Читайте также
«Хочу изменить семейную традицию». Никита Ефремов о своих походах к психологу и нездоровых отношениях
Любовь Аксенова: «Я знаю, что значит страх потерять человека»
«Зрители думают, что актер в жизни такой же, как на экране»

Юлия Снигирь: «У меня была громадная пауза в работе»

Звезда сериалов «Кровавая барыня» и «Новый папа» – о работе в Америке и о том, чему ее научил Евгений Цыганов
Марс Медиа

1 декабря на платформе Kion вышел сериал «Кеша должен умереть». Проект студии Валерия Тодоровского, сценарий писательницы и сценариста Анны Козловой («Краткий курс счастливой жизни», «Садовое кольцо», «Медиатор»), режиссер – Константин Богомолов. Он же сыграл главную мужскую роль – преуспевающего архитектора, который поддерживает теплые и, как постепенно выясняется, не только дружеские отношения со всеми своими бывшими.

Его нынешнюю жену Варю играет Юлия Снигирь. Для актрисы нынешний год оказался очень щедрым на интересные роли и резонансные проекты: от (анти) советской девушки Ариадны в фильме Андрея Смирнова «За нас с вами» (вышел в мае 2023 г.) до булгаковской Маргариты в фильме режиссера Михаила Локшина, премьера которого намечена на конец января.

– Валерий Тодоровский рассказал, что, когда к ним на студию пришла Анна Козлова со сценарием «Кеша должен умереть», стало жалко отдавать его «просто профессиональному режиссеру». Но появился Константин Богомолов. А для вас он тоже «не просто профессиональный режиссер»?

– Дело в том, что, помимо всего прочего, Костя при всей его одиозности – это фигура. И к нему по-разному относятся все. У нас-то с Костей отношения особенные, поскольку познакомились мы в 2011 г., когда у меня был сложный период жизни – настоящий экзистенциальный кризис. Мне справедливо казалось, что у меня ничего не получается в работе. Что я иду по пути, по которому совершенно не собиралась идти: хороший рекламный контракт вместо хороших фильмов. Аня Михалкова смеялась, говорила, что готова со мной поменяться местами, но это было лукавство. Я страшно переживала и собиралась в корне что-то менять, возможно даже профессию.

Вдруг появляется Богомолов и предлагает мне на полгода уехать в Петербург репетировать «Короля Лира». Это был поворотный момент в моей судьбе, мое спасение. Не могу сказать, что я чему-то такому научилась и из-за этих новых навыков жизнь и карьера пошли по-другому. Не совсем так. Скорее, совокупность всего. На эти полгода репетиций я вообще отказалась от всех съемок, жила, не выезжая из Петербурга. Это дало мне время и возможность разобраться в себе.

Я очень благодарна Косте за этот опыт. И после этого он для меня как бы немножко родственник. Мы можем не совпадать совершенно. Тем не менее я уже в который раз иду и работаю с ним, хотя страшно злюсь иногда за какие-то вещи.

Мармот-фильм
– Ваша героиня Варя действительно не понимала, что происходит на самом деле? Что муж спит со всеми своими бывшими? Или ей просто удобно не видеть то, что выбило бы из рутины?

– Не думаю, что она понимала. Мне кажется, это вообще распространенная вещь – когда человек так уходит в свой какой-то мир и настолько занят собой, что просто ничего не видит. Что пошло не так? Ей казалось, что все хорошо. Она построила какую-то свою конструкцию, у нее все на своем месте, каждый кирпичик. Вот у нее есть ребенок – он здесь. А вот этот кирпичик, это муж, – он здесь. У любого человека так. И нам очень сложно это нарушать.

– Год скоро заканчивается, у вас он был насыщенным: много проектов и огромный диапазон. Так «само» сложилось или это результат вашей грамотной стратегии?

– В общем и целом я стараюсь выбирать. И у меня бывают какие-то паузы в работе вполне себе приличные. Вот у меня так с «Танго» произошло, в котором я сейчас снимаюсь (сериал для платформы Kion, продюсеры – Валерий Тодоровский и Игорь Мишин, режиссер – Сергей Сенцов. – «Ведомости. Город»). Возник довольно большой перерыв: сценариев присылали много, но они мне не нравились. Ни один. И в какой-то момент я подумала, что, наверное, очень капризная. И надо уже на что-то соглашаться. И вот говорю себе: ну еще немножечко потерплю, потерплю, потерплю... И вдруг прилетает это «Танго». Я читаю эту историю, влюбляюсь в нее совершенно.

– «Танго» – это судьба женщины, преуспевшей в бизнесе, но не во всем остальном, которая меняет свою жизнь через танец. А вы занимались танцами до того, как получили это предложение?

– Никогда! В Щукинском училище меня выгнали с уроков танца. Говорили, что я идиотка. А я пряталась за шторой – т. е. у меня был такой детский расчет, что, пока педагог спохватится, пройдет какое-то время. Потом, пока он будет ругаться, пройдет еще немножко. А там уже и конец урока близок. А сейчас я подумала, что недаром судьба меня с этим столкнула, и сказала себе: «Юль, ну хватит, давай уже». У нас на проекте хореограф потрясающая – Сагдиана Хамзина, чемпионка мира по танго. И я от испуга перед встречей с ней побежала в одну из московских танцевальных школ и увидела там колоссальное количество взрослых состоявшихся женщин. Сначала у меня было ощущение, что вот им делать нечего, мол, скучно и т. д. Потом я поняла, что вообще по-другому и они какие-то другие все – более раскрепощенные, что ли. Потому что танец, конечно, дает другую энергию. И танго в проекте не просто так. Это психологическая модель вообще жизненная: мужчина ведет, а женщина позволяет себе быть женщиной. Она не просто идет за мужчиной, а она как бы на секундочку опаздывает. Почему? Потому что она такая...

– В «Танго» вы играете бизнесвумен. А в реальной жизни у вас специальное лингвистическое образование, разряд по шахматам. То есть, в принципе, вы и сами могли бы пойти по такому пути?

– Когда мы снимали какую-то сцену на работе, я шла, рядом водитель, секретарь – ну, у моей героини там высокая должность. И я шутя говорю: «Ну хоть на секунду представить себе, что я выбрала нормальную профессию. Что жизнь пошла по какому-то нормальному пути». Наверное, могло бы такое быть.

– А вот, смотрите, супружеская пара: Елена Лядова, которая сама замечательная артистка, ведет как агент дела своего мужа Владимира Вдовиченкова. У вас с Евгением Цыгановым не так?

– Не так. Для меня это какой-то недоступный уровень.

Марс Медиа
– Но вы с Евгением читаете сценарии друг друга?

– Нет, мы рассказываем друг другу. Единственный сценарий, который я прочитала, был «Человек, который удивил всех» Наташи Меркуловой и Алексея Чупова. Потому что Женя был в потрясении, почему ему это предложили. Он не понял и напрягся. А я прочитала и сказала, что это абсолютно его роль (герой, чтобы обмануть смерть, по совету шаманки меняет личность, прикинувшись женщиной. – «Ведомости. Город»).

– Правда выдающаяся роль. Но актерский приз в Венеции за этот фильм получил не он, а его партнерша Наталья Кудряшова. Он тогда не расстроился?

– Совсем нет! Он даже видит в этом какое-то провидение, что ли. Что жизнь ограждает его от медных труб.

– Я помню премьеру в Венеции «Нового папы». Это было реально круто. И не вызывало сомнений, что у вас тут же случится серьезный перелом в карьере. Так и произошло? Режиссер Андрей Смирнов же рассказывал, что, посмотрев сериал Соррентино, стал писать под вас сценарий – «За нас с вами».

– На самом деле всегда сложно уловить линию причинно-следственной связи. У меня была какая-то громадная пауза в работе после «Папы». Ничего не предлагали. Андрей Сергеевич Смирнов вообще считает, что существует обратный эффект: после какой-то очень хорошей работы актера наступают опасения в индустрии – а вдруг мы такой роли не сможем сделать?

– Международные проекты появляются в вашей жизни время от времени. Но ведь 10 лет назад после фильма «Крепкий орешек. Хороший день, чтобы умереть» с вашим участием вы могли остаться в Лос-Анджелесе и строить международную карьеру оттуда. Почему этого не сделали?

– Во-первых, у меня просто не было денег, чтобы жить в Лос-Анджелесе и ходить на пробы. Нужно было находить какую-то работу – типа официанткой. К чему, признаться, я не была готова. Ну и пробы там совершенно иные. Это кастинг огромного количества людей, а не пробы. Приходишь, говоришь: здравствуйте, меня зовут так-то. Мы здесь привыкли по-другому: нас знают, мы пришли, пробы точечные, именные. Ну и, может быть, не моя страна, что ли, не мой город.

Мармот-фильм
– После «Папы» был перерыв, но потом у вас параллельно с фильмом Смирнова возник проект Netflix, от которого в итоге вы отказались из-за конфликта расписаний. Это был трудный выбор?

– Действительно, мне предлагали главную роль в сериале Netflix и  звучало все интересно. Но я не могла себе такого позволить, ведь Андрей Сергеевич позвонил мне заранее и сказал, что пишет для меня сценарий. На самом деле, такие ситуации в моей жизни уже возникали: иностранные проекты приходили в момент, когда у меня уже здесь были договоренности. Пусть даже я не подписала договор, но существовали какие-то человеческие обязательства.

– Мне кажется, что Соррентино и Смирнов сейчас два топовых момента вашей карьеры. («Мастер и Маргарита» пока не вышел, поэтому не считается.) Можете сказать, как они оба работают с актером?

– Ну они очень разные. Все-таки мне кажется, что Соррентино больше про метафоры, Андрей Сергеевич – про какие-то бытовые детали. Хотя на самом деле текст его не очень бытовой. И я, кстати, это не сразу поняла. Мне казалось, что к этой истории надо с точки зрения повседневной какой-то правды подойти. А потом осознала в процессе, что это не так. Было смешно, когда я на читке много раз произнесла слово «оглушить» вместо «оглоушить». Я думала, опечатка. Андрей Сергеевич сказал: «Юля, почему оглушить?» – «А надо как?» Говорит: «Оглоушить». У меня был шок.

– Эта двойственность, она же и в вашей героине есть: она и советская, и чуть-чуть не отсюда.

– Это умышленно. Думаю, что отчасти Андрей Сергеевич имел в виду свою жену Елену Иосифовну Прудникову. Потому что если мы вспомним ее в мини-сериале «Два капитана», то это какая-то нездешняя совершенно барышня. А Марина Неелова? Насколько она была советской барышней вот в этих фильмах советских? Как бы советская героиня, но не здешняя. Сложный такой замес.

– Третья большая история – «Мастер и Маргарита». Михаил Локшин – молодой, но тоже большой, на мой взгляд, режиссер. Он как работает?

– Миша интеллектуал и, надо сказать, сноб. Он из хорошей семьи, образованный. Понимает в музыке, в литературе, в живописи. Прочитал все, что можно было прочитать на тему «Мастера и Маргариты». У него на площадке с собой всегда была толстая книга со всеми версиями романа. В книжке лежало огромное количество закладок.

– Вы же были приглашены еще в предыдущую версию экранизации, которую Николай Лебедев делал. Роль – мечта. А проект уходит к другому режиссеру. Вы переживали, что вас теперь могут и не взять?

– Ой нет! Я к этой роли вообще относилась так: она должна сама прийти. Или не прийти.

– В новой версии проекта появились сначала вы и только потом Цыганов?

– Да. Я пробовалась с огромным количеством артистов.

Марс Медиа
– А вы не предлагали – возьмите моего мужа?

– Нет. Хотя мне было очевидно совершенно, что лучше для этой роли не найдут. Именно для этой роли. По тому, как написан был сценарий. То есть, не просто Мастер, а Булгаков. В этом суть. Я подумала, что Булгакова может сыграть только Женя.

– Я видела черновой монтаж фильма, у Евгения временами фантастическое портретное фото с Булгаковым. И не могла понять: грим – не грим?

- Ничего такого не делали! Я считаю, что у Жени какой-то дар свыше. Вот правда. Через внутреннее погружение и понимание, что-то с ним происходит внешне. Это не то, как бывает, когда артист себе напридумывал накладку туда, накладку сюда. Я в этом смысле сама иногда с трудом себя сдерживаю – искушение, конечно, большое. Я на «Кровавую барыню» уговаривала сделать мне нос с горбинкой. Измучила всех этим носом: пожалуйста, пожалуйста! Режиссер мне говорил: «Не могу – это будет Ахматова какая-то». А Женя минимальным набором этого добивается. Не знаю, каким образом, но в «Мастере и Маргарите» он чистый Булгаков. Он мне тогда сказал на «Кровавой барыне»: «Ну, держи в голове этот нос!». Это, видимо, то, что он делает, и то, чему он меня научил – можно держать в голове. И все.

Другие материалы в сюжете

Самое популярное
Наш город
Объем столичных закупок у малого бизнеса за полгода превысил 317 млрд рублей
Это на 32% превышает показатель аналогичного периода 2023 года
Городская недвижимость
Банк России займет все офисы в новом квартале на «Белорусской»
Эксперты оценили сделку ВЭБа и ЦБ в исторической части столицы
Свободное время
От классики до джаза: «Зарядье» примет масштабную музыкальную программу
В рамках проекта «Культурный город» выступят отечественные и зарубежные артисты
Наш город
Городские службы Москвы перешли в режим повышенной готовности из-за непогоды
Дождь с грозой и ветром сохранятся в столице до конца дня
Наш город
Выставка к юбилею Московского зоопарка и артефакты XIX века – хорошие новости
Только положительные события в завершение недели
Наш город
В Москве появятся 30 современных центров женского здоровья
В столице разработали первый клиентский путь ведения беременности
Свободное время
Спорт, музыка, угощения: что ждет гостей проекта «Лето в Москве» в эти выходные
20 и 21 июля несколько улиц в центре столицы станут пешеходными
Свободное время
Куда пойти в выходные 20–21 июля
Самые интересные события в Москве
Наш город
Собянин: на платформе i.moscow зарегистрированы уже более 185 000 пользователей
Свыше 7300 компаний и ИП получили помощь через столичный сервис
Свободное время / Интервью
Владимир Перельман: «В Европе такого сервиса, как в Москве, нет»
Как русский ресторатор открывал парижское бистро в Лиссабоне
Москва 2030
Что гарантирует москвичам стратегия развития соцзащиты до 2030 года
Столица совершенствует меры социальной поддержки жителей города
Москва 2030
Куда пойти на форуме-фестивале «Территория будущего. Москва 2030»
Мероприятия пройдут в столице с 1 августа по 8 сентября
Москва 2030 / Интервью
Евгений Козлов: «Единственное, чего нет в Москве, – это моря»
Председатель комитета по туризму города Москвы о том, как столица и туристическая отрасль делают ожидания от города оправданными
Москва 2030 / Интервью
«Развитие технологий сегодня – это залог успешного завтра»
Топ-менеджеры «Трансмашхолдинга» рассказали «Ведомости. Москва – 2030» о планах по улучшению подвижного состава для Центрального транспортного узла
Москва 2030
Столица – лидер среди российских городов по уровню цифровизации
100% массовых социально значимых услуг полностью переведены в электронный вид и доступны в любое время