Стиль жизни
Бесплатный
Анна Галайда
Статья опубликована в № 3209 от 15.10.2012 под заголовком: В «Лебедином» обнаружилась современность

"Звезды ХХI века" в Кремле: В "Лебедином озере" нашлась современность

Kremlin Gala, московский концерт долгоиграющего международного балетного проекта «Звезды XXI века», после двух лет существования отказался от концентрации на оригинальном современном репертуаре. Но продемонстрировал, что актуальной и оригинальной может быть классика
В. Вяткин / РИА Новости

Балетный проект «Звезды XXI века» существует уже полтора десятилетия и за это время принял активное участие в продвижении многих лидеров современного балета, среди которых были Владимир Малахов и Люсия Лакарра. Значительную часть его участников всегда составляли россияне, но в Москву проект пришел только три года назад. И за это время успел приучить к тому, что концентрирует на один вечер в одном месте уникальный состав участников – каждое имя практически из легенды.

У нас в отличие от Нью-Йорка и Парижа «Звезды XXI века» несли еще и миссию знакомства с актуальным хореографическим репертуаром, острая потребность в котором есть у отечественных балетоманов. Но на этот раз в программу проникли па-де-де из «Корсара» и «Дон Кихота», разбавленные практически столь же старорежимными «Манон» Макмиллана и «Дамой с камелиями» Ноймайера, зато выпала часть номеров, которые должен был представить Нидерландский театр танца. Тем не менее фрагменты из «Опуса40» Жан-Кристофа Майо в исполнении инфернального дуэта Бернис Коппьетерс и Оскара Саломонсона и «Немого экрана» дуэта Лайтфута – Леон в исполнении добравшейся до Кремля части NDT позволили реконструировать ландшафт современных хореографических идей.

Отказ от выстраивания современной магистрали позволил в полной мере блеснуть любимцам публики. Имеющая лондонскую приписку международная комета Алина Кожокару и солист Гамбургского балета Карстен Юнг, показавшие уже знакомый Москве фрагмент из нового балета Ноймайера «Лилиом», как всегда, поразили тем, что умудряются превратить череду бытовых движений в танец. Солист Большого театра Андрей Меркурьев в Па-де-де Чайковского демонстрировал то легкое дыхание, которое обычно отличает только выходцев из New York City Ballet. Парижская этуаль Матье Ганьо в дуэте из «Манон» и «Караваджо» Бигонцетти блистал красотой линий и самой обаятельной в балетном мире улыбкой. В «Дон Кихоте» двойные кабриоли Ивана Васильева с гигантским вылетом и филированные вращения заставили зал забыть об эстетстве и просто биться в экстазе от того, что человек может преодолеть законы физики.

Но даже на этом блистательном фоне Люсия Лакарра и Марлон Дино, представляющие Баварский балет, выглядели инопланетянами. Затасканное до бесчувствия «белое» адажио из «Лебединого озера» они станцевали, как Баланчина, – в том смысле, что фрагмент превратился в самостоятельный балет с законченной формой и сюжетом. Балерина при первоклассной поддержке партнера, не изменив ни одного казенного движения, за семь минут рассказала и про человека, пережившего жизненное крушение, и про экзистенциальные страхи и попытку их преодоления, про старинный балет с его любовью к сказочности (ни у кого сегодня нет таких рук-крыльев, как у лебедя-Лакарры!), и про новый танец, научивший старых классиков неожиданным ракурсам и смещению акцентов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more