Статья опубликована в № 4843 от 28.06.2019 под заголовком: Почему уходит Курентзис

Почему Теодор Курентзис уходит из Пермского театра

Дирижер попрощался с театром, которому подарил всемирную славу

В один из дней недавнего Дягилевского фестиваля в Перми я оказался в узком кругу приглашенных на ночной концерт в фойе оперного театра. Фойе было погружено в полный мрак; источниками света для всех присутствующих – кто сидел за столиками, кто на полу, кто стоял вдоль стен, – были только лампочки для подсветки нот на пультах выступавших музыкантов; лица солистки, певшей наизусть, различить не удалось. Это обычный стиль Теодора Курентзиса, который был в числе слушателей. Необычным оказалось выступление генерального менеджера театра Марка де Мони, который прочел собственное стихотворение на английском языке – раньше он никогда стихов публично не читал. Значит, случай был особенным. Сам Курентзис выступил с туманной, прочувствованной речью. Когда свет зажгли и все собрались расходиться, один из ближайших сотрудников Курентзиса сказал нескольким из нас: «Что ж, Пермь заканчивается. Но место силы возникнет там, где появится Теодор». Этот вечер, как выяснилось, был прощальным.

Пермь: начало

Теодор Курентзис появился в Перми восемь лет назад в благоприятной обстановке. Губернатором Пермского края был Олег Чиркунов, министром культуры – Борис Мильграм, арт-процессом руководил Марат Гельман. Возможно, последнему как раз и принадлежала идея переманить Курентзиса из Новосибирска. Тогда место худрука Пермской оперы покидал Георгий Исаакян, перебиравшийся в Москву. В одном из интервью он назвал переход Курентзиса из Новосибирска в Пермь бессмысленным горизонтальным перемещением. Зачем оно понадобилось? В Новосибирске Курентзис успел создать оркестр и хор экстракласса, а также осуществить первую в истории оперную копродукцию Новосибирска и Парижа. Но трения между художником-идеалистом и директором-практиком – им был Борис Мездрич – все же возникли.

В Перми Курентзису создали куда более благоприятные условия – одним из них был переезд оркестра musicAeterna на пермские квартиры. В состав влились лучшие пермские музыканты, а также москвичи и легионеры из многих стран Европы. Пермь стала базой интернационального оркестра, который начал работать по фестивальному принципу, собираясь на проекты. Репетировали в Перми, обычно там же давали премьеру, потом отправлялись в европейское турне. Оркестр musicAeterna играл и в яме Пермской оперы – те премьеры, которыми руководил Курентзис. Результатами были не только постановки в течение сезона и в рамках Дягилевского фестиваля, который Курентзис и его команда подняли на качественно новый уровень, но и записи на крупнейшем в Европе звукозаписывающем лейбле Sony; записи опер Моцарта, где большую часть партий исполнили европейские певцы, получили престижные премии в области звукозаписи.

Смена власти

Это обходилось театру, краю и спонсорам недешево: музыканты регулярного оркестра, тянувшего в яме текущий оперный и балетный репертуар, и штатные солисты оперной труппы получали куда меньшие деньги. Вместе с высочайшим уровнем искусства Курентзис принес в музыкальную культуру Перми неравенство и социальное напряжение.

Этим воспользовались противники дирижера, когда власть в крае поменялась. Гельман и Эдуард Бояков были вынуждены покинуть Пермь, а Курентзис и его команда оказались втянуты в ситуацию противостояния. Теперь финансирование каждого нового проекта стало вопросом победы или поражения. И если раньше мы верили, что в Перми откроют консерваторию – тогда, возможно, в скорейшем времени туда не пришлось бы завозить оркестры со стороны, – то теперь эту идею пришлось похоронить. Осталась идея строительства новой сцены Оперного театра – поскольку старая не имеет как минимум отдельного зала для репетиций, а значит, одновременно играть репертуар и готовить новые спектакли на ней невозможно. Однако обсуждение стройки тянется уже несколько лет в обстановке, далекой от прозрачности. До сих пор не утверждено даже место, где будет возводиться здание.

Сначала в отпуск

Как сообщил «Ведомостям» министр культуры Пермского края Вячеслав Торчинский, «официально заявления об увольнении от Теодора в театр не поступало. Он продолжает юридически оставаться худруком театра. У директора театра есть заявление о командировке от Теодора с 1 по 20 июля. Сейчас Теодор в командировке в Штутгарте, с ним дистанционно руководство театра ведет согласование новой схемы работы».

Тем временем Курентзис становился в Европе все более известной фигурой. И вот уже интендант Зальцбургского фестиваля Маркус Хинтерхойзер приезжает в гости на Дягилевский, а там и приглашает Курентзиса с оркестром и хором в Зальцбург. Успешное выступление в 2017 г. рождает приглашение на следующий год, и триумфы Курентзиса в Зальцбурге становятся традицией. В этом году, правда, он дирижирует там другим оркестром – Фрайбургским барочным. В 2018 г., когда власти германских земель объединили оркестры радио Штутгарта и Баден-Бадена, Курентзис стал во главе впервые образованного оркестра Юго-Западного радио. Стало очевидно, что Курентзис может производить немалое впечатление и отдельно от пермско-европейского оркестра musicAeterna.

При чем тут Кехман

Всем, кто следил за буднями Пермского оперного, уже давно стало ясно: пермская эпоха в биографии Курентзиса подходит к концу. В сезоне 2017/18 г. он не выпустил в Пермском театре ни одной оперной премьеры – только «Жанну на костре» Онеггера на Дягилевском фестивале. В сезоне 2018/19 г. – тоже ни одной, в том числе и на Дягилевском: запланированная было «Лулу» Берга осталась без финансирования и, по официальной формулировке, перенесена на год вперед. Появление в Перми гендиректора Новосибирского театра оперы и балета Владимира Кехмана случилось уже тогда, когда об уходе осталось только официально объявить. Даже если бы отношения между Курентзисом и Кехманом были неподдельно теплыми – что трудно себе представить, поскольку Курентзис открыто критиковал запрет новосибирского «Тангейзера», преследование директора Бориса Мездрича и приход Кехмана на его место, – это уже ничего бы не изменило.

Где будет новое место силы

Будущее Пермского оперного театра находится в хороших руках: в прощальном письме Курентзис называет имена директора Андрея Борисова и дирижера Артема Абашева, который, скорее всего, станет худруком оперы, но на первый план выйдет балет, у руля которого останется сподвижник Курентзиса Алексей Мирошниченко – если только роль Кехмана в культуре города не окажется важнее, чем роль куратора стройки. Курентзис останется худруком Дягилевского фестиваля – но, опять же, многое в его будущем будет зависеть от поддержки властей. Если с ней возникнут проблемы, а международной поддержки не хватит, Дягилевский фестиваль переедет в Париж: в любом случае там с 2020 г. стартует «филиал» пермского проекта.

А место силы, знают члены команды Курентзиса, возникнет там, где окажется Теодор и члены его команды – например, те музыканты оркестра, кому было доверено выступить в потемках на прощальном вечере. Называют Петербург – Дом радио, Москву – зал «Зарядье». Информационных поводов поговорить о Теодоре Курентзисе нам на ближайшее время хватит.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more