Статья опубликована в № 3205 от 09.10.2012 под заголовком: «Завтра» прошло

Фестиваль 2morrow/Завтра: Народ за Балабанова

На фестивале 2morrow/«Завтра» победил «Просто ветер» Бенедека Флигауфа, а зрители проголосовали за Алексея Балабанова
Приз 2morrow для фильма Флигауфа не первый
outnow.ch

Картина Бенедека Флигауфа – чуть ли не единственный фильм, приехавший на конкурс не из Венеции, к программированию одной из параллельных программ которой имеет непосредственное отношение новый куратор московского смотра Сильван Озу. «Просто ветер» – из Берлина, где зимой завоевал «Серебряного медведя».

Московская победа фильма Флигауфа знаковая – именно на первом «Завтра» пять лет назад главный на сегодня венгерский кинорежиссер был открыт российской публике: тогдашний арт-директор и автор революционной для России концепции стремительного трехдневного кинофестиваля Алексей Медведев пригласил в Москву визионерскую картину «Млечный путь», только что победившую в Локарно. С тех пор Флигауф успел сократить свое трудное имя до игривого Бенс и переориентироваться с новаторского Локарно на социально-политический Берлин.

На потных лицах героев картины «Просто ветер» видна каждая пора – фильм сделан в технике шершавого реализма, к которому, казалось, автор не только строгого «Млечного пути», но даже и глянцевитого «Чрева» с Евой Грин не обратится никогда: слишком он любил красивости. «Просто ветер», рассказывающий о геноциде венгерских цыган, вызывающе шероховат, но просчитан не хуже, чем предыдущие картины автора. Теперь Флигауф манипулирует зрительскими эмоциями с помощью схематизма не визуального, но сюжетного: с самого начала ясно, что произойдет с показанной в фильме семьей, – история красиво и страшно кольцуется, не оставляя ни шанса на благополучный финал.

А вот «Я тоже хочу» Алексея Балабанова – как раз о шансе: герои фильма идут за счастьем в очередную Зону, каких мировой кинематограф после «Сталкера» Тарковского повидал немало. Но балабановская, конечно, самая русская. Там зима, разрушенная церковь, голая баба скачет в снегу, а бандиты у костра пьют водку и слушают дикую песню Олега Гаркуши из «Аукциона». И сам Балабанов там же, внутри фильма, сидит, растерянный и несчастный. Жюри присудило картине приз за сценарий, зрители – приз своих симпатий.

Обосновавшийся в этом году в Центральном доме художника 2morrow тоже соблазнительно сравнить с Зоной – фестиваль слегка перекосил привычные для гигантского кирпича на Крымском Валу пространство и время: в выставочных залах крутили кино, в фойе за полночь бродили кураторы программ, режиссеры и самые стойкие из зрителей. С риском опоздать на метро они досматривали выловленные из российской глубинки фильмы программы «Офсайд» или документальные ленты «Бит-феста» о протестных движениях, художниках-диссидентах и панках с синдромом Дауна. Или, например, мокьюментари Хитоси Мацумото о Большом японском человеке: его никто не любит, его сражения с несусветными уродцами-плохишами теряют рейтинги на ТВ. Выходишь после «Японского гиганта» на набережную, а там ПетрI стоит – в ночи пострашнее мацумотовских плохишей. Видимо, правильное все-таки нашлось фестивалю место.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать