчеркивает ребалансировку китайской экономики, где роль прямых корпоративных инвестиций уменьшается в пользу инвестиций институциональных », сказала FT Миранда Карр, исполнительный директор Haitong Securities.

Власти Китая постарались сделать свои рынки более открытыми для иностранных инвесторов. Например, Народный банк Китая смягчил ограничения на работу иностранных рейтинговых агентств. Также был снижен налог на прибыль от операций с некоторыми видами облигаций. Облигации в юанях стали размещать иностранные компании, например, это сделали несколько российских банков, включая ВТБ.

Открывая свои финансовые рынки для иностранных инвесторов, Китай надеется увеличить международное использование юаня и тем самым снизить свою зависимость от доллара. Ведь после мирового финансового кризиса Пекин осознал, какую выгоду извлекают США из того, что доллар является мировой резервной валютой. «Выполнять транзакции в собственной валюте безусловно гораздо безопаснее, особенно это касается эмиссии долга. Поэтому чем больше иностранцы инвестируют в юанях, тем лучше [для Китая]», – отмечает Карр.

Кроме того, инвестиции иностранных институциональных инвесторов помогают сделать рынки акций и облигаций Китая более стабильными. На рынке акций там доминируют розничные инвесторы, из-за действий которых в этом столетии надулось и лопнуло уже два пузыря – в 2006–2008 гг. и в 2014–2016 гг.

Львиная доля иностранных инвестиций пришлась на долю бондов. Приток капитала в них составил за первые девять месяцев 2018 г. $66,2 млрд, и на конец сентября иностранным инвесторам принадлежали китайские облигации на $277,2 млрд. Привлекательны они, в частности, тем, что их доходности намного выше, чем у гособлигаций развитых стран. Например, спрэд между доходностями 10-летних гособлигаций Китая и Германии в конце декабря превышал 3 процентных пункта.

Но более высокая доходность инвестиций – не единственный фактор популярности китайских облигаций. Центробанки приобретают их, потому что в 2016 г. МВФ включил юань в корзину резервных валют. Кроме того, скоро китайские облигации будут включены в международные индексы и их будут покупать индексные фонды. Начиная с апреля 2019 г. и в течение 20 месяцев в индекс Bloomberg Barclays Global Aggregate войдут 386 различных китайских бондов, номинированных в юанях. Их вес в индексе составит 5,5%. Ожидается, что затем китайские облигации войдут также в индексы JPMorgan Government Bond Index – Emerging Markets и Citi World Government Bond.

Приток капитала в китайские акции тоже во многом вызван их включением в международные индексы. Индексный провайдер MSCI в этом году включил 235 китайских акций класса А – они номинированы в юанях и торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах – в свой главный индекс развивающихся рынков MSCI Emerging Markets. На конец сентября иностранным инвесторам принадлежали китайские акции класса А стоимостью $185 млрд. Это соответствует уровню на начало года, несмотря на то что падение китайского фондового рынка оказалось одним из самых сильных в мире в 2018 г.

Индекс Shanghai Composite упал за год на 25%. Однако рынок стабилизировался в октябре, когда на западных площадках, прежде всего в США, начался обвал. Помочь найти «дно», по-видимому, помогли как раз иностранные инвесторы, начавшие покупать дешевые китайские бумаги. В каждую из трех первых недель декабря приток средств в фонды китайских акций превышал $1 млрд, по данным EPFR Global. А во втором полугодии эти фонды заняли третье место в мире по нетто-притоку средств – после фондов денежного рынка США и фондов японских акций.

* по 20 ноября 2018 г. Источник: EPFR Global

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more