Читайте также
Туда и обратно. Как построен космический туризм
Что может предложить современная индустрия космического туризма?
Когда хочется в небо: где и как в Подмосковье научиться летать на самолете

Дорогое удовольствие. Почему Безос и Брэнсон не освоили космос раньше?

Технологии полета в космос Джеффа Безоса и Ричарда Брэнсона применялись еще 60 лет назад

Первые космические туристы совершили полеты на орбиту на мощном космическом корабле в период с 2001 по 2009 г. – так же, как это сделал Юрий Гагарин 60 лет назад. Ракета доставляла туристов на Международную космическую станцию (МКС), где они могли провести 1–2 недели в настоящих космических условиях. Чтобы поднять туристов в космос и вывести на низкую околоземную орбиту, использовали достаточно мощную и дорогую ракету-носитель. За такой тур путешественникам пришлось заплатить десятки миллионов долларов. А также пройти специальную подготовку в Звездном городке, где их не только проверяли на соответствие определенным медицинским требованиям, но и готовили к возможным аварийным ситуациям. 

Корабль New Shepard, разработанней компанией Джеффа Безоса Blue Origin, тоже имеет ракетную компоновку. Его высота составляет 15 м, диаметр – 6 м, он оснащен капсулой с шестью посадочными местами для экипажа, крупными иллюминаторами и тремя парашютами для приземления. Ступень ракеты выполняет роль ускорителя, который два дня назад разогнал New Shepard до высоты примерно 60 км (корабль по инерции взмыл до 107 км), после чего он отсоединился и возвратился на космодром на собственных двигателях. Сам корабль на мгновение завис в верхней точке, а после спустился на парашютах. Ракета и ступень могут использоваться повторно. 

Полет Безоса продлился чуть больше 10 минут. Формально нижняя граница космоса (100 км над уровнем моря, согласно определению международной авиационной федерации) была достигнута. Именно на этом допущении строится суборбитальный туризм. Чтобы поднять космический корабль с туристами до этой высоты и не выводить их на орбиту, нужна гораздо менее мощная и дорогая ракета. Перегрузки ниже, поэтому медицинских обследований для такого полета требуется гораздо меньше. Состояние невесомости длится несколько минут, при этом можно успеть насладиться впечатляющими видами из иллюминаторов. Точно так же проходили полеты первых астронавтов – Алана Шепарда (в его честь назван корабль Blue Origin) и Вирджила Гриссома (он, кстати, совершил свой полет 21 июля 1961 г.). 

Вместо ракеты и космического корабля компания британского миллиардера Ричарда Брэнсона (который умудрился опередить Безоса на девять дней) Virgin Galactic использует самолет-разгонщик WhiteKnightTwo. Он поднимается до отметки в 16 км над уровнем моря и отпускает космолет VSS Unity. Космолет, используя собственные двигатели, добирается до верхней границы космоса, а затем возвращается обратно. Перегрузки, возможно, чуть больше, чем в случае New Shepard, пассажиры могут находиться в невесомости около шести минут. Но в любом случае требования к медицинскому состоянию и подготовке пассажиров весьма щадящие. Интересно, что такая схема тоже использовалась ранее: так достигали космоса пилоты боевого самолета X-15 в 1963 г., только разгонщиком был бомбардировщик B-52.

В случае полета Брэнсона есть нюанс – его корабль достиг высоты 86 км над уровнем моря, которая считается космосом по стандартам ВВС США. По международным правилам нижняя граница космоса проходит на 14 км выше. Но этот нюанс можно считать незначительным, так как путешественник не заметит большой разницы.

Бизнес для богатых и увлеченных

Получается, что все схемы суборбитальных полетов частных компаний были испытаны и опробованы еще 60 лет назад. Технологии позволили сделать полеты дешевле и пустить в космос не только профессиональных пилотов, но и гражданских с минимальной подготовкой. Полет на МКС обходится космическому туристу примерно в $30–40 млн. Суборбитальные полеты на New Shepard и VSS Unity стоят участникам примерно $250 000. Почему частные компании не освоили космос раньше?

Во-первых, организатор должен создать ракету, способную достигнуть верхней границы космоса. Она вроде близко, всего час езды на машине, но, как говорил известный физик Ричард Фейман, – «если ваша машина умеет ездить вверх». Ричард Брэнсон создал компанию Virgin Galactic в 2004 г. и рассчитывал отвезти первых туристов в космос через пять лет. Но ошибся на 12 лет и пару миллиардов долларов, которые понадобились его компании для удачного запуска.

История Blue Origin началась в том же году. Она занимается не только разработкой небольшого суборбитального корабля New Shepard, но и орбитальной ракетой New Glenn, а также сама создает современные двигатели для своих ракет. Суборбитальный полет стал первым ее коммерческим стартом – победитель аукциона Оливер Деймен заплатил за место на корабле $28 млн. Даже Илон Маск, который первым сделал многоразовые ракеты и самую многочисленную группировку спутников связи, первых туристов собирается отправить в космос только в следующем году. 

Во-вторых, вложения в разработки окупятся не быстро. В 2020 г. мировой рынок космической индустрии составил $447 млрд, по оценке Space Foundation. При этом космический туризм даже не выделяется как отдельное направление. По прогнозам аналитиков банка UBS, он достигнет $3 млрд к 2030 г. На всех игроков, а ведь каждый из них вложил в развитие технологий пару миллиардов.

Космический туризм – это очень дорогой бизнес. Даже привычные венчурные мерки для высокотехнологичного бизнеса предполагают, что за 5–7 лет стартап вырастет в стабильную привлекательную коммерческую компанию. А тут надо вкладываться в течение 10–20 лет без гарантии прибыли. Такое себе могут позволить только состоятельные инвесторы, увлеченные идеей покорить космос.

Публичность на руку

Как мы уже говорили, Blue Origin делает не только суборбитальный корабль, но и собственную орбитальную ракету, а также современные двигатели BE-4 для частично многоразовой ракеты Vulcan американской компании ULA. Это уже понятный бизнес. Пусковые услуги для гражданских аппаратов составляют несколько миллиардов долларов в год, и еще есть менее прозрачный рынок запуска военных спутников. Blue Origin открыто на него рассчитывает, заявив, что сделает замену российским двигателям РД-180 и РД-181М, хотя они будут дороже. Американских военных переплата никогда не смущала: SpaceX с трудом добилась участия в тендерах, предлагая запуск своих ракет в разы дешевле ракет ULA, использованных военными.

Virgin Galactic, к примеру, вместо ракетоплана может запускать ракету со спутником. Такие запуски еще не стали массовыми, поэтому их себестоимость относительно высока. Кроме того, старт с самолета-носителя обеспечивает свободу в выборе времени и направления запуска, нет привязки к подготовке и условиям старта обычной ракеты.

Кроме прибыли частные космические компании получают еще и имиджевые преимущества. По примеру США и Китая, которые хотят подчеркнуть звание технологического лидера и совершить высадку человека на Луне, создатели суборбитальных кораблей показывают свои возможности в освоении высоких технологий. Такой авторитет может дать и прямую прибыль: полагаю, что благодаря известности Илон Маск смог добиться от Пентагона для своей компании права участвовать в запусках военных спутников.

Отпуск в космосе

Космический туризм сейчас – это скорее побочный продукт других космических проектов, чем основная цель компаний: демонстрация технологий, имиджевые дивиденды и немного любви к космосу.

Хотя это не самый перспективный бизнес, это не значит, что мы не можем извлечь из этого пользу. Когда технологии позволят снизить стоимость суборбитальных полетов, у нас тоже появится возможность провести отпуск в космосе. Там небо черное, звезды не мерцают, а внизу расстилается Земля.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора.

Самое популярное
Умный город
Голосование закрепляется в сети
Как технологии платформы mos.ru повлияли на выборы
Умный город / Интервью
Максим Привезенцев: «Литературное NFT даст молодым авторам возможность достучаться до читателя»
Интервью с писателем, продавшим финальную главу своей книги за $7000 с помощью токена
Наш город
5 причин полюбить Люблино: интересные локации в парке и усадьбе
Место, где вековые дворцы соседствуют с современными площадками
Свободное время
Осенние выставки: чарующая Москва Юрия Пименова и отвергнутые шедевры
Куда точно стоит сходить
Культурный город
Подведены итоги первого грантового конкурса Президентского фонда культурных инициатив
Всего было поддержано 1478 проектов на общую сумму порядка 3,2 млрд рублей
Наш город
Новослободский парк: уединение в центре Москвы
Где отдохнуть от городского шума
Гараж
Миллиардер Дмитрий Волков: «Искусственный интеллект может быть вашим другом»
Предприниматель и инвестор – о том, как появилась его страсть к вертолетам и как строит собственные метавселенные с помощью хобби
Умный город
В Москве прошел книжный NFT-аукцион
Организаторы уверены, что токены изменят литературный рынок
Культурный город
Коллективное чтение. В Москве приобретают популярность книжные клубы
Живые встречи – лучший мотиватор, считают организаторы
Умный город / Интервью
Станислав Тывес: «Клиенты будут с тем банком, у которого ежедневный цифровой сервис удобнее»
Интервью с заместителем председателя правления ПАО «Банк Уралсиб»
Наш город
Большой стрит-арт-объект, краснокнижный гриб и новый парк в центре Москвы: хорошие новости недели
Что позитивного случилось в столице
Наш город
Чем заняться на Московской международной книжной ярмарке
Новинки литературы, встречи авторов с читателями и дискуссии о саморазвитии
Горожане / Интервью
Евгений Водолазкин: «Покупать книги нужно, даже если их не читаешь»
В интервью «Городу» писатель рассказал о «Лавре» в театре и «Авиаторе» в кино, о собственных читательских предпочтениях и о чтении вслух
Горожане
«В бизнесе побеждает не спринтер». Гуляем по Москве с сооснователем Hoff Михаилом Кучментом
Об эпицентре свободы на Арбате, панораме Москвы с воды и о том, почему всегда нужно бежать за троллейбусом
Гараж
Руки вверх: испытываем в деле Nissan Qashqai
Популярный кроссовер обзавелся электронными фишками