Стиль жизни
Бесплатный
Елена Виноградова

Российские пары стали чаще заключать брачные контракты

Раньше лишь одна пара из десяти подписывала такой документ, а теперь — каждая третья, говорят эксперты

«Зет против Зета» — так озаглавлены документы по делу о разделе имущества пары состоятельных россиян в Высоком суде Лондона. Британское правосудие, защищая частную жизнь, скрыло за буквами Z фамилии участников дела, расторгнувших брак семь лет назад, но так и не решивших денежные вопросы. Вернее, после развода в 2009 году Пресненский суд Москвы определил миссис Z. выплату в $10 млн. Однако с 2004 года пара жила в Лондоне, и в 2013 году дама обратилась в местный суд, потребовав от бывшего мужа дополнительных выплат в несколько миллионов фунтов стерлингов. Она указывала, что получила по решению российского суда меньше, чем должна была бы, потому что российский суд не учел имущество семьи, находившееся в зарубежных трастах. Речь шла в первую очередь о доме в Кенсингтоне, респектабельном районе Лондона, и о еще одной лондонской квартире — они принадлежали трастам, основанным отцом мистера Z., «известным русским филантропом».

В июле судья решил, что, несмотря на легитимность российского соглашения о разделе имущества, бывший супруг должен доплатить миссис Z. — в том числе потому, что она из-за проблем с английским языком лишена возможности найти в Лондоне высокооплачиваемую работу для поддержания привычного уровня жизни.

Мистер Z. согласился предоставить бывшей супруге право бесплатно жить в лондонском доме еще шесть лет, пока младшему ребенку не исполнится 22 года, а кроме того, выплатить 1,4 млн фунтов стерлингов. По подсчетам судьи, этой суммы, с учетом выплаченных ранее по российскому соглашению средств, должно хватить миссис Z. на покупку нового дома в обжитом Кенсингтоне. Но и это еще не все: бывший муж будет выплачивать более 100 000 фунтов стерлингов в год на содержание детей. Сумели бы мистер и миссис Z. решить вопросы с жильем и поддержкой детей без многолетних дорогостоящих тяжб, если бы у них был брачный договор? Только если бы он был правильно составлен и учитывал интересы каждой стороны, объясняют юристы.

Американская свадьба

Российские пары стали гораздо чаще заключать брачные договоры, говорит Сергей Князев, основатель агентства «Князевъ». Его компания специализируется на проведении роскошных свадеб как раз для тех, кому в принципе есть что делить. Раньше лишь одна пара из десяти подписывала такой документ, а теперь — каждая третья, подсчитал Князев, основываясь на рассказах клиентов.

Забота о бывших: цифры и факты

Компания Penningtons Manches, специализирующаяся на семейном праве, изучив законодательство и практику 16 юрисдикций разных стран, составила рейтинг государств по степени финансовой поддержки сторон в бракоразводных процессах. Первое место среди «заботливых» стран заняла Индия, по семейному праву которой разведенный человек должен получать алименты, позволяющие поддерживать такой же уровень жизни, что и в браке. На втором месте оказался американский штат Калифорния, суды которого в большинстве случаев при разводе присуждают менее обеспеченной стороне солидные компенсации и алименты. По закону штата человек, проживший в браке десять и более лет, может претендовать на полное содержание за счет более состоятельного бывшего супруга. Третье место занял Сингапур, в котором женщинам после развода выплачивается солидное пособие, рассчитываемое с учетом их уровня жизни при браке. Россия же оказалась среди государств, мало поддерживающих бывших супругов из-за того, что на материальную компенсацию при разводе могут рассчитывать только родители несовершеннолетних детей или инвалиды. Кроме того, российские суды в большинстве случаев присуждают весьма скромные алименты, не принимая во внимание уровень жизни, который был у партнеров в течение брака. Помимо России в списке «скупых» стран оказались Шотландия, Франция, американский штат Техас, Япония, Финляндия, ОАЭ и Израиль.

СвернутьПрочитать полный текст

Здесь российские влюбленные не отстают от мирового тренда: может быть, брачные контракты не самая романтическая идея, но уж точно все более распространенная. В США брачные контракты продолжают набирать популярность у богатых пар: 63% членов Американской академии адвокатов по семейному праву отмечают, что за предшествующие три года заключили больше брачных контрактов, чем когда-либо, пишет The Wall Street Journal (WSJ).

Насчет чего же хотят договориться будущие супруги в США? По данным Американской академии адвокатов по семейному праву, в 80% случаев партнеры стремятся закрепить права на имущество, принадлежавшее им до брака, в 77% случаев — оговорить компенсацию и алименты, если дойдет до развода, в 72% — порядок раздела семейной недвижимости, а 39% — отдают распоряжения по наследству (в США, как и во многих европейских странах, положения брачных договоров вступают в силу не только при разводе, но и при смерти одного из супругов).

Некоторые пары проявляют предусмотрительность и в мелочах: в 15% случаев жених с невестой заранее определяют, кто оплачивает адвокатов, если произойдет развод, в 11% — кто будет платить за страхование жизни, в 2% — медицинскую страховку.

Все чаще брачные договоры в США заключают не до, а после свадьбы — иногда даже спустя десятилетия. В большинстве случаев за этим стоит желание наказать партнера, например за измену. Финансовый консультант Вики Адамс посоветовала клиентке заключить брачный договор после того, как женщина обнаружила данные мужа в похищенных хакерами списках сайта знакомств Ashley Madison. А когда женщина хотела помириться с супругом, она с ужасом выяснила, что он заложил их дом и вывел со счетов $400 000, говорит Адамс. В предложенном ею черновике соглашения было записано, что после развода жена получает дом, а муж берет на себя оплату кредита и кредитных карт, которые он взял без ее ведома.

Если супруг готов заключить такой договор, это доказывает желание сохранить брак и гарантирует парт­неру дополнительную финансовую поддержку, если семью все-таки не удастся сохранить. Помимо всего прочего подобные соглашения делают финансовое состояние семьи понятным каждому из супругов, что обычно идет на пользу браку, отмечает семейный психолог Мэгги Бэйкер.

Кроме того, во многих богатых семьях владельцы бизнеса давят на старших детей, требуя заключить «запоздалое» соглашение перед передачей бизнеса или доли в активах.

А некоторым «отложенный» вариант соглашения просто кажется более приличным. «Его заключить легче, чем сказать "подпишите здесь и здесь, и побыстрее, пока мы не дошли до алтаря"», — шутит Мишель Смит, адвокат по разводам из Нью-Йорка.

Иногда же жизнь требует внести коррективы в соглашение, заключенное перед свадьбой. Например, когда клиент финансового консультанта Остина Фрая вступал в брак, невеста решила, что ее избраннику нужно следить за весом. И записала в брачный договор пункт, по которому в случае развода будет иметь право на дополнительную компенсацию в $150 000, если ее муж будет весить более 100 кг. Десять лет спустя этот пункт перестал казаться мужу забавным, и жена согласилась на его отмену. Другой клиент Фрая не был уверен в предпринимательском таланте супруги и вписал в договор, что она имеет право заниматься бизнесом только в случае, если будет самостоятельно нести ответственность по всем долгам и прочим обязательствам ее будущего предприятия.

По российскому праву

Наслушавшись рассказов о брачных договорах иностранных звезд и миллионеров, некоторые считают, что и в российском брачном договоре можно позаботиться обо всех аспектах жизни после развода, но это не так. Заключить контракт, подобный тому, что подписали актеры Анджелина Джоли и Брэд Питт, — более чем на сто страниц, с денежными и дисциплинарными санкциями за возможные измены и с детально проработанными правами и обязанностями в воспитании и содержании общих и приемных детей, не получится.

Брачный договор в российском праве касается только имущества. «Документ, в котором супруги, допустим, указали, с кем в случае развода будут проживать дети, недействителен, поскольку в силу закона определение места проживания ребенка определяется через суд, который учитывает при этом множество обстоятельств: материальное положение каждого из родителей, их отношение к воспитанию и т. д.», — объясняет адвокат Владимир Постанюк.

Кроме того, в отличие от американской практики, в брачный договор по российскому праву нет смысла включать условия о передаче имущества в собственность детям, они для суда в будущем имеют ничтожную силу. Также нельзя внести в контракт такие ограничения на правоспособность одного из супругов, как: запрет на трудовую деятельность, запрет на проживание отдельно от супруга и запрет на совершение гражданско-правовых сделок. Суд не учтет эти положения. «Развеем миф о том, что в брачном договоре можно прописать условие о соблюдении супружеской верности, так как это нарушает право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, гарантированные конституцией», — говорит Дмитрий Шевченко, партнер юридического бюро «Замоскворечье».

Далее, в большинстве стран Европы партнеры могут заключить брачный контракт хоть у себя дома, без привлечения свидетелей, адвокатов и нотариусов. В России же его необходимо заверить у нотариуса. И несмотря на все формальности, брачный договор в России является одним из самых часто оспариваемых договоров, предупреждает ведущий юрист Heads Consulting Анна Абраменко. Статья 41 Семейного кодекса Российской Федерации дает любому из супругов право оспаривать любые пункты этого документа, напоминает адвокат Владимир Постанюк.

Основания для оспаривания брачных договоров могут быть весьма экзотическими. Например, в 2013 году Нижегородский областной суд утвердил решение нижестоящей инстанции о признании недействительным брачного контракта, подписанного одним из супругов в нетрезвом состоянии. У пары был двухэтажный дом и цветочный бизнес стоимостью 10 млн рублей — и то и другое оформленное на жену. Из брачного договора следовало, что имущество принадлежит тому из супругов, на кого оформлено, независимо от вложений, сделанных в него за время брака другим супругом. Бывший муж заявил суду, что в день подписания договора был пьян и считал, что ставит подпись под согласием на вывоз ребенка за границу. Он сумел доказать это суду, предъявив свидетелей и результаты экспертизы.

Обычно же причины расторжения банальны: неправильное оформление документа или несправедливость в отношении одного из супругов. Например, если брачный договор подписывается с условием, что все нажитое в браке имущество остается за супругом без предоставления какой-либо компенсации второй стороне, то суд в дальнейшем может признать такой договор недействительным и делить имущество по привычной схеме пополам, говорит Дмитрий Шевченко. Иногда этой уловкой пользуются женщины, вводя избранника в заблуждение — подписав контракт, где им вовсе ничего не достается, а потом через суд признают документ недействительным, предупреждает Шевченко.

Кстати, принцип справедливости применяется в большинстве юрисдикций. Так, британские судьи имеют право игнорировать брачные договоры, если их условия несправедливы к одной из сторон. В 2012 году Высокий суд в Лондоне обязал экс-директора группы «Наутилус Помпилиус» Бориса Агреста выплатить бывшей жене Жанне Керемень почти $20 млн — большая часть из которых — компенсация для троих сыновей, отменив условия брачного контракта пары. Судья решил, что брачный договор, по которому Жанна имела право на 1,5 млн компенсации, нарушает ее права.

Экспертная оценка

В вопросе о том, есть ли, в принципе, смысл в брачном договоре и стоит ли включать в перечень предсвадебных хлопот посещение юриста, мнения специалистов расходятся. «Молодой паре, вступающей в первый брак, чаще всего нечего делить, за исключением случаев, когда семья одного из будущих супругов передает им какие-либо ценности», — отмечает адвокат Hangley Aronchick Segal Pudlin & Schiller Шерил Л. Янг. Лаура Израель, практикующий юрист из Бруклина, Нью-Йорк, хоть и не спорит с необходимостью говорить о деньгах перед свадьбой, но подчеркивает, что «если результат этих разговоров оформлять в виде договора, то это может нанести ущерб браку». Для молодоженов и их семей брачный договор создает почву для постоянных ссор, говорит она, ссылаясь на собственный опыт. «Обсуждение контракта обычно выглядит как настоящий бой между адвокатами сторон, в котором партнер без денег чувствует себя оскорбленным, а состоятельный партнер — предателем. Говорят, что брачный контракт позволяет предотвратить дорогостоящие бракоразводные судебные процессы. Но что лучше — потерять $4 млн по контракту или все-таки затеять дорогой процесс и получить половину этого состояния?» — спрашивает Израель.

И все же, когда у одного или обоих супругов при вступлении в брак имеется состояние, контракт позволит избежать многих проблем. Миллиардеру Дмитрию Рыболовлеву в 2010 году из-за отсутствия брачного контракта после развода пришлось отдать бывшей жене Елене почти половину состояния — 4 млрд франков, а также дом в Женеве. Швейцарское правосудие рассматривало все имущество пары как совместно нажитое, объяснял тогда адвокат Елены Рыболовлевой Марк Боннан. Дмитрий Шевченко из юридического бюро «Замоскворечье» вспоминает также о разводе миллиардера Владимира Потанина с его супругой Наталией и последовавшем за этим долгом разделе имущества. Первоначально адвокаты Потанина представили суду очень скромный список активов, подлежащих делению, доказывая, что брак следует считать недействующим с 2007 года. Однако Наталия Потанина смогла отсудить три земельных участка и компенсацию за дорогую квартиру в центре Москвы, а также алименты в ¼ дохода Потанина — 8,5 млн рублей ежемесячно. Это значительно меньше того, на что она претендовала: Потанина не сумела доказать, что имеет право на половину пакета акций «Норильский никель» и Interros International Investments Limited, когда-то контролируемых ее мужем, а затем переданных им в управление трастам. Все же она получила больше, чем первоначально предлагал ей бывший муж. Если бы у пары был брачный контракт, этого болезненного разбирательства бы не было, считает Шевченко.

Но, как ни крути, и с договором, и без него развод — не самое приятное занятие. «Вы знаете афоризм — "love is money"? Это очень мудро, и это о самой сути правильного брака, в котором партнеры доверяют друг другу, заботятся, помогают и поддерживают, в том числе и финансово», — убеждена Лаура Израель.