Статья опубликована в № 4106 от 30.06.2016 под заголовком: Другое искусство

В Еврейском музее показывают старый авангард и новые платья

Это две части выставки о влиянии русского авангарда на современную моду

Выставка о влиянии русского авангарда на современную моду сделана в Еврейском музее с сокрушительным простодушием. Живопись и графика классиков русского искусства и их последователей сопоставлена с произведениями современных модных домов и просто модельеров по цвету и некоторому сходству деталей.

Например, «Живописная архитектоника» 1918 г. Любови Поповой с активным присутствием желтого соседствует с цыплячьего цвета коктейльным платьицем от Junya Watanabe прошлого сезона. Стиль модного наряда определить трудно, оно прямоугольное с геометрическими чешуйками и могло быть создано и в 20-х, и в 60-х, но главное – оно игривое, разговорчивое. С устойчивой герметичной композицией Поповой по духу никак не соотносится. Героиня русского авангарда выглядит в этом сравнении просто занудой со своей холодной геометрией и формальными опытами.

Проверку на соответствие легко продолжить. Платье от Marni из позапрошлой осенне-зимней коллекции с «Женщиной с гитарой» Аристарха Лентулова по цвету даже гармонирует – много розового, но оно могло быть навеяно чем угодно, хоть «Кувшинками» Клода Моне – то же цветосочетание. Несколько труднее объяснить присутствие топа и шорт Вики Газинской, попавших на выставку, похоже, из чьего-то личного гардероба – настолько наряд этот незатейливый и повседневный. Чтобы его изобрести, совсем не обязательно было видеть геометрические рисунки для ткани Варвары Степановой. Вызывающе кичевый шик придуманного Миуччей Прадой наряда с золотым лифом и меховым воротником кажется в авангардном окружении просто квинтэссенцией буржуазного вкуса, которому футуристы когда-то дали пощечину. И именно, что кажется, потому что Миучча Прада работала в совершенно иной культурной традиции, чем изобретатели прозодежды.

Но выставка «Эффект времени: влияние русского авангарда на современную моду» как раз тот случай, когда не стоит ни на чем сосредотачиваться и что-то анализировать. Пытаясь судить, насколько автор (куратор выставки Мария Насимова) выполнил поставленную им же самим задачу, бессмысленно. Потому что условия задачи неверны. По цвету и рисунку хорошо подбирать занавески к мебели, а когда речь идет о влиянии классического модернизма (частью которого является русский авангард) на современный дизайн (в данном случае одежды), то надо просто объять необъятное, поскольку они существуют в одной огромной вселенной, где есть светила, звездный и простой мусор.

Там величавый «Супрематизм» Казимира Малевича 1915 г. отделен от наглого маленького красного платья из латекса с беленьким сиротским воротничком от Valentino 2013 г. не только столетием, но стилистическими эпохами. Композиция Малевича с провидческим пафосом направлена в будущее, а платье демонстрирует рефлексию, усталость и иронию по отношению к породившей его гламурной индустрии. Так что сравнивать их нет никаких разумных оснований.

Поэтому как единое целое выставку воспринимать не стоит. Зато получается смотреть ее по частям. На стенах и в витринах – эклектичное собрание живописи и графики русского авангарда из музеев и частных собраний. В центре на высоких подставках – манекены в платьях, предоставленных торговым домом ЦУМ.

До 4 сентября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать