Статья опубликована в № 3741 от 19.12.2014 под заголовком: Монархист, скептик

Вышли мемуары генерала Федора Палицына о Первой мировой войне

Вышли мемуары генерала Федора Палицына о Первой мировой войне, подготовленные им в годы эмиграции

Имя генерала от инфантерии Федора Федоровича Палицына (1851-1923) неизвестно большинству читателей. Он командовал Генеральным штабом три с половиной года, в 1908-м был смещен в результате интриги. В мировую войну служил на Кавказском фронте, затем уехал в Париж представителем России в военном совете союзных армий. В отставку отправлен 11 октября 1917 г. Сотрудничать с большевиками не стал, умер в Берлине.

Человеком был толковым, знающим, тоже поднаторевшим в интригах, при этом, как пишет современник, «спокойным до комизма, но образованным и хитрым». Характеристика во многом объясняет его дружбу с великим князем Николаем Николаевичем, а эта дружба, в свою очередь, - карьерные успехи Палицына, начавшиеся еще в русско-турецкую войну. Дружбе способствовали особенности характеров - у великого князя он был взрывным, а Палицын был так обстоятелен, что долго принимал решения.

В эмиграции Палицын подготовил к печати дневники военных лет. Они хранились в Гуверовском институте Стэнфордского университета и публикуются впервые - в серии «Записи прошлого», одной из лучших на книжном рынке, насчитывающей теперь 14 томов по русской истории XIX - начала XX в. Среди персонажей записок - генералы Михаил Алексеев и Николай Юденич, а также всесильный министр императорского двора барон Владимир Фредерикс. Генерал был монархистом, каких мало, перед встречей с императором буквально трепетал. Это не мешало ему критически относиться к происходящему. Так, в апреле 1915-го он замечает о ставке: «Полная бездарность мысли и воли». После революции оценки стали резче: «Подлость всегда труслива, а у нас она всегда с оттенком паники. Кто наблюдал за жизнью начиная с 1914 года, тот знает, с какой легкостью наши соотечественники поддаются этому последнему чувству. Войска наши, в силу воспитания и при наличии дисциплины, заключая в себе в громадной массе крестьян, нелегко поддаются этому чувству, но горожане и интеллигенты подвержены этому в чрезвычайности». Запись сделана в январе 1918-го, когда мрачное будущее России открылось еще немногим.

Палицын Ф. Ф. Записки. 1914-1921. М.: Изд. им. Сабашниковых. В 2-х томах

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать