Часовые тенденции – 2015: бал по-прежнему правят механические часы

Кварцевый кризис миновал, а smart-кризиса не будет: умным часам не стать конкурентам классике

Развитие сложной часовой механики по-прежнему идет в двух направлениях: это изобретение новых материалов, повышающих точность, надежность и комфортабельность часов, а также совершествование уже давно известных решений и технологий. Все более изысканной и изощренной становится отделка и формы часов, чему способствует создание новых техник и технологий.

Традиции и инновации

Самая горячая новинка Breguet сама просится в раздел «Традиции и инновации». Минутный репетир ref. 7087 в классическом корпусе Tradition (в этом году коллекция Tradition отмечает 10-летие) щеголяет авангардным гонгом, завивающимся по циферблату и закрепленным на безеле. Конструкция выглядит столь же футуристично, как трубы, идущие по фасаду Центра Помпиду в Париже. Но не в этом ее главное достоинство: при ударах вертикальных молоточков по гонгу звук передается также на безель и стекло часов, в результате, констатирует производитель, расширен диапазон звука репетира – до частот ниже 4000 Гц.

В январе этого года Richard Mille показал часы с цветком-турбийоном. Два месяца спустя ответ нашелся у марки Jaquet Droz – часы Lady 8 Flower: в верхней части корпуса часов в форме восьмерки помещен золотой цветок-автоматон: при нажатии на кнопку лепестки цветка раскрываются, открывая бриллиант.

Blancpain представила свой сложный калибр 2322V2, сочетающий сразу два регулятора хода – турбийон и карусель, – в платиновом корпусе L-еvolution диаметром 47,4 мм. В этом механизме два заводных барабана, заводящихся общей головкой, – один отдает энергию турбийону, другой – карусели.

Glashuette Original заканчивает производство модели Grandе Cosmopolite Tourbillon – часов c вечным календарем, которые способны отображать время во всех 37 часовых поясах Земли, – представленной три года назад: из 25 экземпляров произведены и проданы уже 23. В Базель марка привезла версию Senator Cosmopolite – без вечного календаря и турбийона, но механизм по-прежнему отсчитывает время в 37 часовых поясах, стрелки можно переводить и вперед, и назад, и также в обе стороны меняется дата.

Zenith к своему 150-летию, которое марка отмечает в этом году, создала несколько сложных часов, среди которых особняком стоят Academy Christophe Colomb Hurricane Grand Voyage II с фузеей и модулем «Gravity Control». Но главное в этих часах даже не сложный механизм, а роскошная задняя крышка со сценами из путешествий Колумба, выполненная в техниках миниатюрной росписи и гравировки.

Patek Philippe, кажется, весь свой конструкторский запал выплеснула в конце прошлого года, когда представила великолепную коллекцию сложных часов к 175-летию фирмы. А в Базеле роль главных хитов была отведена сплит-хронографу ref. 5370P c черным эмалевым циферблатом (первому сплит-хронографу Patek Philippe без вечного календаря; по словам президента компании Тьерри Стерна, он ожидает, что эта модель привлечет большой интерес коллекционеров) и первым «пилотским» часам Patek Philippe ref. 5524G – в... золотом корпусе (у компании ограниченные возможности в производстве стальных, а не золотых корпусов).

Прошло меньше трех лет с того момента, как японская Citizen – четвертая по величине часовая группа в мире – стала владельцем манфактуры La Joux-Perret и часовой марки Arnold & Son, а в активе Arnold & Son уже 17 собственных калибров. (Для сравнения: у Parmigiani Fleurier – 27, у Vacheron Constantin – 31.) Причем все эти калибры «живые»: производятся и продаются. Самые сложные часы Arnold & Son выпускает лимитированными сериями по 8 или 28 экземпляров, но  после того, как серия распродается, калибр не снимается с производства, а выпускается в новой лимитированной серии. Японцы не стали менять руководство марки, и курс остался прежний – вернуть Arnold & Son славу «английского Breguet», что с деньгами Citizen выглядит еще более реалистично. Главная новинка этого года – модель Royal Constant Force Tourbillon: два соединенных последовательно заводных барабана передают энергию турбийону через модуль постоянной силы. По словам главного часовщика Arnold & Son Себастьяна Шольмонте, сейчас марка выпускает 700 часов в год, максимум, которого хотят достичь, – 2000 штук в год.

Более того, Citizen стала владельцем еще одной исторической марки – Angelus. Себастьян Шольмонте коллекционирует исторические Angelus, и именно ему позвонили с предложением о продаже, а он свел продавцов и покупателей. И в Базеле свет увидели первые новые Angelus. Шольмонте сделал часы-шутку (с 8 сапфировыми стеклами!): их левая половина стилизована под кварцевые часы 70-х, в правой – крупный «старинный» турбийон. По словам Шольмонте, под маркой Arnold & Son будут выпускаться классические часы, Angelus станет спортивным брендом.

Коллекция de Grisogono этого года Фавазу Груози определенно удалась. Часы New Retro в прямоугольном корпусе с разноцветными лакированными циферблатами – дизайнерский шедевр и должны стать бестселлером. Кроме того, Груози решил сделать часы с наклонным турбийоном – не простым, а чтобы турбийон располагался параллельно наклоненному стеклу часов.

Разработка модели была поручена Давиду Кандо. «Впервые в жизни меня попросили сделать сложный механизм, но чтобы не было понятно, что он сложный», – признается часовщик. Основная техническая проблема – совместить наклоненный турбийон со спуском. Другой проблемой стало изготовление сапфирового стекла для часов фантазийной формы: оно выглядит как составное, но это моноблок.

Ulysse Nardin после вхождения в группу Kering проходит, очевидно, период адаптации. И потому традиционно большая коллекция в этом году не содержала революционных технических новинок, а самой яркой премьерой, пожалуй, стали музыкальные часы Stranger Vivaldi – с уже известным механизмом, но новой мелодией.

Girard-Perregaux второй раз в своей истории представила часы Métiers d’Art – вдохновением для сета из трех часов La Chambre des Merveilles cтали три географические карты XV–XVII веков.

Новый хронограф Atelier De Monaco – топ-бренда Frederique Constant Group – в этом году получил знак качества Poincon de Geneve; таким образом, Atelier De Monaco стала пятой маркой, отмеченной этим престижным знаком после Cartier, Chopard, Roger Dubuis и Vacheron Constantin. По словам главного часовщика Atelier de Monaco Тима Кёслага, процесс сертификации Poincon de Geneve очень сложен: сначала оцениваются эскизы будущих часов – соответствует ли задумка высоким стандартам Poincon de Geneve. Затем оценивается качество компонентов будущих часов, затем – механизм в сборе и затем часы целиком – их техническое и эстетичес­кое исполнение. В виде исключения – чтобы отметить вхождение в престижный клуб – Atelier De Monaco позволили поставить знак Poincon de Geneve на циферблате для первой серии из 18 часов (обычно клеймо ставится только на задней крышке часов).

Наш соотечественник Константин Чайкин продолжает игры со временем. В новой модели Genius Temporis всего одна стрелка, которая показывает только часы. Но после нажатия на кнопку в районе «2 часов» стрелка покажет и минуты. «Идея этой модели вдохновлена часами XVII века, у которых была только одна стрелка, – объясняет часовщик. – Эти часы – для тех людей, которые могут сами регулировать темп своей жизни».

Битва гигантов

Rolex по-прежнему остается самой продаваемой часовой маркой в мире, но Omega сокращает отставание очень быстро. Нынешний Baselworld стал очередным актом противостояния. Omega, запатентовавшая собственный антимагнитный сплав, благодаря которому механизм не реагирует на магнитные поля до 15 000 гаусс, разработала для таких часов новый механизм сертификации (совместно со Швейцарским институтом метрологии METAS) из восьми этапов. Каждым часам Omega Master Chronometer будет присваиваться уникальный номер, по которому владелец часов сможет узнать, какие результаты они показали на тестах.

Rolex ответил разработкой нового автоматического калибра 3255, на который компания получила 14 патентов. У механизма 3255 была модернизирована вся кинематическая цепь – от осциллятора, обеспечивающего точность хода, до автоподзавода. По сообщению компании, новый ход механизма Chronergy позволяет повысить КПД механизма на 15% и увеличить таким образом запас хода калибра 3255 почти наполовину. Новый тонкостенный барабан позволил разместить более энергоемкую пружину, что, в свою очередь, увеличило запас хода еще на 10 часов. Новый механизм 3255 получила модель часов Rolex Oyster Day-Date 40.

Стартапы с вековой историей

Компания Gemfields, добывающая цветные драгоценные камни в Африке (на ее долю, в частности, приходится 20% мировой добычи изумрудов), в 2012 году стала владельцем бренда Faberge. Планов у гендиректора Gemfields Иана Хереботтла – громадье: он отмечает, что на протяжении почти всей истории человечества главными драгоценными камнями были цветные – не белые, а ситуация изменилась лишь в XIX веке, когда c подачи братьев де Бир началась промышленная добыча алмазов. Хереботтл мечтает вернуть первенство цветным камням, и к созданию первой собственной коллекции часов легендарного бренда новое руководство подошло со всей основательностью.

Разработка флагманских женских часов была поручена Жан-Марку Видеррешту, знаменитому создателю «поэтических» часовых усложнений. Чтобы договориться с руководителями Faberge о том, что будет сделано, а затем и создать с нуля новый калибр и готовые часы, компании Видеррешта Аgenhor понадобилось всего 18 месяцев. В итоге свет увидели две версии часов Lady Compliquee: Peacock с рельефным павлином на циферблате, украшенным драгоценными камнями, раскрывающийся хвост павлина – ретроградный указатель минут, и чуть более доступная Winter с инкрустацией перламутром. К концу года эти часы должны получить знак качества Poincon de Geneve, и тем более поражает агрессивная цена, установленная на них: 98 000 швейцарских франков – за Peacock, 60 000 франков – за Winter.

Не менее эффектна – лаконичностью и чистотой линий – и базовая женская коллекция Lady Faberge. Мужские часы для Faberge сделал не менее знаменитый Джулио Папи, и цена на них сущест­венно выше: модель Visionnaire 1 c турбийоном в корпусе из золота или платины с титаном оценена в 220 000–245 000 франков.

Еще один яркий дебют Базеля – часовая коллекция Georg Jensen – датского бренда, владельцами которого в 2012-м стали Investcorp (бахрейнский инвестфонд с активами $11,5 млрд, ранее владевший Gucci и Tiffany) и дизайнер Дэвид Шу (основатель марки Nautica). Новые хозяева подошли к перезапуску марки системно. Свет увидели как женские коллекции часов, вдохновением для которых стал классический дизайн, созданный Вивианной Торун для Georg Jensen в 1960-е, так и мужские, а также линии пишущих инструментов и кожаных аксессуаров.

Еще один многообещающий дебют – Leroy. Festina Group, владелец бренда, возводящего свою родословную к XVIII веку, когда творил французский часовщик Базиль Ле Руа, переименовала марку из L.Leroy в Leroy, перевезла производство из французского Безансона в швейцарский Ле-Сантье и наняла главным часовщиком Карстена Фрассдорфа. Который успел создать к Baselworld 2015 прекрасные сложные часы Chronometre a Tourbillon с двумя эмалевыми циферблатами (один из которых, подвижный, является одновременно и указателем запаса хода) и механизмом с модулем постоянной силы из 953 деталей.

Часы-аксессуары. И не только

Модные дома, зарабатывающие миллиарды на одежде и аксессуарах, уже давно обратили внимание на часовой рынок, но постепенно осознанют, что к созданию часов нужно подходить с той же тщательностью, что и к развитию основного бизнеса, и тогда результат обязательно придет.

Hermès пошел этим путем одним из первых, и часы для французского Дома – уже легитимная и неотъемлемая часть бизнеса: например, в 2012 году на долю часов пришлось 5% всех продаж Hermès International (в 2013–2014 годах эта доля сократилась, так как совокупные продажи Hermès продолжали расти, но часов – стагнировали, в первую очередь из-за антикоррупционной политики в Китае, что резко сократило продажи часов «в подарок»). Главная новинка Hermes этого года – новая линия Slim d’Hermes – ультраплоские часы с механизмом Vaucher c микроротором. Дизайн циферблата для Slim d’Hermes сделал парижский художник-график Филипп Апелуа, и, надо признать, работу свою он выполнил блестяще.

Graff Luxury Watches под руководством Мишеля Питлу за считанные годы добилась отличной репутации на часовом рынке. В коллекции этого года особо выделяются ювелирные часы Graff Disco Butterfly – с бабочками из драгоценных камней, размещенными на вращающемся циферблате и, кроме того, вращающимися вокруг своих осей.

Louis Vuitton также успешно завоевывает репутацию часового бренда. Необычный Worldtimer с ярким эмалевым циферблатом, который марка показала в прошлом году, был встречен покупателями очень хорошо, и в этом году Louis Vuitton привезла в Базель новую, еще более сложную версию: Worldtimer Minute Repeater – водонепроницаемый (!) минутный репетир, который бьет время в домашнем часовом поясе.

Chanel несколько лет назад осознала, что нельзя бесконечно эксплуатировать успех модели J12, и обратилась к кутюрному наследию своего Дома. Новая коллекция часов Соromandel Mademoiselle Prive с вышивками, инкрустациями и эмалями свидетельствует, что Chanel выходит на новый уровень.

Постепенно обретает собственный стиль в часах – естественно, также связанный с наследием Дома – и Dior. Представленная в этом году коллекция эксклюзивных часов Grand Bal, в том числе инкрустированная надкрыльями жуков, – самая сильная у Dior за последние годы.

Fendi полтора года назад поглотила компанию Taramax, производившую часы под брендом Fendi, и занялась развитием часового бизнеса самостоятельно. Прогресс налицо: в новой коллекции Selleria есть и стиль, и качество.

Кто дороже

Базельский часовой салон – это еще и традиционное соревнование «кто сделает самые дорогие часы». В прошлом году абсолютным чемпионом стала марка Graff, показавшая часы Hallucination из разноцветных бриллиантов за $55 млн (кстати, они до сих пор не проданы – весь прошедший год часы путешествовали по разным частям света). Победитель 2015 года – Jacob & Co. с часами Billionnaire за $18 млн: корпус и браслет полностью украшены бриллиантами изумрудной огранки общим весом 260 карат.

Hublot в честь 10-летия коллекции Big Bang изготовила сет из 10 часов Big Bang с разноцветными драгоценными камнями. Цена сета – $10 млн.

Знаменитый «Безумный цветок» Breguet в этом году вырос: ювелирные часы Bréguet Crazy Flower Be Crazy насчитывают более 1000 багетных бриллиантов общим весом свыше 70 карат, стоит такая модель более $1 млн.

Еще одни часы стоимостью более $1 млн – у de Grisogono: бриллиантовые Crazy Skull. Хотя в глазницах этого черепа – два циферблата (кварцевые механизмы), создатели подчеркивают, что это не часы, а арт-объект. И этот арт-объект умеет показывать не только время, но и... язык, покрытый рубинами!

Новые ниши

Жан-Клод Бивер, получивший под начало три часовых марки, принадлежащих LVMH, – Hublot, Zenith, TAG Heuer, – переводит последнюю в нишу более доступных часов, где когда-то TAG Heuer была лидером. Предполагается, что бренд будет апеллировать к четырем ценностям: «швейцарскость», стиль, спорт и искусство.

Микеле Софисти ушел c поста гендиректора Corum в Girard-Perregaux, а новое руководство и новые владельцы марки также возвращают Corum в нишу более доступных часов: часы с бриллиантами full pave забыты, возрождается былой бестселлер марки – модель Bubbles. Новые часы Bubbles с автоматическим механизмом в стальном корпусе будут стоить 3500 франков – столько же, как 15 лет назад.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать