Партнеры Аветисяна судятся с его банком

Основатели Модульбанка требуют с него 400 млн рублей
Артем Аветисян /Евгений Разумный / Ведомости

Три основателя Модульбанка – Андрей Петров, Яков Новиков и Олег Лагута – подали в суд на свое детище из-за нарушений трудовых соглашений, следует из картотеки московских судов. «Ведомости» ознакомились с иском Андрея Петрова, чью подлинность подтвердил защитник Петрова, адвокат МКА «Князев и партнеры» Роман Францев. Иски Новикова и Лагуты такие же, только поданы в другие суды, объяснили они «Ведомостям». Общий размер причитающихся трем основателям Модульбанка выплат по трудовому договору, по их расчетам, составляет более 400 млн руб.: банк их выплачивать не спешит и называет «астрономическим золотым парашютом».

Астрономический золотой парашют

Модульбанк заключил трудовой контракт с Петровым в 2014 г. – именно тогда Лагута, Петров и Новиков создали этот цифровой банк для малого бизнеса. Сначала он работал как подразделение «Регионального кредита», принадлежавшего Артему Аветисяну, а в Модульбанк был переименован в 2016 г. – Лагута, Петров и Новиков получили по 7,5%. В Модульбанк его основатели, по их словам, втроем вложили 600 млн руб.

Отправной точкой конфликта стал декабрь минувшего года – Петров, Новиков и Лагута покинули банк и вышли из капитала. Их доли перешли Аветисяну, который теперь владеет 90,8%, еще 9,17% – у его партнера Шерзода Юсупова. Все три основателя и Модульбанк расторгли трудовой контракт по соглашению сторон, причем банк условия этого соглашения устраивали, говорит адвокат Петрова Францев. Так, указано в иске, Модульбанк брал на себя обязанность выплатить Петрову компенсацию за расторжение трудового договора. Размер и порядок этой выплаты прописывался в соглашении: сначала Модульбанк не позднее 25 декабря выплачивает по 15 млн руб. каждому из основателей, а затем вплоть до середины лета выплачивает ежемесячными траншами так называемую компенсацию за расторжение трудового договора, рассказывает Францев. Ее размер зависит от финансовых показателей банка.

Первые 15 млн банк выплатил, а вот дальше все пошло не по плану. Во-первых, указано в иске Петрова, Модульбанк, вопреки условиям соглашения, не предоставил расчет размера полагающейся основателям компенсации (даже после получения заявления с такой просьбой). Во-вторых, Модульбанк не перечислил первый транш до 1 марта, который, по предварительным расчетам Петрова, должен был составлять 20% от всего размера компенсации минус уплаченные 15 млн – 18,1 млн руб.: на эту сумму Петров и предъявил иск к банку. То же сделали и Новиков с Лагутой. «18,1 млн руб. – это выплата за февраль, – говорит Лагута, – далее сумму иска можно уточнять».

Модульбанк только 27 апреля получил извещение о предъявлении к нему исков со стороны бывших работников, говорит представитель банка, но самих исковых требований не получал и с ними не знаком. Представитель Аветисяна не ответил на запрос.

По словам основателей, ключевой фактор, который определяет размер выплат, – чистая прибыль Модульбанка по РСБУ за 2019 г. на основе 102-й формы отчетности на сайте ЦБ. Там указано, что прибыль банка – 777 млн руб. Далее из стоимости бизнеса в семь прибылей банка за 2019 г. вычиталась первоначальная стоимость бизнеса (3 млрд руб.) и умножалась на долю основателей в бизнесе. В формуле учитывалось еще несколько параметров и показателей банка.

Итоговая сумма выплат, по предварительным расчетам основателей, должна составлять около 435 млн руб. на троих. Эту же сумму, по словам Петрова, ему в телефонном разговоре подтвердил предправления Модульбанка Александр Черствов. В телефонном разговоре с бывшими топ-менеджерами Черствов подтверждал получение претензии на похожую сумму, но на выплату такого «астрономического золотого парашюта» бывшим работникам согласия не давал, говорит представитель Модульбанка. Расчет, на котором настаивают Петров, Новиков и Лагута, помимо массы арифметических ошибок содержит и фактические, говорит представитель Модульбанка: произвести выплату по предложенному бывшими работниками расчету означает исказить отчетность банка в интересах бывших топ-менеджеров. В чем состоят эти искажения, он не объяснил. Он также отказался комментировать, о какой формуле работников идет речь, если банк, как работодатель, соглашался с условиями расторжения трудового контракта по соглашению сторон.

Если будет установлено, что условия для выплаты компенсации есть, выплата будет произведена, передал позднее «Ведомостям» Александр Черствов. «По их [Новикова, Петрова и Лагуты] работе в банке уже выявлены замечания. Насколько они серьезны, можно будет говорить после окончания независимой аудиторской проверки», – отметил он.

Указание сторонами будущих дат выплат за пределами трудовых отношений заставит суд оценивать действительность соглашения в целом, говорит партнер FMG Group Николай Коленчук: в пользу работников выступает то, что Модульбанк соглашение частично выполнил, выплатив 15 млн руб., т. е. фактически признал силу соглашения. В целом шансы положительного решения по исковым требованиям велики, считает Коленчук, вопрос только в сумме невыплаченной компенсации. Истцу, по словам Коленчука, стоит подготовиться доказать в суде, что финансовый результат работника после его увольнения связан с его вкладом в развитие банка в период его трудовой деятельности, иначе существует риск того, что суд посчитает предусмотренный сторонами порядок расчета необоснованным. В данном случае ответчики могут настаивать на том, что стороны указали в расчете условия, которые ни одна из сторон не могла предвидеть или на которые влиять, а следовательно, соглашение в данной части может быть признано недействительным.

Почему основатели ушли из Модульбанка без денег

Решению основателей выйти из Модульбанка способствовал арест в феврале 2019 г. и уголовное дело против основателя Baring Vostok Майла Калви и шестерых его сотрудников, говорит Петров. Калви связывал уголовное дело с корпоративным конфликтом в банке «Восточный»: Аветисян, владевший 32% акций банка, вместе с Юсуповым и другими партнерами добивался контроля над ним.

Три основателя Модульбанка решили цивилизованно разойтись с Аветисяном, продолжает Петров. «Во-первых, из-за корпоративного конфликта за банк «Восточный» у нас сорвалась сделка по продаже Модульбанка по оценке 10–12 млрд руб., и во-вторых, мы посчитали, что Артем нарушил этику деловых отношений, использовав уголовное дело для решения корпоративного спора со своими партнерами по банку «Восточный», – объясняет причины выхода из бизнеса Петров. Он не раскрывает, с кем велись переговоры.

В декабре основатели Модульбанка отдали свою долю в банке – 22,5% акций – Аветисяну, ничего за это не получив. Акции, которые у Аветисяна в 2016 г. приобретали основатели банка на основании договора купли-продажи, не были ими оплачены, рассказывал человек, знакомый с условиями сделки. В итоге стороны в декабре 2019 г. подписали расторжение договора купли-продажи по причине неисполнения обязательств по оплате – и акции вернулись к Аветисяну. Сейчас, по словам адвоката Петрова, рассматриваются перспективы судебных претензий к Аветисяну касательно условий, на которых был расторгнут договор купли-продажи акций между ним и основателями.

В итоге основатели Модульбанка заключили с банком соглашения о прекращении трудовых договоров, согласно которым Модульбанк должен выплатить всем троим в равной сумме деньги за развитие бизнеса за пять лет. Уходя из банка, основатели договорились, что расчеты с ними будут идти постепенно, говорит Новиков: они пять лет вкладывали в развитие банка. «Модульбанк – успешный проект, технологичный и прибыльный, – говорит Новиков. – Мы рассчитывали получить вознаграждение за то, что за пять лет банк стал стоить в 3–4 раза больше с учетом того, что в момент нашего прихода – в 2014 г. – он стоил около 3 млрд руб.».

Зарплата в «Восточном» – дело тонкое

Аветисян, пока Новиков, Петров и Лагута работали в Модульбанке, попросил их помочь с цифровой трансформацией «Восточного», вспоминает Петров: «Мы планировали трансформировать сегмент малого и среднего бизнеса и за один год привлечь около 30 000 клиентов». О таких целях «Восточный» объявлял в сентябре 2019 г. «Переходя в «Восточный», мы договорились, что это будет короткий проект, – говорит Новиков. – Основные работы планировалось завершить за полгода, мы не собирались становиться менеджерами». Новиков и Петров приступили к работе в декабре в качестве советников. Лагута в банк не перешел: он тогда занимал пост предправления Модульбанка.

В итоге, говорит Петров, они разработали стратегию, однако позже банк перестал платить зарплату. Оба решили приостановить свою деятельность в «Восточном», но из банка их так и не уволили, продолжает он: просто решили не оплачивать наши услуги. «Руководство «Восточного» не в состоянии прокомментировать мотивы этого решения. Думаю, потому что решения принимают не они», – отмечает он.

«Восточный» приостановил выплату заработной платы Новикову и Петрову в связи ненадлежащим исполнением работниками своих обязательств, говорит представитель банка. В чем оно заключалось, он не уточнил.