Статья опубликована в № 3685 от 30.09.2014 под заголовком: Кровь и танцы

Михаил Плетнев и Людмила Монастырская дали «Верди-гала»

В «Верди-гала» композитор предстал автором страстных арий для драматического сопрано и балетной музыки

Шестой большой фестиваль Российского национального оркестра завершился совместным концертом оркестра под управлением Михаила Плетнева и певицы Людмилы Монастырской. Они уже встречались три года назад, когда Монастырская спела в Реквиеме Верди и произвела на всех неизгладимое впечатление. Теперь она была приглашена спеть несколько вердиевских арий для драматического сопрано - амплуа, в котором сегодня с Монастырской вряд ли кто сравнится.

Еще лет пять назад Людмилу Монастырскую знали только на Украине - как ведущую солистку Киевской оперы. После берлинского дебюта в 2010 году, когда она заменила заболевшую Марию Гулегину, началась впечатляющая международная карьера. Шеф «Метрополитен опера» Питер Гелб находит Монастырскую лучшей на земле Аидой, и мы, выслушав в Большом зале консерватории монолог Ritorna vincitor, ему абсолютно поверили. Голос Монастырской легко наполнял зал молодым, сочным, округлым звуком, был слышен, наверное, во дворе, где громоздились телевизионные фургоны, но при этом лучился мягкостью, удовольствием от нюансировки, филировок и внезапных контрастов. В пару раздираемой противоречиями войны Аиде стала призывающая мир Леонора из «Силы судьбы» - но два номера достались и героиням, нимало не трепетным: гордые, мстительные краски определили выход Монастырской с арией и кабалеттой Абигайль из «Набукко», а в сцене леди Макбет из «Макбета» открылось леденящее кровь демоническое начало. Монастырская поет интонационно очень свободно, заостряя гармонию, но абсолютно чисто. На бис она спела Brindisi в роли той же леди Макбет, продемонстрировав уверенную драматическую колоратуру.

Оркестр и Плетнев были в ударе как в аккомпанементе, так и в оркестровых номерах, которые отнюдь не просто разбавляли вечер, давая певице возможность отдохнуть. Михаил Плетнев подобрал любопытную линию: к увертюрам из «Набукко» и «Луизы Миллер» он добавил балетную музыку, которую Верди писал для парижских редакций своих опер. В театрах ее обычно купируют - и без нее длинно, а между тем «Балу королевы» из «Дон Карлоса» позавидовали бы Адан и Делиб, а пляскам из «Отелло» удивился бы сам Равель. К этим номерам добавились знаменитые марш и танцы из «Аиды», подарившие публике заслуженную радость узнавания.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать