Читайте также
Какие стратегии помогут объективно оценить результаты своей работы
Профессиональные погорельцы. Как вовремя заметить и предотвратить выгорание
Профессиональное заболевание: как трудоголизм вредит сотрудникам и компании

Скажи гоп и перепрыгни: как установки из детства мешают нашей карьере

Негативные стратегии мышления не дают строить профессиональную и личную жизнь, но с ними можно бороться

Благодаря силе убеждения и внутренним установкам человек может стать успешным в работе и личной жизни, а может, напротив, потерпеть неудачу. Автор «Ведомости. Города» рассказывает, откуда берутся негативные стратегии мышления, как их распознать и изменить в свою пользу

Мы привыкли считать, что наши эмоции непосредственно связаны с событиями, которые с нами происходят. Руководитель раскритиковал сотрудника, и тот расстроился и даже задумался об увольнении. А если директор выписал премию сотруднику – он обрадуется и даже может взять на себя дополнительную нагрузку на работе. Выглядит логично, но в действительности все сложнее: сами по себе события, по сути, нейтральны и не влияют на наше эмоциональное состояние и поведение. Одна и та же ситуация одного человека может разозлить, другого – расстроить, а третьего вынудить принять импульсивное решение, минуя какую-либо рефлексию. Почему так происходит?

Эмоциональный и поведенческий ответы, которые у нас возникают, опосредованы и определяются нашими глубинными установками и убеждениями. Именно с их помощью человек оценивает те или иные ситуации и в результате этих оценок начинает испытывать те или иные эмоции. А также реализовывать какое-либо поведение. Например, у человека есть глубинное убеждение о себе «я слабый». Такой образ мыслей может вынудить его сомневаться в своих способностях справиться с рабочими задачами и жизненными трудностями. Он становится нерешительным, отказывается от новых возможностей и начинает страдать от депрессивных эпизодов.

Зачастую человек не осознает, что у него есть глубинные убеждения, или установки. Он может не замечать, как они влияют на его жизнь. Кроме того, их бывает сложно четко выразить или описать. Но носитель установок расценивает их как неотъемлемую часть себя, имеет к ним очень высокое доверие и не подвергает такие убеждения сомнению. Глубинные убеждения хорошо укоренены, генерализованы и сверхобобщены (т. е. они влияют не только на какие-то отдельные случаи, а, скорее, задают парадигму восприятия в целом). При этом убеждения могут быть функциональными, т. е. помогающими человеку быть хорошо адаптированным к окружающей реальности. А также и дисфункциональными, т. е. приводящими к его дезадаптации и психологическому неблагополучию.

Как появляются убеждения?

Еще в раннем детстве, когда человек начинает осваивать окружающий мир, он формирует представления о себе и доступной ему действительности. Взаимодействие с миром и людьми (прежде всего со значимыми взрослыми – родителями, входящими в ближайший круг семьи родственниками, воспитателями, учителями) приводит к формированию определенных выводов, что создает основу для зарождения убеждений. Так, еще в детстве мы получаем первый опыт собственных успехов и неудач – и опыт того, как к ним относиться. Здесь ключевую роль играют родители (а в случае их отсутствия – другие значимые близкие взрослые люди), которые показывают, как относиться к негативным и позитивным событиям. Ровно как умения, навыки и знания мы получаем в процессе интериоризации (переноса извне во внутренний план), так и некоторые убеждения появляются у нас похожим образом. Например, если родитель все детство повторяет ребенку «У других дети как дети, а у меня...», «Промолчи, за умного сойдешь», «Мужчины не плачут» или «Ты же девочка, девочки так себя не ведут», то такие убеждения, изначально лежащие на стороне родителя, могут становиться интроектами.

Интроект – это чужие убеждения, неосознанно заимствованные сторонние взгляды на что-либо (часто на самого себя), которые не были подвергнуты какому-либо критическому анализу и были признаны своими собственными. Интроекты очень сильны, и сила их не только в том, что их носитель не осознает чужеродность их природы. Но прежде всего в том, что исходили они от самых близких – от главных фигур привязанности. Идеализация этих фигур (как один из защитных механизмов психики) направлена на сохранение этой привязанности, что и приводит к тому, что в подавляющем большинстве сказанные слова принимаются на веру, не подвергаются критическому взгляду, а потом и вовсе признаются собственными – и сохраняются даже во взрослом возрасте.

Убеждения, независимо от того, насколько они адекватны, незаметно проходят трансгенерационную передачу от поколения к поколению. В 2023 г. ученые Марбургского университета имени Филиппа (первый протестантский университет Германии, основанный в 1527 г. гессенским ландграфом Филиппом Великодушным в Марбурге. – «Ведомости. Город») опубликовали исследование, согласно которому существенный вклад в развитие тревожного расстройства у детей вносит трансгенерационная передача негативных убеждений со стороны родителей.

Конечно, не все глубинные убеждения, которые у нас есть, формируются под влиянием родителей. Они могут появляться и позже – во взрослом возрасте при взаимодействии с другими людьми и при столкновении с какими-либо ситуациями. Например, очень сильными могут быть убеждения, сформировавшиеся в результате травматичного опыта, даже если он был пережит во взрослом возрасте.

Часто эти убеждения дисфункциональны и носят ограничивающий характер, т. е. мешают человеку реализовываться в работе или личной жизни.

Выдернуть с корнем

В когнитивно-поведенческой психотерапии выделяют целый спектр ограничивающих убеждений, а также когнитивных стратегий, основанных на когнитивных искажениях – т. е. на неверной и нереалистичной интерпретации информации для текущей реальности (впрочем, когда-то эта интерпретация могла быть и верной – в прошлом опыте и других ситуациях). Например, самая распространенная стратегия – это долженствование. Обладатель такой когнитивной стратегии мыслит категориями «Я должен», «Другие должны», «Моя ошибка непростительна, я должен добиваться результатов». Также существуют стратегии дихотомического мышления (человек склонен делить все на черное и белое), сверхобобщения, обесценивания, негативного фильтра и проч.

Но даже прочно укоренившиеся глубинные убеждения, дезадаптивные стратегии и интроекты поддаются изменениям (хотя и не сразу). Для начала необходимо выяснить, какими глубинными убеждениями человек обладает и на какие сферы его жизни они влияют. Затем необходимо исследовать, в результате чего он стал обладателем тех или иных убеждений, когда и как это произошло. А также установить, где он этому научился и что изменилось с тех пор. Если выяснится, что у человека есть дисфункциональные убеждения, которые его ограничивают, то нужно провести с ними работу. Самостоятельно это сделать сложно, но можно помогать себе в ситуациях, когда эти убеждения начинают довлеть. Например, найти ряд контраргументов к своему убеждению, т. е. поставить его под сомнение. В качестве примера можно привести глубинное убеждение о том, что «Я глупый».

Нужно установить, какие факты свидетельствуют в пользу того, что эта оценка не объективна. Можно попробовать опереться на предшествующий опыт и вспомнить случаи, которые опровергают это убеждение. Например, перечислить свои достижения на профессиональном поприще, вспомнить реакции и комплименты со стороны коллег, партнеров или клиентов. Достать свои дипломы и «корочки» об образовании и похвалить себя за полученный опыт. Все это – процесс когнитивной реструктуризации, и чем больше когнитивных искажений и дисфункциональных убеждений будет реструктурировано, тем более адаптивным станет мышление. В результате человек сможет реалистичнее воспринимать как себя, так и окружающую действительность.

Самое популярное
Горожане
Как молодой юрист следит за дорогами Москвы и строит «Зеленое кольцо»
Магомед Колгаев возглавлял шеринговые проекты дептранса, а теперь стал заместителем руководителя ЦОДДа
Наш город
Июнь в Москве может войти в тройку самых дождливых месяцев за 145 лет
В столице выпало уже почти две месячных нормы осадков
Городская недвижимость / Интервью
Оксана Дивеева: «Недвижимость в Москве востребована столетиями»
Директор по продажам Capital Group – об особенностях работы с элитным жильем
Наш город
В Москве растет спрос на утилизацию вторсырья
Пластик, упаковка и ненужные вещи обретают новую жизнь на предприятиях столичных производителей
Горожане
Столица для профи: молодежь все чаще выбирает профобразование
Среди популярных отраслей – транспорт, авиастроение, IT
Умный город
Цифровизация онколабораторий помогает ставить диагнозы на 20% быстрее
Московские клиники проводят более 5000 таких исследований в день
Другие города / Галерея
Вечеринка «Ведомостей» на ПМЭФе: как это было
Круиз по Финскому заливу прошел в преддверии 25-летия делового издания
Наш город / Интервью
Константин Майор: «Уличные медиа помогают формировать информационную повестку»
Владелец холдинга МАЕР – о социальной значимости фасадных экранов
Свободное время
Свобода творчества: на Никитском бульваре проходит художественный марафон
Мастер-классы на фестивале «Лето в Москве» бесплатные и не требуют регистрации
Свободное время
«Т-банк» во второй раз проведет «Лето в городе»
В 2023 году мероприятия посетили около 5000 москвичей
Горожане
Ксения Рясова: «Я сама торговать не умею»
Гуляем по Москве с президентом сети магазинов одежды Finn Flare
Наш город
В Москве поженились 165 пар и отметили день рождения манула – хорошие новости
Собрали только положительные события этой недели
Наш город
Стихия разгулялась: коммунальщики устраняют скопления воды после ливня
За несколько часов в некоторых районах выпала почти месячная норма осадков
Свободное время
Как в кино: «Москинопарк» и ВДНХ стали площадками фестиваля «Времена и эпохи»
Заммэра Наталья Сергунина – о четырех новых локациях масштабного исторического проекта
Свободное время
Куда пойти в выходные 15-16 июня
Только интересные события в Москве