Статья опубликована в № 2606 от 18.05.2010 под заголовком: Дай пальчик

Каннский фестиваль отдал должное насилию и страданию

На Каннском фестивале отстрелялся – почти в буквальном смысле – Такеши Китано и показал неприглядную «Красату» (Biutiful) Алехандро Гонсалес Иньярриту. Интриги каннскому конкурсу это не добавило
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
OUTNOW.CH

Китано на радость фестивальной публике выступил в жанре «все, что вы хотели увидеть в якудза-боевике, и даже намного больше». «Гнев» (Outrage) – история кровавой смены якудза-поколений, последний бенефис гангстеров старой закалки (одного – средней руки – играет сам Китано). Но бенефис откровенно бурлескный. Логика разборок примерно такая: «твои люди обидели моего человека» – «вот вам деньги и палец виновника в качестве извинения» – «да на фиг нам палец какого-то придурка, свой режь». И пошло-поехало: палец за палец, зуб за зуб – гангстерский кодекс как повод для буйной комедии взаимного уничтожения, фейерверка изобретательных циничных гэгов с использованием макетного ножа, тесака, палочек для еды и (под аплодисменты и дружный смех) бормашины. К середине устаешь разбираться, кто, кого и за что покалечил или убил. Или сперва покалечил, а убил потом. Главное отличие от Китано времен «Жестокого полицейского» и «Сонатины» – никакой романтики и меланхолии. Все до единого персонажи либо идиоты-беспредельщики, либо идиоты-прохиндеи (как дипломат-африканец, приторговывающий в посольстве наркотиками), либо просто идиоты, которые очень быстро становятся мертвыми идиотами. На весь фильм есть один человек, который ни при чем: он в наушниках заходит в кафе, просит лапши и продолжает смотреть в плейере какое-то другое кино. Ему наконец приносят лапшу – с двумя отрубленными пальцами.

Прорываться на утренний показ «Красаты» пришлось почти с боем (и это в 8.30 утра). Неужели вот он – гвоздь конкурсной программы? Но нет, ажиотаж был просто следствием безобразной организации. А Иньярриту оказался не похож на себя только в том, что мелодрама на этот раз линейная, а не порезанная на куски, соединяющиеся в финале, как было в «Суке-любви» и «Вавилоне». Сценарий он сочинял без привычного соавтора Гильермо Арриаги, который теперь сам режиссер. В оригинале фильм называется Biutiful – это ребенок спрашивает героя, как по-английски пишется «красивые», а тот отвечает: «Как слышится». Действие происходит в Барселоне, но узнать ее можно разве что по нескольким кадрам, в одном из которых собор Святого семейства. А в основном на экране – нетуристическая изнанка каталонской столицы, мир подпольных швейных цехов и уличной торговли левым товаром. Герой Хавьера Бардема обеспечивает нелегальной работой иммигрантов из Африки и Китая, пытаясь относиться к ним без обычного в этой среде цинизма. У него двое детей, сложные отношения с бывшей женой и братом, а кроме того, запущенный рак простаты. По идее, кино про то, как герой из последних сил сохраняет достоинство – человеческое и мужское. Но Иньярриту, как всегда, с такой силой жмет на мелодраматические педали, что действие можно грубо свести к двум физиологическим отправлениям: персонажи периодически должны либо расплакаться, либо обмочиться (главный герой понятно почему, а его маленький сын страдает энурезом). Но Бардем играет самоотверженно: могут и наградить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more