Что подрывает стабильность нефтяного рынка

Его ждет еще более сильная волатильность, чем раньше, считают участники форума в Давосе

Волатильность на нефтяном рынке в этом году может быть гораздо сильнее, чем в прошлом, сказал исполнительный директор Международного энергетического агентства Фатих Бироль на сессии по энергетике на Давосском форуме. В 2018 г., поднявшись в январе до $70 за баррель, цена Brent в конце месяца и в начале февраля быстро упала ниже $63 вместе с мировыми фондовыми рынками. Впоследствии цена значительно выросла в ожидании сильного сокращения экспорта из Ирана в результате восстановления санкций США, но в IV квартале рухнула с $86 до $50 за баррель.

Причины возможных скачков котировок в этом году, перечислил Бироль, – опасения геополитических конфликтов могут быть сильнее, чем в прошлом году; мировая экономика замедляется, «и мы пока не знаем, как это отразится на спросе на нефть, особенно в Китае, который в последние 10 лет обеспечивал более 50% мирового потребления». В последние три года спрос на нефть в Китае рос на 4,3%, в этом году многие аналитики ждут примерно 3,5%.

На собственно же энергетическом рынке еще более, чем раньше, непонятно, насколько эффективным окажется последнее соглашение ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи на 1,2 млн баррелей в день для балансировки рынка, считает Бироль; испортить ситуацию могут производители в США.

«Год назад на форуме в Давосе мы прогнозировали, что суточная добыча в США вырастет в 2018 г. на 1,5 млн баррелей, и нас обвиняли в завышении оценки. Что же произошло? Добыча в США выросла на 2 млн баррелей», – констатировал Бироль. По последним данным управления энергетической информации США, за неделю по 18 января добыча сырой нефти в США составила 11,7 млн баррелей в день.

Важно и то, что в 2018 г. и сейчас нехватка трубопроводных мощностей в США сдерживает поставки сланцевой нефти с Пермского бассейна. Но до конца 2019 г. в строй будут введены новые трубопроводы, которые на две трети увеличат мощности по доставке нефти на рынок. В результате американские нефтепроизводители смогут гораздо быстрее реагировать на рыночную ситуацию, подчеркнул Бироль. Все эти факторы заставляют думать, «что нас ждет очень волатильный год», подвел он итог.

Геополитика, включая ситуацию вокруг Ирана и Венесуэлы, действительно будет в этом году сильнее влиять на энергетический рынок, согласна Меган О’Салливан, специалист по геополитическим аспектам энергетических проектов Гарвардского университета. Причем в отношении не только предложения, но и спроса, в том числе из-за торгового конфликта между США и Китаем.

«Ситуация в Венесуэле до сих пор имела предсказуемый эффект: в последние годы нефтедобыча падала быстро, но постоянно», – отметила О’Салливан (в прошлом году она сократилась на 560 000 баррелей в день). «Теперь ситуация может развиваться в любом из направлений, и это порождает большую неопределенность. Также неизвестно, как администрация США поступит с Ираном, будет ли продлено действие исключений из санкций на закупку его нефти», – сказала О’Салливан. Есть и другие политические риски: новый президент Мексики вызвал большое беспокойство своими планами остановить процесс привлечения иностранных нефтяных компаний в страну, а в Нигерии один из кандидатов в президенты заявил, что в случае победы пересмотрит все нефтяные контракты.

Четыре года назад никто не верил в сотрудничество России и Саудовской Аравии, но оно стало историческим и этот механизм эффективно работает, что хорошо как для потребителей, так и для производителей, отметил Кирилл Дмитриев, гендиректор Российского фонда прямых инвестиций. «Если воевать со сланцевым добытчиками в США, если кто-то хочет это делать, нужна нефть дешевле $40 за баррель. Это будет плохо для всех. Россия ориентируется на поддержание цены в диапазоне $60–70; она хороша для инвестиций, для стабильности. И нет никакого сомнения, что соглашение между ОПЕК и не входящими в картель производителями нефти продолжит действовать», – сказал он.

В последние три-четыре года рост мирового спроса на нефть в основном удовлетворяли сланцевые добытчики в США, а во многих других регионах наблюдалось недоинвестирование, отметил Маджид Джафар, гендиректор частной нефтегазовой компании из ОАЭ Crescent Petroleum. Но он считает нефтяной бум в США положительным фактором, опровергающим теорию, что предложение на нефтяном рынке близко к пику. Но в других странах мало свободных мощностей, инвестиций в традиционную нефтедобычу недостаточно; и Джафар в том числе по этой причине согласен с тем, что в ближайшие месяцы и годы стоит ждать высокой волатильности на нефтяном рынке.

ОПЕК: какие страны влияют на нефтяные цены

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать