Стиль жизни
Бесплатный
Александра Машукова

Официальная программа «Золотой маски»: пять спектаклей, которые нельзя пропустить

В Москву привозят неожиданные постановки из Омска, Дрездена, Санкт-Петербурга
А. Богодист

Смотр самых заметных российских постановок последнего времени официально стартует на фестивале 27 марта. К сожалению, по техническим причинам в Москву не приедут две важнейшие работы, сделанные мэтрами, — «Ваш Гоголь» Валерия Фокина и «Три сестры» Льва Додина. Из конкурсной афиши «Пятница» выбрала пять спектаклей, на которые нужно обратить особое внимание, в том числе и потому, что в столице их в другое время не увидишь.

«Три сестры» Льва Эренбурга, Небольшой драматический театр (СПб)

Зачем идти: за новым взглядом на классику

Создатель Небольшого драматического театра делает спектакли, представляющие собой череду этюдов — с рваным ритмом и стремительными переходами от смеха к истерике и от драматизма к скандалу. Он любит «снижать» классических героев, лишать их благородной осанки — но делает это не ради развенчания, а чтобы доказать зрителю: они такие же, как мы. И так же выпивают, и слишком уж легко переходят от поминок к празднику. И сами моют пол (как сестры), и стараются заглушить душевную боль физической (как Соленый, который сам себе вырывает зуб). Иногда у Эренбурга классические персонажи выглядят совсем уж необычно: в этих «Трех сестрах», например, запоминается Ирина-хромоножка — видимо, ее физический изъян символизирует скрытый внутренний надлом.

«Счастье» Андрея Могучего, Александринский театр (СПб)

Зачем идти: за изысканной сценографией

Спектакли Андрея Могучего ошеломляют своей красотой — иногда даже кажется, что столь явное преобладание визуального идет в ущерб содержанию. За сценографию в них обычно отвечает художник Александр Шишкин — для «Счастья» по мотивам «Синей птицы» Мориса Метерлинка он придумал клоунские маски и огромных кукол, теневые силуэты в два человеческих роста и анимацию, картонную машину скорой помощи, которая «выезжает» на сцену, и странные «пластилиновые» костюмы. Визуальные аттракционы сменяют друг друга, и смена эта фиксируется титрами, вроде «Старая квартира, в которой жили бабушка и дедушка Тильтиля и Митиль». Текст здесь не слишком важен, а сюжет существенно отличается от сказки Метерлинка: в новогоднюю ночь в дом, где Тильтиль и Митиль живут вместе с папой, дедушкой и беременной мамой, влетает Синяя птица. Маме становится плохо, ее увозят санитары, и выясняется, что жизнь ее и не рожденного ребенка находится во власти Царицы Ночи. Тильтиль и Митиль отправляются в царство мертвых, чтобы найти Синюю птицу и помочь маме. Добавьте сюда музыку Александра Маноцкова — и получится зрелище, крайне не похожее на обычный спектакль для детей (в Александринском театре его рекомендуют детям с 9 лет).

«Безрукий из Спокэна» Сергея Федотова, театр «У моста» (Пермь)

Зачем идти: за современной драматургией

Сергей Федотов много ставил популярного ирландского драматурга Мартина Макдонаха у себя в Перми и других городах, в том числе совсем недавно в московском Театре на Таганке. Для тех, кому интересна новая драматургия, Макдонах — идеальный выбор: его чудаковатые герои обычно вырастают до типажей, а в тексте парадоксально сочетаются черный юмор и трагизм, ироническое обыгрывание штампов современной массовой культуры и психология. Главный герой «Безрукого из Спокэна» — форменный маньяк: 27 лет назад бандиты отрубили ему кисть руки, и теперь он мечтает не только наказать обидчиков (а заодно и тех, кто попадется на пути, вроде парочки мошенников), но и вернуть себе утраченное. В результате у него обнаруживается целый чемодан отрезанных конечностей. То, что в пермском спектакле все эти навороты событий помещены в подчеркнуто будничную среду, по-своему закономерно: а как иначе все это играть?

«Арлекин» Антона Адасинского, театр Derevo (СПб — Дрезден)

Зачем идти: чтобы увидеть европейский пластический театр

Ветеран питерского театрального авангарда, давно обитающий в Германии, Derevo не впервые выдвигается на «Золотую маску» в категории «Эксперимент». Сюжетную канву в постановках Антона Адасинского обычно проследить трудно, как правило, это вариации на заданную тему. Тема «Арлекина» — балаган, когда прямо на сцене творится импровизация, а клюквенный сок, которым истекает паяц, оборачивается настоящей раной (Пьеретта «съедает» сердце Арлекина, но главная любовь героя вовсе не к девушке, а к сцене). Полная отсылок к Феллини, комедии дель арте и Пикассо, эта короткая (идет 1 час 20 минут) постановка — пример того, что на Западе называют «физическим театром»: нечто среднее между танцевальным спектаклем и перформансом.

«Август. Графство Осэйдж» Анджея Бубеня, Театр драмы (Омск)

Зачем идти: за актерским ансамблем

Один из самых именитых провинциальных театров привозит пьесу современного американского драматурга Трейси Леттса, рассказывающую о кризисе семьи. Как-то летним вечером таинственно пропадает глава большого разветвленного клана — и представители трех поколений собираются в родовом поместье, чтобы выяснить, что произошло. Анджей Бубень ставит эту, не лишенную комедийных поворотов, историю с полным вниманием к психологии персонажей — так, что каждый из них получает шанс на свою долю понимания и даже сочувствия. А каждый из исполнителей (в омском Театре драмы очень сильная труппа) — право на то, чтобы быть отмеченным. Так что не знаешь, за кем следить интереснее: за женой пропавшего главного героя, которая только кажется выжившей из ума пожилой дамой, или за ее несуразными сестрами, или за их мужьями, или за молодой служанкой, невозмутимо наблюдающей на происходящим.

До 16 апреля, www.goldenmask.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more