Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

Дом-музей для избранных

Каких туристов пускают в фамильный особняк Champagne Deutz

Марка Champagne Deutz была основана в 1838 г. Вильямом Дойтцем и Пьером-Хубертом Гельдерманом, выходцами из Аахена. (Немецкие предприниматели вообще довольно рано распознали коммерческий потенциал шампанского и устремились в этот французский регион: Bollinger, Heidsieck, Mumm, Krug – это далеко не полный перечень марок, основанных уроженцами разных германских земель.) Для постоянного жительства Дойтцы облюбовали городок под названием Аи – один из наиболее известных регионов производства шампанского, где располагаются виноградники высшего качества crand cru (и по соседству с особняками таких известных домов, как Ayala и Bollinger). В те времена особняки шампанских домов были одновременно и местом жительства для семьи владельца, и штаб-квартирой компании, а иногда и частью производственного комплекса: здание было окружено виноградниками, соседствовало с винодельней, а под землей располагались подвалы, где вызревало шампанское (у Deutz – 3 км подвалов на глубине 30 м, в которых сейчас выдерживаются 9 млн бутылок шампанского). Интерьером фамильного особняка Дойтцев занималась Мари, дочь Вильяма Дойтца и уроженки Шампани Арсении д’Аррагон.

Компания Champagne Deutz оставалась в собственности потомков основателя до конца ХХ в. и за эти годы познала и взлеты, и падения. К 1882 г. Deutz выдвинулась в число 20 ведущих марок шампанского, образовавших Syndicat de Grandes Marques de Champagne – объединение лучших домов, взявшихся соблюдать определенные строгие правила производства шампанского.

Но в 1930-е гг. в результате Великой депрессии годовое производство Deutz упало до 80 000 бутылок – это даже меньше, чем в годы разрушительной для Франции Первой мировой войны, когда мужчины сражались, а производством, в том числе и шампанского, занимались женщины. Еще одним тяжелым испытанием для Deutz (как и для других шампанских домов) стала Вторая мировая война, когда Шампань была оккупирована фашистами.

Тем не менее компания Champagne Deutz продолжала производство шампанского и оставалась в собственности семьи – как и родовой особняк. Хотя здание неоднократно могло подвергнуться разрушению или разграблению – не только во время войн, но и, например, во время кровавых волнений в Аи в апреле 1911 г. Тогда виноградари Шампани были поставлены на грань разорения филлоксерой, уничтожившей их лозы. Тех же, чьи посадки уцелели, добивал тот факт, что по действовавшим в то время законам для производства шампанского не обязательно было закупать виноград в Шампани, и негоцианты часто приобретали его в других регионах – там, где он был дешевле.

Доведенные до отчаяния крестьяне громили особняки негоциантов и их производственные помещения – например, был сожжен Ayala. Но особняк Дойтцев уцелел.

После Второй мировой войны владельцы многих шампанских домов, сумевших увеличить бизнес, построили себе новые современные здания, а фамильные особняки превратили в представительские офисы, что повлекло за собой перестройку интерьеров (та же участь постигла и особняки шампанских марок, ставшие частью больших групп).

А Champagne Deutz оставалась в собственности одной и той же семьи, производство было сравнительно невелико. И потому, когда в 1996 г. владельцы Louis Roederer приобрели контрольный пакет Champagne Deutz, особняк им достался в оригинальном состоянии – с фамильными портретами, мебелью, коврами и посудой.

Гостей, минующих ворота особняка, во дворе встречает небольшая статуя жизнерадостного амура. Посланец любви настолько хорош собой, что новый президент Champagne Deutz Фабрис Россе, любуясь статуей из окна своего кабинета, однажды решил посвятить ей новую марку шампанского – так появилось Amour de Deutz, ставшее визитной карточкой Дома.

Парадная гостиная особняка носит название «Красной» и обставлена в стиле Второй империи – Наполеона III. Как известно, для этого чрезвычайно популярного в свое время стиля характерны насыщенные красный, черный, коричневый цвета. Удивительно, но ярко-красная обивка стен гостиной сохранила сочность цвета и поныне.

Дизайн «Гостиной с птицами» (или «Бамбуковой») вдохновлен Дальним Востоком. Гостиная была декорирована между 1880 и 1920 гг., но к концу ХХ в. оказалась в очень плохом состоянии. В 2000 г. гостиная подверглась полной реставрации, которая вернула ей прежний блеск.

Самая маленькая гостиная особняка – «Китайская», ее стены украшены бумажными обоями. Над камином – портреты Вильяма Дойтца и Арсении д’Аррагон. Их разделяет большое прямоугольное зеркало, в котором отражается симметричное зеркало в соседней «Красной гостиной», в результате смежные комнаты визуально превращаются в бесконечную анфиладу.

А в «Красной гостиной» выставлен романтический портрет Мари Дойтц, которую художник запечатлел в ее лучшем платье на фоне спускающегося по окну винограда, освещенного заходящим солнцем. Пару с портретом Мари Дойтц составляет изображение Мари-Дамариссы Кенардель, супруги ее брата Рене Дойтца.

Окна большей части комнат особняка обращены на север, где архитектор разбил парк. Отсутствие палящего солнца плюс массивные ставни на южной стороне (которые сотрудники Champagne Deutz держат закрытыми, если у них нет посетителей) и помогли тому, что спустя 150 лет мебель, ковры, гобелены, портьеры остаются почти в первозданном состоянии.

В особняке Дойтцев поразительным образом чувствуешь себя не в музее, но в жилом доме. Может быть потому, что он почти не видит туристов – как и другие исторические особняки шампанских домов. «Главная проблема в том, что мы технически неспособны принимать всех желающих. Во Франции установлены очень строгие критерии для приема туристов: если вы открываетесь для публики, это значит, что вы обязаны обеспечить доступ для людей в инвалидных колясках, вам необходимы лифты и проч. [В особняке XIX в.] это организовать невозможно», – объясняет, почему большинство шампанских домов закрыты для туристов, гендиректор Bollinger Жером Филипон. «Но я понимаю, что, отказывая туристам в посещении, мы разочаровываем их, – продолжает Филипон. – Так что мы думаем над изменением нашей политики и, возможно, через несколько лет сможем сделать это».

Думает над изменением туристической политики и Россе. Впрочем, о тысячах туристов речь в любом случае не идет.

А для самых лояльных (и обеспеченных) поклонников марки особняк Дойтцев готов распахнуть свои двери уже сейчас: в день нашего визита в Deutz также принимали супружескую пару американских туристов – они прибыли в Аи прямиком из парижского отеля Peninsula, для которого Deutz делает именное шампанское.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать