Статья опубликована в № 2910 от 05.08.2011 под заголовком: Белая опера

Музыкальный фестиваль "Каринтийское лето" посвящен Дариусу Мийо

Фестиваль «Каринтийское лето» открывает редкие страницы искусства двадцатого века – например, мифологические оперы-короткометражки весельчака Мийо
Ferdinand Neumüller

Австрийский фестиваль «Каринтийское лето» – из числа молодых. Он был основан в 1969 году в Оссиахе, знаменитом своим монастырем, – гораздо позже фестивалей в Брегенце и тем более в Зальцбурге, которому уже исполнилось 90 лет. Но относительная молодость не влияет на репутацию. Гостями фестиваля прежде были Аббадо и Бернстайн, Кремер и Гергиев, Мути и Бернарда Финк. А в фестивале нынешнего года, например, участвуют Владимир Федосеев с Симфоническим оркестром Венского радио и скрипачкой Патрицией Копачинской, пианист Рудольф Бухбиндер, меццо-сопрано Магдалена Кожена, Владимир Ашкенази с молодежным оркестром Европы. Главным событием фестиваля уже многие годы являются «церковные оперы» – произведения, сюжеты которых так или иначе связаны с Библией, от Бриттена до нашего современника Томаса Шлее (его симфонию исполняли в мае в Москве).

Фестиваль нынешнего года проходит под знаком Дариуса Мийо (1892–1974), одного из членов знаменитой группы «Шестерка». Единство этой группы, среди членов которой были Онеггер и Орик, выглядит сегодня сомнительным. Скорее, энергия Жана Кокто, ставшего в 20-е годы ее рупором, объединила столь разносторонних композиторов. Конечно, все они восхищались Эриком Сати и дягилевскими балетами, а некоторые из них к тому же сочиняли для «Русских сезонов»: «Лани» Пуленка, «Матросы» Орика и «Голубой экспресс» Мийо вошли в постоянный репертуар дягилевской труппы. Но никто в итоге не создал ничего близкого по радикальности к балету «Парад» того же Сати, с которого началась новая эра музыкального театра. Тем не менее авторы остались в истории, став классиками не только в масштабах Франции, они по-прежнему звучат на сценах крупнейших залов мира.

На фестивале в Оссиахе жизнерадостную музыку Мийо исполняют в дюжине концертов, а Ашкенази дирижирует самым известным его произведением, джаз-балетом «Бык на крыше», поставленным в свое время Кокто явно в пику своему лучшему другу Дягилеву, отвергнувшему проект.

В Оссиахе помимо этого представлен и редкий Мийо. Программа «Боги и сыновья» объединила три его «короткометражные» оперы на тексты Анри Оппено, все вместе идущие едва ли три четверти часа. «Похищение Европы», «Брошенная Ариадна» и «Освобожденный Тесей» считаются ответом композитора на вальсы-минутки, которые, в свою очередь, пародийным образом откликались на оперы Вагнера. Все три оперы-минутки поставлены Титусом Хольвегом как единое целое. Выступающий также в роли художника Хольвег создал костюмы и декорации из белой бумаги, напомнив тем самым о биполярности античного мира, не любившего переходов и оттенков и предпочитавшего строгую геометрию как в этике, так и в эстетике: левое – правое, черное – белое, добро – зло. Он усложнил задачу, посадив зрителей в вытянутом зале Альбана Берга друг напротив друга. Действие проходит на длинном языке сцены, протянувшемся от оркестра к выходу.

Оперы предваряет Шестая Маленькая симфония Мийо и написанный им на стихотворение китайского поэта Лю Цзун-юаня (773–819) «Снег на реке» опус для голоса и восьми инструментов. Это мировая премьера произведения, подаренного в 60-е годы французским композитором своему коллеге, отцу нынешнего интенданта фестиваля Томаса Шлее, все эти годы партитура хранилась в архиве семьи. «Там еще много неизданных рукописей в коробке, например Кодаи», – говорит интендант.

Во втором отделении показали сценическую кантату Мийо «Возвращение блудного сына» на текст Андре Жида (как и в случае с операми, либретто перевели на немецкий). Режиссер вместе с дирижером Эмануэлем Шульцем дополнили Мийо фрагментами из «Большого версальского королевского дивертисмента» Жана-Батиста Люлли. Барочное вмешательство пошло на пользу общему действию, перенесенному в наши дни. Блудный сын возвращается в образцовую буржуазную семью, тоскливую до невозможности, если бы не младший брат. Теперь его очередь отправиться в странствие. Единственное напутствие, которое он слышит от старшего: «Уходи и уже никогда не возвращайся».

В дни фестиваля в барочном зале монастыря Оссиаха открыта выставка 81-летнего Даниэля Мийо, сына композитора. Он профессионально занимается изобразительным искусством, учился у Оскара Кокошки, много раз портретировал отца. На выставке показывают графику Мийо последних лет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать