Читайте также
Юлия Снигирь: «У меня была громадная пауза в работе»
«Хочу изменить семейную традицию». Никита Ефремов о своих походах к психологу и нездоровых отношениях
Илья Авербух: «У меня сейчас золотое время»

Милош Бикович: «Актер надевает маску, чтобы отыскать что-то в себе самом»

Интервью с сербским актером о новом фильме «Холоп 2» и любви к русской литературе
Злата Милявская для Ведомостей

1 января 2024 г. на российские экраны вышел фильм «Холоп 2» – продолжение одного из самых успешных российских фильмов последних лет «Холоп». К роли нахального мажора Гриши вернется актер Милош Бикович. «Ведомости. Город» поговорил с ним о русском характере, трюках на площадке и разнице работы в театре и кино.

– В кино и сериалах у вас уже сложилось некое амплуа мажора – в «Холопе», «Отеле Элеон», «The Телках». Как вы вышли на этот образ?

– Амплуа не зависит от того, каким я себя вижу, так меня видят продюсеры и режиссеры. Для них я хорошо соотношусь с этим образом – и моя актерская задача воплотить это на экране. «Мажорство», этакий архетип «плохого принца», – очень востребованная тема в российском обществе. Есть ощущение, что для многих людей она болезненна. В Советском Союзе главным было равенство. Люди, которые, ведут себя как короли жизни, которым закон не писан, сильно нарушают социальные договоренности. Это задевает чувство справедливости, которое есть у русского человека. Думаю, поэтому мажоры так часто появляются в российском кино. 

Централ Партнершип
– Вы связываете с этим успех первого «Холопа»?

– Да, но не только это. В «Холопе» соединено несколько важных для русского зрителя тем: это и социальная справедливость, и семейные ценности, и спасение души. Не надо человека казнить, его надо спасти – эта мысль, часто встречающаяся у Достоевского, подается в картине через юмор. В совокупности все это очень точно попало в аудиторию. 

– Несмотря на то что сейчас главная героиня – Катя, история Гриши тоже продолжается. 

– Идея сиквела как раз в том, что по-настоящему спастись можно только через другого человека. Если человек что-то понял, усвоил, он будет помогать другим людям. Думать о других, а не о себе – вот главный посыл «Холопа». И Гриша решается на героический поступок, чтобы помочь Кате. 

Биография

Милош Бикович родился в 1988 г. в Белграде. В 13 лет он вел детскую передачу на телевидении. Окончил актерский факультет в Белградском университете искусств. После ролей в сербских фильмах и сериалах дебютировал в российском кино в картине Никиты Михалкова «Солнечный удар» (2014). За ним последовали роли в сериале «Отель Элеон» (2016 -2017) и «Крылья империи» (2017), фильмах «Духless 2» (2015) и «Лед» (2018). Большую известность ему принесла главная роль «мажора» Гриши в фильме «Холоп» (2019) Клима Шипенко. «Холоп» – второй среди самых кассовых российских фильмов (сборы – больше 3 млрд руб.), уступает только «Чебурашке» (2023). Впоследствии Бикович сыграл Муслима Магомаева в сериале «Магомаев» (2020) и был напарником Юлии Пересильд в космическом блокбастере «Вызов» (2023). 

– Чтобы перевоспитать Катю, для нее, как и для Гриши в первом фильме, устраивают настоящий спектакль – с батальными сценами и Наполеоном. Почему, на ваш взгляд, именно вымысел (а не правда) в конце концов меняет этих героев?

– Это как с искусством, которое всегда ложь. Музыка, живопись, кино, литература – все это так или иначе резонирует с нами, хотя творцы используют образы, которых не существует, чтобы рассказать о мире, который реален. Актерское мастерство – это надеть маску, чтобы отыскать что-то в себе самом. Такой парадокс. Происходящее в «Холопе» – это своеобразный иммерсивный театр, в котором соучастниками невольно становятся Гриша, а затем Катя.

– Расскажите немного о съемках «Холопа 2».

– В начале съемки проходили там же, где и первая часть, – в Псковской области. Но так как по сюжету у нас происходит смена обстановки – мы продолжили снимать историю в Петербурге и Москве. Это совсем другой мир – балы, дворцы, роскошные платья. Мы хотели «обогатить» холопский мир, сделать его масштабнее. 

Централ Партнершип
– Что касается масштаба, батальные сцены получились замечательно.

– Конечно, это делали настоящие профессионалы. Они ориентировались на батальные сцены из фильма Сергея Бондарчука «Война и мир». А мне снова, как и в первом фильме, пришлось скакать на лошади, но уже со шпагой в руках. Было проще: я знал, чего ожидать. У меня аллергия на пыль и лошадей, поэтому теперь заранее пью антиаллергенные таблетки, чтобы все прошло менее болезненно.

– Вам нравится исполнять трюки самостоятельно? 

– Да, но я берусь только за те, что точно смогу выполнить, которые не представляют риска для других. Вообще, одна из причин, почему я решил заниматься актерским мастерством, – чтобы пробовать новое.

– Сцена бала в «Холопе 2» тоже снималась под влиянием «Войны и мира»? Вам пришлось учиться танцевать?

– Да, у нас с Аглаей было несколько дней занятий с хореографом. Хочу отметить высокий профессионализм массовки в сцене бала – так они хорошо играли и танцевали. 

– В фильме много цитируются Толстой и Достоевский. У вас есть любимые произведения русской классики?

– Я полюбил Достоевского еще во время учебы, в последних классах школы меня глубоко поразили «Братья Карамазовы». А основательно погрузился в русскую литературу, когда поступал на актерский. С тех пор обожаю пьесы Чехова. Толстой поначалу мне нравился меньше, потому что я не улавливал его тонкий психологизм. Думаю, по-настоящему я понял этого писателя через кино: его книги очень кинематографичны. А Достоевского, который мне нравится страстной и исключительной природой своих персонажей, как раз трудно экранизировать. Когда я приехал в Россию, то открыл для себя много других русских авторов. Думаю, если всю жизнь читать только их, то ничего, в сущности, не потеряешь. В русской классике есть все.

– В фильме «Солнечный удар» Никиты Михалкова, основанном на произведениях Бунина, у вашего героя была горькая фраза «какую страну мы загубили». Вам близки эти слова о том дворянском мире, который изображен в «Холопе 2»?

– Эти слова принадлежат не мне, а Бунину. Они близки Михалкову. Я думаю, они не имели в виду шикарные балы или дорогих лошадей. Почему потеряли? Потому что занимались не тем, не обращали внимание на место, где начало ржаветь. Все хотели наслаждаться жизнью, все хотели легких путей. Сегодня многие тоже хотят ездить на быстрых машинах, чтобы все уважали и завидовали. Думаю, подобное мироощущение было и тогда.

Централ Партнершип
– Чисто человеческие слабости, не так ли?

– Да, со времен Ветхого завета ничего не поменялось. Если вспомнить Вронского из «Анны Карениной» – как он загнал свою лошадь. Разве не так же сегодняшний мажор на мощной машине сбивает кого-то на дороге? Эта дикая человеческая природа в России проявляется таким образом, такая ментальность. «Солнечный удар» был как раз об этом. Люди потеряли страну, потому что привыкли говорить: «Это не моя проблема». В Евангелии написано: «Царство Божие, оно внутри». Ни одно царство нельзя победить снаружи, оно изнутри ломается. 

– Это актуально и сегодня?

– Это всегда актуально. Если у тебя есть сознание того, что страна – это твой дом, то всех людей в этой стране будешь воспринимать как семью. Ты не позволишь себе жестокость, воровство. Если это сознание отсутствует, фундамент уже непрочен. 

– В 2023 г. вы выступали в нескольких городах России со спектаклем «Ложь» на сербском языке. Он поставлен по пьесе Флориана Зеллера, автора оскароносного фильма «Отец» (2020) с Энтони Хопкинсом. Как вы столкнулись с пьесой, чем она вас зацепила?

– Поставить эту пьесу предложила моя коллега, сербская актриса Тамара Крцунович, она, кстати, знакома с Зеллером. И мне очень нравится то, что получилось. Это история о двух супружеских парах, встретившихся за ужином. По ходу вечера выясняется, что все они изменяли своим партнерам. Зеллер размышляет о такой теме, как ложь во спасение брака, можно ли скрывать правду и при этом оставаться счастливыми супругами. 

Мы играем «Ложь» немного серьезнее, чем задумывал автор. Он писал пьесу как водевиль, а мы постарались приблизить ее к психологической драме. Было интересно сыграть, каково это – жить в отрицании правды. Это самая сложная задача для меня в спектакле.

– А в чем, по-вашему, вообще отличие игры в кино от игры на сцене? 

– Основа одинаковая: нужно работать над персонажем, понять действие, характер. Отличается исполнение – на сцене и перед камерой. В кино, например, мне достаточно на крупном плане посмотреть на человека и передать эмоцию. В театре же мне надо посмотреть так, чтобы двадцать пять рядов это прочувствовали. 

– Вы уже стали чем-то вроде амбассадора Сербии в России – наравне с Эмиром Кустурицей, с которым вы, я так полагаю, хорошо знакомы. Знаю, что сейчас Кустурица планирует снимать фильм по роману Евгения Водолазкина «Лавр». Не обсуждали с ним этот проект?

– Эмир мне открыл этого писателя. Он посоветовал «Брисбен», и я прочитал. Потом «Авиатора». «Лавра» пока только планирую. Об экранизации мы еще не говорили. Для меня была бы честь работать с ним. Несмотря на разницу в возрасте, я считаю Эмира своим другом, приезжаю к нему в гости, в деревню Мокру Гору. Буду ли я сниматься в новом фильме, зависит не только от моего или его желания. Зависит от материала, смогу ли я подойти на роль в этом проекте. 

– Вы также работаете как кинопродюсер в Белграде?

– Да, проектов много. Сейчас снимаем новую часть криминальной драмы «Южный ветер» и заканчиваем монтаж камерного триллера «Изоляция», действие которого разворачивается в горах. В следующем году выйдет фильм «Большое ограбление трамвая». Его снял великий сербский режиссер Слободан Шиян, которого я бы сравнил с Леонидом Гайдаем. 

– Слышал, что вы мечтаете сыграть самого известного, пожалуй, в мире серба – ученого Николу Тесла. Это правда?

– Я не мечтаю сыграть, но хочу сделать про него фильм. Меня интересует этот человек, который столько сделал для цивилизации. Многое из того, чем мы пользуемся каждый день, появилось благодаря его открытиям. Кроме того, он был очень эксцентричной и интересной личностью с невероятной биографией. Это очень сложная и ответственная задача. Но я еще не нашел автора, поэтому говорить о проекте пока рано.

Другие материалы в сюжете

Самое популярное
Наш город
В топ-100 лучших ресторанов России вошли 36 московских заведений
Заммэра Наталья Сергунина рассказала о вручении всероссийской премии столичным рестораторам
Наш город
Горящая пора: Авиапатрулирование в столичном регионе стартует 1 мая
За пожарной безопасностью лесов в Москве будут следить 10 воздушных судов
Культурный город / Интервью
Юрий Чурсин: «Засиживаться на одном месте я не могу»
Звезда театра и кино рассказал о новых премьерах и о том, как ему удается совмещать роли актера и режиссера
Культурный город
Что покажут на Московском международном кинофестивале
Французский ужастик о вампирах и документальное кино о «брюслимании»
Наш город
Собянин: в Москве благоустроят свыше 2500 общественных пространств
В столице преобразят парки, скверы, дворы и, конечно, улицы
Свободное время
От спектакля до мастер-классов: где провести «Библионочь» в Москве
Организаторы подготовили около 1000 мероприятий во всех округах столицы
Наш город
Транспорт без пробок: какие изменения ждут велосипедистов Москвы в этом сезоне
Всего для проката будет доступно порядка 11 000 устройств
Наш город
Как московские ярмарки стали центром притяжения горожан и туристов
В 2023 г. их посетителями были более 6 млн человек, а предприниматели продали 11 642 т продукции
Горожане
Собянин отметил рост популярности товаров под брендом «Сделано в Москве»
За I квартал 2024 года участники проекта заработали дополнительно 78 млн рублей
Горожане
Шашлык в один клик: в Москве появится сервис онлайн-бронирования мест для пикников
Улуга позволит пользоваться беседкой и мангалом в течение четырех часов
Наш город / Интервью
Денис Гончарук: «Ребрендинг должен нравиться клиентам, а не руководству»
Основатель и руководитель креативной студии МОХ – об эволюции бизнеса и трудностях позиционирования
Горожане / Мнение
Как российским виноделам конкурировать с международными брендами
В отечественном производстве важна персонализация продукта
Наш город / Галерея
Как проходит реставрация памятника первому в мире космонавту Юрию Гагарину
Наш город
Монументальная работа: реставрацию памятника Гагарину завершат осенью
В прошлом году специалисты привели в порядок стилобат, в мае приступят к реставрации постамента и скульптуры космонавта
Горожане
Семейное дело: волонтеры Москвы активно вовлекают в акции родственников
Среди проектов: благотворительность, культура и спорт, помощь животным