«Траст» предъявил претензии акционеру ПИК Сергею Гордееву

Банк хочет получить ТРЦ «Ривьера» в счет уплаты долга
Представитель Гордеева уверяет, что структуры бизнесмена не имеют отношения к «Ривьере» /Дмитрий Новожилов / Ведомости

«Траст» хочет получить в счет урегулирования долга торгово-развлекательный центр «Ривьера», сообщил в интервью «Ведомостям» председатель правления банка непрофильных активов Александр Соколов. Объект, по его словам, находится в залоге у банка.

«Ривьера» площадью 298 000 кв. м расположена на бывшей территории ЗиЛа на Автозаводской улице. Его еще до кризиса 2008 г. начинала строить компания «Кузнецкий мост девелопмент», которую связывали с бывшими топ-менеджерами Банка Москвы во главе с его президентом Андреем Бородиным. Тогда комплекс назывался River Mall. В 2010 г. в отношении Бородина было возбуждено несколько уголовных дел, в том числе по факту хищения средств Банка Москвы. Контроль над банком получил ВТБ. Строительство River Mall было заморожено, в 2014 г. объект приобрела группа компаний «Хорус» Сергея Гордеева, которая вложила в его достройку $250 млн.

«Ривьера» открылась в апреле 2016 г. В прошлом году Гордеев продал комплекс фонду KLS Eurasia Venture Fund, которым управляет киргизская инвесткомпания KLS Securities, созданная бизнесменом Владимиром Кирюшей. Инвесторы фонда никогда не раскрывались. Участники рынка тогда считали, что настоящий собственник объекта не поменялся. Соколов также связывает «Ривьеру» с Гордеевым.

Представитель Гордеева уверяет, что структуры бизнесмена не имеют отношения к «Ривьере»: она была продана третьим лицам в 2018 г. По его словам, на момент продажи все обязательства ООО «Ривьера» (владелец объекта) и других компаний полностью исполнялись и были переданы новому владельцу без просрочек по платежам согласно условиям сделки. Запрос в KLS Securities остался без ответа. Представитель ООО «Ривьера» сказал, что компания не комментирует действия банка. Сама компания в августе этого года была признана несостоятельной по иску Федеральной налоговой службы, в отношении нее введена процедура наблюдения. Общий долг компании перед банком «Траст» – 42 млрд руб., говорит Соколов.

Директор департамента финансовых рынков и инвестиций Knight Frank Игорь Роганович оценивает рыночную стоимость «Ривьеры» в 15–18 млрд руб. Остальное «Траст» будет взыскивать с контролирующих объект лиц, сказал Соколов.

Девелоперы коммерческой недвижимости после падения курса рубля в конце 2014 г. часто сталкиваются с ситуацией, когда сумма долга оказывается выше стоимости самого объекта, говорит партнер Collier International Станислав Бибик. По его словам, как правило, банки стараются не забирать себе непрофильные для себя активы, а пытаются договориться с их собственниками о реструктуризации долгов.

У «Траста» есть и другие претензии к Гордееву. По словам Соколова, банк инициировал банкротство другой бывшей компании бизнесмена, АО «Хорус финанс» (сейчас «Эквилибриум»). Последняя выпустила два облигационных займа на 10 млрд руб., собственником которых сейчас является банк непрофильных активов. Эти деньги должны были пойти на строительство ТРЦ «Подольск молл» и «Ярославка молл», но проекты так и не были реализованы, а по обоим выпускам летом 2019 г. произошел дефолт, объясняет Соколов. Структуры Гордеева еще до кризиса 2014 г. сообщали о приобретении участков в Подольске и на Ярославском шоссе для строительства комплексов на 120 000 и 230 000 кв. м. Соколов добавляет, что средства от размещения облигационных займов пошли и на другие проекты «Хоруса», включая ТРЦ «Саларис» в Саларьеве. По его словам, при этом на балансе «Эквилибриума» нет никаких активов, кроме необеспеченных прав требований к другим компаниям «Хоруса». В этой связи «Траст» намерен обратиться в правоохранительные органы, чтобы они дали свою оценку, резюмирует Соколов.

Представитель Гордеева говорит, что «Хорус финанс» сейчас также не принадлежит бизнесмену. По его сведениям, все обязательства этой компании обслуживались KLS Eurasia Ventures в полном объеме по меньшей мере до лета 2019 г., а комментировать другие действия или решения третьих лиц он не может.