Статья опубликована в № 4006 от 02.02.2016 под заголовком: Катастрофа в стиле но

В Гамбургской опере прошла мировая премьера оперы Тошио Хосокавы «Спокойное море»

Японский композитор учит европейцев буддийскому восприятию катастрофы на Фукусиме
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Вы находитесь в безопасной зоне. Вы находитесь в безопасной зоне», – бесстрастный голос робота монотонно повторяет фразу на японском, английском и немецком. Предупреждение отнюдь не лишне: над горизонтом, там, где угадывается бескрайняя гладь моря, нависла желтоватая токсичная дымка. Самого моря не видно, но шум его слышен постоянно. С плеска прибоя, собственно, и начинается спектакль – задолго до того, как за пульт встанет Кент Нагано, нынешний музыкальный руководитель Гамбургской оперы.

Мерный плеск волн передает равнодушие природы к мелким горестям людей. В музыкальном послании Тошио Хосокавы миру не слышно упрека и протеста: лишь безмерное сочувствие жертвам катастрофы. Изживание горя через буддийские ритуалы – вот путь, по которому предстоит пройти героине спектакля, Клаудии, потерявшей в катастрофе сына и мужа. Но Клаудиа, немка, переехавшая в Японию, не может принять случившегося. День за днем она приходит на причал, ожидая, когда вернется с рыбалки сын. Ни увещевания невестки Харуко, ни утешения Стефана, ее первого мужа, приехавшего за ней из Германии, не могут оторвать Клаудию от иллюзии, в которой ее близкие живы. И тогда Харуко предлагает прибегнуть к древнему ритуалу заклинания мертвых: пусть божество на единый миг явит безутешной матери сына в его земной телесной форме – при условии, что мать наконец осознает, что сын мертв.

Спектакль ставила японская команда, которую возглавил режиссер (он же автор либретто) Ориза Хирата, знаток театра но. Но и калифорниец Кент Нагано, американец в трех поколениях, точно транслировал эстетское, веками кристаллизовавшееся японское мироощущение: состояние оцепенелости, бесстрастного созерцания, когда ум и чувства находятся в равновесии.

Оперный композитор

«Спокойное море» – четвертая опера Тошио Хосокавы. Первой стали «Видения Лира», которые поставил Тадаши Сузуки в Мюнхене в 1998 г. (позже спектакль привозили в Москву на Чеховский фестиваль). Затем последовал «Ханжо» (Экс-ан-Прованс, 2004). Самая знаменитая опера Хосокавы – «Матцуказе» – была поставлена в Брюсселе Сашей Вальц в 2011 г. и перенесена в Берлин, на сцену Штаатсопер. «Матцуказе» возобновлялась дважды: в 2013 и в 2015 гг., к 60-летнему юбилею композитора.

Музыка Тошио Хосокавы прозрачна и чиста; звоны челесты и переборы арфы стали лейттембрами партитуры. Архитектоника оперы подобна большим, длинным, накатывающим волнам. Легко взмывающие глиссандо всего оркестра – белым обрывкам пены на их гребнях. Композитор сумел добиться ощущения бесконечного серфинга, скольжения по водной глади. Однако музыка оперы вовсе не монотонна. Резкие перепады звучности, тишина, взрывающаяся тревожным рокотом тамтамов и больших барабанов, экстремальный вокал солистов в моменты наивысшего эмоционального напряжения придали повествованию событийность, неоднородность и даже непредсказуемость.

Строй, темпоритм, визуальная композиция спектакля впрямую отсылают к театру но. Мы видим застывшие фигуры людей, держащих в ладонях светящиеся шары – видимо, в них заключены души их близких, жизни которых унесла гигантская волна цунами, разрушившая атомную станцию. Светящийся пастельный фон, меняющий оттенки, напоминает о спектаклях Боба Уилсона. Налицо взаимовлияние: Уилсон нашел свой стиль, вдохновляясь приемами театра но, а режиссер театра но Хирата явно не прошел мимо открытий Уилсона.

Герои оперы держатся внешне спокойно, лишь изредка позволяя прорваться буре эмоций. Особенно сопереживаешь Стефану – герою Беджуна Меты, обладателю невероятной красоты и гладкости контратенора. Под стать ему и датчанка Сусанна Эсмарк – сияющее, нежно филирующее звук колоратурное сопрано. Контраст ей составило отливающее металлическим блеском драмсопрано Мийоко Фуджимуры – она исполнила партию Харуко. Четвертым членом вокального ансамбля стал статный баритон Хирото – Виктор Рудь.

Мировая премьера оперы «Спокойное море» оказалась событием немалого масштаба по силе воздействия, гуманистическому посылу, актуальности проблематики. А сама музыка Хосокавы, в которой невозможным образом сочетается страсть и буддийская отрешенность, – загадка, которую все время хочется разгадать.

Гамбург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more