Статья опубликована в № 3988 от 24.12.2015 под заголовком: Лебедь и его соната

Пианист Люка Дебарг предстал в качестве композитора

Он представил публике Виолончельную сонату
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Этот концерт имел любопытную предысторию. Когда Ассоциация музыкальных критиков Москвы решила учредить на летнем Конкурсе Чайковского собственный приз, возник резонный вопрос: в чем должна состоять награда? Критики придумали: лауреат получит сольный концерт в Москве. Дом музыки храбро принял идею – кто бы ни стал лауреатом. Когда им оказался Люка Дебарг, публика раскупила билеты на декабрьский концерт в Камерный зал за считанные часы. Однако спрос остался не утолен, и Дом музыки объявил еще один сольный концерт Дебарга – уже во вместительном Светлановском зале. Но к тому времени пианист уже успел дать сольные концерты в Большом зале консерватории, Мариинском театре, выступить в нескольких других городах России – в том числе у Дениса Мацуева в Иркутске, а только что несколько раз кряду сыграл Четвертый концерт Рахманинова с Валерием Гергиевым, в том числе в Пекине и Ханты-Мансийске («каждый раз по-разному», говорит дирижер), и намеревается сделать то же в Москве, на этот раз с Василием Петренко.

В отличие от других лауреатов Конкурсов Чайковского, не получивших первого места, но снискавших успех у публики, Дебарг не стал альтернативным героем – его полюбили все. Зато он альтернативен ходовому типу современного художника – рефлективного, цитатного, мыслящего контекстами. Люка Дебарг – воплощение безусловности, живости и непосредственности. В этот раз, когда он играл в Камерном зале Дома музыки Моцарта, Шопена, Листа и Грига, все было опять так: прямой контакт с музыкой, ощущение рождения опуса здесь и сейчас, органика и свобода (не спасающая от легкой мазни в густофактурных разделах).

Те же качества проявились и в произведении, которое написал сам Дебарг: в его Виолончельной сонате, исполненной им в товарищеском ансамбле с Себастьеном Юрто, звучала любовь к музыке, которую композитору привелось слушать и играть. Основательное четырехчастное произведение содержало и напевные темы, и фугу, и бодрую игру ритмов, и непринужденные контрасты. Такая вещь могла быть написана в середине ХХ в., а появилась вчера из-под пера. Это счастливое явление – когда композиция становится естественным продолжением исполнительских занятий – и сегодня весьма редкое: возобладали профессиональные композиторы. Половину сонаты сыграли на бис, чтобы закончить все-таки ожидаемым «Лебедем» Сен-Санса – с приятной отсебятиной в партии рояля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more