Валютные вклады будут обходиться банкам дороже

ЦБ и Минфин готовятся повысить страховые взносы для вложений с высокими ставками
ЦБ и Минфин хотят снизить этот порог для вкладов в валюте, что ограничит рост ставок валютных вкладов /Максим Стулов / Ведомости

ЦБ и Минфин обсуждают снижение порога дорогих валютных депозитов, за которые банки уплачивают повышенные взносы в Фонд страхования вкладов, сообщила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Этот вопрос прорабатывается, подтвердил представитель Минфина.

ЦБ рассчитывает базовый уровень доходности вкладов на основе данных банков, привлекших 2/3 всех вкладов. Все банки, работающие с деньгами населения, ежеквартально платят в страховой фонд 0,15% от привлеченных средств. Те, кто предлагает ставки на 2–3 процентных пункта (п. п.) выше базового уровня доходности, платят в фонд по дополнительной ставке – 0,225%. А банки, задирающие ставки более чем на 3 п. п. или финансово неустойчивые (по оценке регулятора), отчисляют 0,9%. 

ЦБ и Минфин хотят снизить этот порог для вкладов в валюте, что ограничит рост ставок валютных вкладов. По словам Юдаевой, дополнительная ставка будет уплачиваться при превышении банком базового уровня доходности на 1–1,5 п. п. Повышенная дополнительная ставка будет применяться, если банк завышает ставки более чем на 1,5 п. п.

Ставки валютных депозитов существенно ниже рублевых, поэтому снижение планки для валютных вкладов сделает более точным сравнение рублевых и валютных депозитов в процентном соотношении и позволит «ограничить возможность агрессивного ценообразования», объяснила Юдаева. О возможном снижении порога она предупреждала в апреле, не уточняя на сколько.

С начала года доля валютных вкладов снизилась с 21,5 до 20,9% на 1 ноября, это связано с укреплением рубля, писал ЦБ в обзоре. Без учета переоценки валютные вклады растут быстрее рублевых: 9,2% против 4% за январь – октябрь.

Рост валютных вкладов создает процентные риски для банков, предупреждает ЦБ: закон не разрешает банкам предлагать ставки пассивов ниже нуля, тогда как ставки по многим валютным активам уже отрицательные.

«Это последовательная политика, мы проводим ее в течение нескольких лет, делая для наших финансовых клиентов и их клиентов более выгодными операции в национальной валюте, а не в иных валютах. Мы никогда не говорили о том, что будем запрещать валютные операции или вклады в валютах, нужно работать именно с экономической мотивацией». О политике девалютизациии в интервью каналу «Россия 24», 2 декабря 2019 г.

Эльвира Набиуллина
председатель ЦБ

Снижение пороговых значений поспособствует ограничению роста валютных вкладов, признает вице-президент Moody’s Ольга Ульянова, но эта мера коснется лишь ряда небольших банков, которые по субъективным причинам (например, особые отношения с крупными вкладчиками) поддерживают ставки существенно выше рыночных. Эффект будет зависеть от ставок по вкладам, спроса населения на валютные сбережения и наличия их альтернативных вариантов, замечает представитель ВТБ.

Инициатива не приведет к глобальным изменениям, но предотвратит демпинг отдельных игроков, считает первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Она актуальна для небольших банков, согласен руководитель дирекции развития розничного и электронного бизнеса МКБ Алексей Охорзин: сейчас базовый уровень доходности в зависимости от срока составляет 0,896–2,039% по долларовым вкладам и 0,012–0,478% в евро. Максимальная ставка долларовых вкладов в топ-10 банков по размеру портфеля вкладов не превышает 1,9%, в евро – 0,2%.

Чтобы сдержать валютизацию банковских пассивов, ЦБ с июля повысил обязательное резервирование валютных вкладов физлиц с 7 до 8%. Это обойдется банкам в 170 млрд руб. взносов и снизит прибыль на 12 млрд в год, оценивали аналитики Сбербанка. Но серьезного влияния на структуру привлечения средств физлиц повышение резервов не оказало, отметил Охорзин.