Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов

Фальшивый купон, или Как я стал персонажем Толстого

Сюжеты великих литературных произведений, бывает, повторяются с нами в жизни.

На днях я покупал в одном крупном магазине оборудование для загородного дома. Продавец, оформляя покупку, спросил:

– Есть ли у вас купоны нашего магазина? Тогда бы я сделал вам скидку.

Купонов у меня не было.

– Я могу сделать вам скидку на пять тысяч, – заметил он, – если вы дадите мне две пятьсот наличными.

Он предлагал мне жульническую сделку, на которой мы оба наваривали по две пятьсот – этих денег недополучал магазин, в котором он работал, а я нередко отоваривался. Но это сейчас я так формулирую. Тогда же я просто подумал, что, раз предлагают, грех отказываться.

– Положите деньги вот сюда, – он указал мне под стойку. Я положил. Он, помедлив, осмотрелся и взял их.

Скидка мне была выписана. Девушка на кассе посчитала стоимость покупки – получилось около 25 000 – и скинула пять тысяч. Я расплатился картой.

Отойдя от кассы, я вдруг сообразил, что выбрал не тот щиток. Отправился менять его и, взяв нужный, вернулся к той же кассе. Девушка стала пересчитывать возврат.

– Сколько у вас было купонов? – вдруг решила она уточнить.

Тут меня впервые прохватил стыд.

– Один, – неуверенно сказал я.

– Один? – недоверчиво переспросила она.

Я сообразил, что с одного купона мне бы пять тысяч не скинули.

– Нет, не один, конечно, – сказал я. Если бы она посмотрела на меня внимательно, увидела бы меня красного как рака. – Не помню точно... столько, что скидка получилась на пять тысяч.

Кассирша почему-то долго возилась – очевидно, не сразу сообразила, как пересчитать с учетом скидки не общую сумму покупки, а один только щиток. Или она должна была сделать пересчет так, чтобы не выявить махинаций продавца, о которых, возможно, знала. Но, к моему облегчению, мне вопросов она больше не задала.

На следующий день я пропустил телефонный звонок — а вскоре мне пришла длинная, в два экрана эсэмэска: «Здравствуйте, это вас беспокоят из магазина такого-то. Вы вчера обменивали товар. Во время операции программа слетела. В конце дня пересчитали выручку и обнаружили недостачу. Виновата я. Теперь вся эта сумма ляжет на меня. Для меня это неподъемная сумма. Вся моя зарплата меньше, чем эта сумма. А у меня маленький ребенок на руках. Пожалуйста, войдите в мое положение».

Заметим, что сбой произошел не при оплате всей покупки, а именно при обмене щитка – когда кассирше понадобилось учесть несуществовавший купон. Тут-то и вышел затык, отвлекший ее от сбоя программы. А ведь она была не тупа – нашла ведь по номеру моей клиентской карты мою анкету, а в ней – мой телефон.

Я перезвонил девушке и через час был в магазине.

На той же кассе сидела другая кассирша, постарше, – но она была в курсе дела. Отослав очередь по соседству, она приняла меня как дорогого гостя.

– Хорошо, что проявили сознательность, – так сказала она. – А то бы два месяца девчонке зарплаты не видать.

Теперь мне нужно было подписать с полдюжины заявлений и квитанций. Все бумажки мне подавали предупредительно заполненными, и я подписывал их не глядя, думая только о том, как бы не выплыл снова злосчастный купон. Но о нем мне никто не напоминал.

В это время к кассе подошла вчерашняя кассирша. В мою сторону она подчеркнуто не глядела.

– Ну что, перечислила? – спросила она старшую коллегу. – Сходится?

– Сходится, – ответила та. – Можешь идти.

С девушки спало напряжение. Она повернулась ко мне.

– Мужчина! – сказала она. – Вы себе представить не можете, как я вам благодарна. Вот, возьмите, пожалуйста!

Она держала пакет, из которого выглядывала бутылка коньяку.

– Нет, что вы, что вы! – замахал руками я.

– Возьмите, я вас прошу! – и она насильно вручила мне пакет.

Но это было еще не все.

– Мужчина, я вас поцелую! – воскликнула кассирша.

Обеими руками она обхватила меня за шею и крепко, тепло прижала к себе. Я не успел даже переменить позу, чтобы принять ее в объятие, – моя рука с коньяком осталась неловко зажатой между нами.

Кассирша постарше тем временем успела собрать мне подарочную сумку с красивыми бумажками магазина. Я сказал, что забыл купить к щитку адаптер. Она со рвением отправилась вместе со мной к продавцам и помогла выбрать адаптер самый новый, а потом еще и на него оформила скидку. Из магазина я вышел, словно искупавшись в горячей благодарности.

Вечером, пробуя призовой коньяк, я вдруг понял, что с нами повторилось ровно то, что описал Толстой в рассказе "Фальшивый купон".

Вы помните этот рассказ. Я перескажу только его центральную линию, от которой в стороны расходится много ветвей.

Гимназист задолжал товарищу. Он просит денег у отца, но тот отказывает. Ушлый приятель помогает ему подделать купон. Фальшивый купон удается сбыть в лавке и получить с него сдачу наличными. Лавочник, обнаружив фальшивку, грубо ругает жену, принявшую купон, а потом сбывает купон мужику за дрова. Мужик с фальшивым купоном попадается в трактире. На суде против него лжесвидетельствует лакей лавочника. Лишившись денег, мужик становится конокрадом. Вскоре его хватают крестьяне. Один из них убивает конокрада. Убийцу отправляют в острог. За два года в остроге убийца теряет семью и дом. Выйдя на волю, он снова начинает убивать – уже ни в чем не повинных людей.

Зло порождает зло. Каждое новое преступление оказывается страшнее предыдущего. Цепочка зла разматывается вниз и вниз. Доходит до детоубийства. А последней жертвой становится праведная женщина, глядя на которую половина села перестала пить, курить, ругаться и ходить в церковь.

Убийце снятся черти, водка не помогает, он сдается полиции. И вот здесь начинается то, чем и велик поздний Толстой. В тюрьму, на самое дно жизни, в самую черную душу приходит добро. Убийца начинает читать Евангелие. Вскоре он совершает первое доброе дело – вне очереди чистит парашу.

Так же неумолимо, как зло порождало зло, добро порождает добро. Цепочка начинает медленно и верно сматываться наверх. От раскаявшегося убийцы добро приходит в душу лакея, который когда-то оклеветал мужика. Лакей выручает деньгами разорившегося лавочника. Повзрослевший гимназист встречает просветленного каторжника и устремляет свою жизнь к правде. Его ушлый приятель, некогда подделавший купон, тоже получает урок душевного благородства, которым теперь стремится делиться с другими. В последнем абзаце бывший гимназист мирится с постаревшим отцом, который в самом начале рассказа отказал ему в пустячной просьбе.

Наглядно, не жалея деталей, Толстой сначала опускает нас вниз, в самую пропасть, а потом так же властно подымает наверх. Это и есть вертикаль в искусстве, вот чему я хочу подражать в своих делах. Но я никак не ожидал, что эта самая вертикаль вторгнется испытаниями в саму мою жизнь – и что первое испытание я проиграю.

Вполне вероятно, продавец нуждался в деньгах, потому что задолжал товарищу. Поэтому он и предложил мне фальшивый купон. Купон стал причиной сбоя на кассе. Вся геометрия моего сюжета – та же, что у Толстого. Хотя мой сюжет, по счастью, не так богат – я словно прожил первую страницу рассказа Толстого, а потом сразу последнюю.

А если бы я, предположим, не проявил «сознательность» и не вернул бы денег в магазин? Кассирша, чтобы выпутаться, стала бы, например, требовать денег с бывшего мужа. Тот бы отказал, начался бы шантаж… И пошла бы разматываться та самая цепочка зла. Нет, я не буду придумывать дальше: я ведь, как выяснилось, не Толстой, я – персонаж Толстого.

А вы когда-нибудь попадали в литературные произведения?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more