Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Мокроусов
Статья опубликована в № 2774 от 20.01.2011 под заголовком: Джеймс Кук: инструкция к употреблению

В Берне проходит выставка, где моряк Джеймс Кук представлен просветителем

В Берне напоминают о бедах и достижениях эпохи великих географических открытий. Жаль, что это время уже не вернуть
Выставка напоминает о том, как знакомились культуры/ Historisches Museum Bern
Выставка напоминает о том, как знакомились культуры/ Historisches Museum Bern

Мореплавателя Джеймса Кука (1728–1779) все ценят за разное. Одни благодарны ему за то, что он ввел в Европе моду на татуировки. Другие восхищаются научными заслугами Кука: в трех его экспедициях участвовали лучшие ученые эпохи, они сделали столько, что позавидует любая академия, а научные приборы использовались лишь новейшие. На выставке «Кук и открытие южных морей» в бернском историческом музее показывают, в частности, классические морские средства определения широты, квадранты и сменившие их к середине XVIII века более точные секстанты. Кук пользовался только последними моделями, составление карт увлекало его не на шутку.

Кук был хорошим капитаном. Его экипажи теряли меньше матросов, чем другие длительные экспедиции той поры. Это требовало тщательной подготовки. В Берне показывают, например, не только модель английского парусника, но и количество и пропорции загружавшегося провианта. Среди представленных редкостей – настоящий сухой суп XVIII века.

Для аборигенов открытия Кука приводили порой к катастрофическим последствиям. Так, население Маркизских островов после его экспедиции сократилось с двадцати до трех тысяч: инфекции и вирусы европейцев оказывались смертельными для островитян (впрочем, драматичное сокращение жителей на острове Пасхи, где Кук был в 1774 г., произошло не по вине англичан). Неудивительно, что жители Юго-Восточной Австралии оставленных на берегу даров не приняли и общаться с моряками отказались. Австралийцев не привлекало то, что очаровало таитянок: для них дети со светлой кожей выглядели аристократично – достаточный повод, чтобы не интересоваться венерическими болезнями. За сексуальные услуги моряки расплачивались подарками. В ходу была и практика обмена даров, полученных на одном острове, с жителями другого. Так таитяне получили шлем из перьев, врученный в свое время Куку на архипелаге Тонга. Кук любил Тонга за дружелюбие, назвал его Островами дружбы. Парадоксальным образом лучшая часть его оружейной коллекции была собрана именно здесь.

В экспедиции всегда приглашали художников. Их альбомы заменяли современникам журналы путешествий и телепередачи. У Кука работала интернациональная команда – и швейцарец Джон Вебер, и немецкие исследователи отец и сын Форстеры. А увидеть им довелось многое – ведь еще на глобусе 1764 г. из коллекции Австрийской национальной библиотеки Южное полушарие зияет пустотой. Лишь после Кука на карты нанесли новые острова и архипелаги, уточнили берега Новой Зеландии и Восточной Австралии, что в итоге позволило англичанам сделать в 1783 г. глобус, более-менее похожий на современный (его предоставил Национальный морской музей в Гринвиче). Вторая экспедиция Кука (1772–1775) сняла вопрос о существовании гипотетического Южного континента, который по размерам мыслился сопоставимым с Америкой.

Помимо этнографических коллекций, экспедиции привозили в Европу и живых людей. Так, Великий Омаи с Таити был одно время любимцем лондонского общества, где его принимали как принца. Сохранилось множество его портретов, написанных английскими художниками. Но Омаи решил вернуться на родину, где оказался изгоем: после жизни в Англии его восприняли как чужака, он умер отвергнутым соплеменниками.

Хотя целью Кука были южные моря и Полинезия, маршруты его экспедиций пролегали от Аляски до Антарктиды. В 1778 г. он даже думал зазимовать на Камчатке. Прими он такое решение, оно могло бы спасти ему жизнь.

То, что Кук дожил до 1779 г., – дело счастливого случая. Он мог погибнуть и гораздо раньше, например еще в Новой Зеландии. Но вряд ли бы это обстоятельство сказалось на масштабах нынешней выставки: слишком многое переменилось в астрономии и этнографии, зоологии и ботанике в результате его кругосветных плаваний.

После смерти Кука части его тела были распределены между важнейшими семьями на Гавайях, которые восприняли дар как высшую честь. Их можно понять. Не догадываясь о роли Просвещения для европейской цивилизации, они верно почувствовали, кто был его важнейшим героем.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more