Deutsche Bank потерял $1,6 млрд на одной сделке

Она длилась девять лет, и в ней участвовала Berkshire Hathaway Уоррена Баффетта

Deutsche Bank получил почти $1,6 млрд убытка из-за инвестиций в американские муниципальные облигации, которые приобрел еще до мирового финансового кризиса. Об этом сообщает The Wall Street Journal, которая ознакомилась с документами банка и пообщалась с участвовавшими в сделке людьми. Прежде о ней и о сложностях, которые она долгие годы создавала для банка, требуя увеличения резервов и сдерживая его развитие, не было известно. Закрыв позиции девять лет спустя в 2016 г., Deutsche Bank не стал менять прошлые финансовые результаты.

Это одна из самых неудачных инвестиций, совершенных банками за последнее десятилетие, отмечает WSJ.

Deutsche Bank приобрел портфель облигаций 500 муниципалитетов примерно за $7,8 млрд в 2007 г. Они были застрахованы от дефолта эмитентов, но во время финансового кризиса у банка стали возникать опасения в способности муниципалитетов и страховщиков выполнить свои обязательства. Поэтому в 2008 г. он приобрел за $140 млн дополнительную страховку у Berkshire Hathaway Уоррена Баффетта, в которой использовались кредитные дефолтные свопы.

В последующие годы некоторые менеджеры Deutsche Bank начали думать о необходимости списать стоимость этих бондов и деривативов. Но оценить ее зачастую было крайне сложно из-за неликвидности этого рынка и проблем с продажей таких бумаг. Между тем, у аудитора KPMG возникли сомнения в том, что у банка достаточно резервов для покрытия убытков по ним. На конец 2011 г. банку пришлось для этого сформировать резервы уже более чем на $115 млн, но ему удалось убедить аудиторов, что все в порядке. В конце 2012 г. Deutsche Bank объявил о создании «плохого банка» для проблемных активов, куда были переведены и эти облигации. Резервы по ним приходилось постоянно увеличивать, и к 2016 г. они превысили $1 млрд.

В мае того года специалисты банка посчитали, во сколько обойдется продажа портфеля облигаций и закрытие страховки от Berkshire. Дополнительные потери были оценены в $728–768 млн и потенциально могли увеличиться еще на $100 млн в зависимости от ситуации на рынке, согласно протоколу заседания правления и электронным письмам в адрес топ-менеджеров «плохого банка», пишет WSJ.

Отчисление столь значительных средств в резервы не позволяло Deutsche Bank использовать эти деньги в других областях и инвестициях, отмечает газета. Это очень не нравилось тогдашнему гендиректору Джону Крайану, который указывал также на то, что на этот портфель облигаций приходилось тратить драгоценное внимание трейдеров, аудиторов и юристов, в то время как любые шансы получить прибыль по ним давно исчезли.

Крайан и топ-менеджеры наконец потребовали избавиться от такого наследия до конца II квартала. На телеконференции с аналитиками Крайан упомянул, что в начале июля Deutsche Bank «успешно закрыл позиции по особенно долгой и сложной структурной сделке», которую он назвал крупнейшей в «плохом банке». Размер убытков ($1,6 млрд, по данным WSJ) он не назвал. Berkshire в августе того года сообщила, что заплатила $195 млн, чтобы закрыть позиции по кредитным дефолтным свопам, привязанным к портфелю из 500 муниципальных облигаций. Berkshire не назвала, для кого была организована эта страховка.

Финансовое положение Deutsche Bank уже долгие годы вызывает беспокойство и у его руководства, которое было вынуждено сменить нескольких генеральных директоров, и у инвесторов. Его рыночная капитализация составляет менее 16 млрд евро ($18 млрд). В сентябре 2018 г. он был исключен из европейского индекса «голубых фишек» Eurostoxx 50. В течение трех лет, с 2015 по 2017 гг., он нес убытки, и только в прошлом году получил 341 млн евро ($391,4 млн) прибыли.

Между тем, в рейтинге журнала The Banker в 2008 г. Deutsche Bank был вторым банком в мире по активам ($3 трлн). А сейчас власти Германии и руководители Deutsche Bank и Commerzbank, второго по величине банка страны, рассматривают возможность их слияния из-за сложного финансового положения обоих.

В конце 2016 г. Deutsche Bank начал внутреннее расследование по поводу того, не ввел ли он инвесторов в заблуждение относительно портфеля муниципальных облигаций, пишет WSJ. Но в середине 2018 г. закрыл его и решил не менять прошлые финансовые результаты, сообщает WSJ. Крайана к том моменту на посту гендиректора сменил Кристиан Зевинг.

«Эта операция была завершена в 2016 г. в рамках закрытия нашего подразделения непрофильных активов», т.е. «плохого банка», сообщил представитель Deutsche Bank в ответ на запрос WSJ: «Внешние юристы и аудиторы оценили операцию и подтвердили, что она соответствовала бухгалтерским стандартам и практикам».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more