Статья опубликована в № 4699 от 20.11.2018 под заголовком: Праздник не для всех

Стал ли содержательным Петербургский культурный форум

Мероприятие запомнилось многолюдностью, многообразием, пафосом отдельных инициатив и скандалом на вручении Европейской театральной премии
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выступая на открытии форума в Мариинском театре, президент России Владимир Путин назвал его «праздником искусств и просвещения» и напомнил, что первый форум, 2012 г., весь умещался на одной площадке и число участников не превышало 300 человек. То ли дело теперь – по словам Путина, в форуме «принимают участие 35 000 человек, т. е. рост в 100 раз. Это о многом говорит».

О чем же? Опыт присутствия на круглых столах, панельных дискуссиях etc, коих было немерено (и это не считая спектаклей и выставок), заставляет сожалеть прежде всего о том, что разорваться невозможно. Мероприятия не записывались – в лучшем случае можно было посмотреть прямой эфир. В пресс-центре «Ведомостям» так и сказали: «Хранить записи – это невозможно! Это же терабайты!» А свободных терабайтов памяти на всех нет. Как и волшебного «маховика времени», как у Гермионы в «Гарри Поттере», позволяющего присутствовать сразу везде. Формальность многих инициатив форума, с другой стороны, делала их необязательными. В принципе, схему Петербургского форума можно представить как классическую пьесу – с прологом, действием и финалом, неожиданным даже для насмотренного зрителя, который, казалось бы, ко всему привык.

Пролог

Официально форум открылся 15 ноября, но стартовал накануне – в 10 утра на пресс-конференции в Главном штабе обещали рассекретить детали участия России в будущей Венецианской биеннале: она начнется уже 11 мая. Но вопрос повис в воздухе – журналистам не сказали даже, сколько художников участвует в русском проекте. Очевидно, что решение до сих пор не принято.

Другое дело, что биеннале в Венеции, главное мировое событие в области contemporary art, похоже, не воспринимается как таковое в Минкульте РФ. Об этом можно судить хотя бы по новой министерской инициативе – премии в области «современного классического искусства» «Традиция» (в противовес существующей «Инновации»), утвержденной ГМВЦ «РОСИЗО» на деньги Минкульта. Вера Лагутенкова, недавно назначенная и. о. главы РОСИЗО и презентовавшая вместе с председателем ВТОО «Союз художников России», скульптором Андреем Ковальчуком, новую премию, упирала на необходимость включить в контекст современного искусства «достижения огромного количества художников, работающих с традиционными визуальными формами». На вопрос, как отличить традицию от нетрадиции и можно ли уже считать классикой работы русских авангардистов, созданные век назад, оба ответить затруднились.

Прологом, только уже не к форуму, а к будущему, стали итальянские выставки в Эрмитаже (Италия вместе с Катаром – страны – гости форума): два парных портрета дожей работы Якопо Тинторетто (в этом году мир отмечает его 500-летие) из венецианского Музея Коррер стали превью открывающейся в декабре выставки Пьеро делла Франчески, а выставленные в Зале Юпитера помпейские фрески намекают на будущую экспансию в Санкт-Петербург из Помпей и Геркуланума в апреле 2019 г.

Действие

Во время культурного форума открылась среди прочего еще пара важных выставок. «Неожиданный Малевич» в Русском музее – это графика из собрания Анны Лепорской, доставшаяся музею и наконец показанная. И вторая – открытая до 16 декабря «Жажда античности» в музее при Академии художеств: блестящая графика архитектора Максима Атаянца, рисунки памятников Древней Греции и Рима, а в центре залов – отреставрированные и впервые показанные пробковые модели памятников, привезенные в XVIII в. Екатериной II. На них учились студенты, и шесть из этих моделей были постоянно выставлены – но в количестве 34 они производят впечатление единой архитектурной среды. И как тут не вернуться к вопросу «традиция vs. современность», на деле искусственному. Форум декларировал приверженность современности в технологиях – и правда многим дали слово: прошла отдельная дискуссия на тему big data, в марафоне, посвященном современному искусству, музыке, театру и кино, участвовали режиссеры Дмитрий Волкострелов, Всеволод Лисовский, Хельгард Хауг (Rimini Protokoll, Германия) и художник Елена Ковылина, а в дискуссии на тему «Музей + актуальное искусство. Куратор / Художник / Дизайнер» – архитекторы Евгений Асс, куратор Яна Кличук (Нидерланды), дизайнер и художник Андрей Шелютто и др. Но создавалось впечатление, что устроители форума просто поставили галочку. Поговорили и разошлись. Прежде считалось, что форум – один из немногих способов войти в контакт с властью, попытка найти понимание. Но так ли это теперь? В программе участвовали инклюзивные театры, прочла лекцию Ника Пархомовская, продюсер социокультурного проекта фонда «Альма матер» и спектакля «Квартира», в котором участвуют люди с расстройством аутистического спектра, но очевидно было, что инклюзия тут – модная тема, не затрагивающая такие простые и важные вещи, как, например, отсутствие лифтов во многих театрах.

Деньги

Разумеется, на форуме говорилось о меценатстве. Иногда впустую, как на разрекламированном бизнес-завтраке журнала «Форбс» в Музее Фаберже: он вылился в формальную тусовку с участием Владимира Мединского и редакционного директора издания Николая Ускова, заглядывавшего министру в глаза.

В отличие от завтрака панельная дискуссия «Меценатство будущего: лучшие практики и эффективные механизмы государственно-частного партнерства», посвященная музейным эндаумент-фондам, единственная была по делу. Благотворительный фонд Владимира Потанина, который ее устроил, привез в Петербург первых лиц – директора департамента по связям с партнерами и меценатами Лувра, директора по культурным проектам крупнейшего в Испании банковского фонда «Ла Кайша», главу фонда целевого капитала Международного совета музеев ИКОМ и др. В этом участвовал и Юрий Трофимов, министр культуры Омской области, который в бытность директором музея инициировал для него первый в нашей провинции эндаумент-фонд. Скромный, всего 9 млн руб., но для региональной институции хоть что-то. Директор Третьяковки Зельфира Трегулова, присутствовавшая на дискуссии в качестве эксперта, призналась, что у вверенного ей музея такого фонда, «конечно, нет, потому что 9 млн руб. – не та сумма, которая нас спасет». Ян Ле Туэ из Лувра признался, что эндаумент-фонд Лувра за прошлый год составил 195 млн евро. Он складывается из различных источников, включая краудфандинг и фандрайзинг, но возможности эти обеспечены законодательством Франции, которое и прежде было благосклонно к дарителям и давало им 25%-ную налоговую льготу, а обновленный закон гарантирует 90%-ное налоговое послабление за покупку для Лувра произведений. России об этом приходится только мечтать, но даже при отсутствии налоговых льгот для дарителей эндаумент-фонд Эрмитажа вместе с Фондом Потанина купили в складчину работу Ансельма Кифера. На этой оптимистичной ноте можно было бы и закончить рассказ о VII Культурном форуме, если бы история не припасла для него скандальный финал.

Эпилог

Европейская театральная премия, которая вручалась в Петербурге в рамках форума, – одна из самых престижных в мире. Церемония проводится всякий раз в новом месте. Оргкомитет итальянский, жюри международное. Премия вручается в двух номинациях. Первая – по совокупности заслуг, ее удостаивались такие мэтры, как Питер Брук, Джорджо Стрелер, Кристиан Люпа, Патрис Шеро, Робер Лепаж, Лев Додин. Год назад эту номинацию лишили жюри и отдали на откуп городу-устроителю, которым тогда был Рим, вручивший премию Джереми Айронсу и Изабель Юппер.

А Петербург наградил худрука Александринки Валерия Фокина, у которого как раз случился юбилей. Театральная общественность слегка оторопела: с учетом положения и влиятельности Фокина ситуация выглядела так, будто он вручил награду сам себе.

Во второй номинации – «Новая театральная реальность» – выбирают молодых и перспективных, и здесь по-прежнему работает жюри. Лауреатом 2017 г. стал Кирилл Серебренников, по понятным причинам в Рим не приехавший. Но вот почему его фамилия не звучала со сцены, понятно было не очень. Неужели дело было в том, что итальянцы уже знали, где и на чьи деньги будут проводить церемонию в следующем году?

Лауреатами «Новой театральной реальности» 2018 г. стали поляк Ян Клята, испанка Нурия Эспер, португалец Тьяго Родригес, француз Жюльен Госслан, Сиди Ларби Шеркауи (Бельгия – Марокко) и швейцарец Мило Рау. Скандал случился и тут.

Рау не дали российскую визу. Режиссер написал открытое письмо, в котором напомнил, что его визовые проблемы начались пять лет назад, когда он поставил в Сахаровском центре спектакль «Московские процессы», в котором бросал критический взгляд на проблему творческой свободы в России. С тех пор, пишет Рау, ему «заказан путь в эту страну – будь то «Манифеста», фестиваль «Золотая маска» или какие-то иные события». Рау пытался передать письмо устроителям форума и премии, но его сообщения и звонки попросту игнорировали. В итоге режиссер смог связаться лишь с членом жюри от России, главным редактором журнала «Театр» Мариной Давыдовой. Она перевела и опубликовала письмо, а со сцены его зачитал знаменитый французский театральный критик Жорж Баню. После этого выступающие говорили только о Рау, Серебренникове и свободе творчества (при этом фамилия опального российского режиссера исчезла из синхронного перевода). Тьяго Родригес прочел по-русски 30-й сонет Шекспира, посвятив свое выступление Серебренникову. И все выступавшие говорили после этого только о нем, предъявив публике главный конфликт форума – между Министерством культуры и собственно культурой. Который никто и не пытался решить.

Санкт-Петербург

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more