Как Chanel переработала «русское наследие» в ювелирные украшения

В Музее отечественной войны 1812 года показали коллекцию украшений, посвященных России
Модель в браслете из сета Aigle Cambon /Chanel

Коллекция высокого ювелирного искусства Chanel была показана в Москве в Музее отечественной войны 1812 года – практически на Красной площади. Она называется Le Paris Russe de Chanel и включает 69 украшений, многие из которых сделаны в единственном экземпляре. 

Chanel представляет коллекции высокого ювелирного искусства дважды в год – в январе и в июле, показывая их на Неделе высокой моды в Париже почти одновременно с модным показом марки. Le Paris Russe de Chanel была готова к встрече с публикой в июле этого года, и отменять традиционный парижский праздник ювелирного искусства не стали, но сразу оговорились – основные торжества будут в Москве. В российской столице к уже готовым украшениям добавили еще несколько.

Основательница марки, легендарная Габриэль Шанель, никогда не была в России, но увлекалась историей и культурой страны, с которыми ее познакомил великий князь Дмитрий Павлович Романов, двоюродный брат Николая II. Хотя славу и известность как модельеру Шанель принесла лаконичная и сдержанная стилистика, после знакомства с великим князем она нередко обращалась к традиционным мотивам русской культуры, включая в коллекции, например, пальто с меховой отделкой, вышитые блузы и платья или много работая с разными оттенками красного. Но на украшения авторства Шанель русское влияние не распространялось. Единственная ювелирная коллекция, созданная самой Шанель, представляла собой классический образец ар деко: кометы, солнце и звезды, перья и банты, воплощенные в платине, белом золоте и прозрачных бриллиантах. Наладив регулярный выпуск ювелирных коллекций с 1993 г., марка придерживалась все той же строгой «белой» стилистики.          

Но отчего не пофантазировать, какой могла бы быть коллекция украшений, посвященных России, если бы ее решила сделать сама Шанель, решил креативный директор ювелирного подразделения Chanel Патрис Легеро. Так два года назад появилась небольшая капсульная коллекция Inspiration Russe – четыре браслета и три кольца, названных именами русских мужчин из окружения Габриэль Шанель. Ее приняли очень хорошо, уверяет Легеро. Поскольку результат понравился клиентам, а его собственный интерес к теме только рос, было принято решение сделать полноценную коллекцию.  

Le Paris Russe de Chanel разделена на несколько сетов, каждый из которых посвящен определенному художественному мотиву. Условно коллекцию можно разделить на два направления: фольклорное и имперское наследие. Но поскольку коллекция не ставит задачи буквально воспроизвести или скопировать визуальные символы русского культурного наследия, многие украшения объединяют условные «русские» элементы (например, цветные, а не прозрачные драгоценные камни) с кодами Chanel – восьмигранником, камелией, жемчугом. Так, в сете Aigle Cambon изображение двуглавого орла дополнено восьмигранником (форма Вандомской площади в Париже, которую Chanel неоднократно использует в различных коллекциях), а в сетах Blé Maria и Médaille Solaire украшения, стилизованные под царские награды высшего достоинства, дополнены жемчугом. 

Игры с «национальным наследием» очень часто превращаются либо в прямой повтор, либо в клюкву – а часто грешат и тем и другим. Легеро, несмотря на сложность выбранной темы, удалось избежать перебора и «хохломы». Большинство украшений содержат не распространенные и клишированные элементы «русского стиля», а более тонкие и глубокие отсылки. Например, украшения из сета Folklore напоминают о рисунках Билибина. Легеро говорит, что хотел избежать типичного набора ассоциаций с «русской темой» и не стал делать сильного и властного «русского стиля», где много золота, красного цвета, геометрических линий и т. д. Поэтому он несколько раз приезжал в Россию (как утверждает московский офис Chanel – самостоятельно), ходил в церкви и музеи, рассматривал иконы, фрески, живопись.

Правда, организаторы самого мероприятия в Москве с цитатами «русского стиля» все же перестаралась. Зеркальный зал, декорации из пшеницы и наличников были уместны, а вот от самовара и балалайки рядом с кокошником из золота и бриллиантов можно было и удержаться. С другой стороны, мероприятие глобальное и, может, международным гостям все понравилось.    

В свете нынешних разговоров про этичное отношение всех ко всем, неизбежен вопрос об отношении Chanel к вопросам апроприации. Если раньше европейским модным маркам можно было сколько угодно вдохновляться наследием культур других стран, то сейчас это может быть прямой дорогой к проблемам. С неоднозначной трактовкой столкнулся, например, Dior, сделав коллекции, посвященные Мексике и Марокко. Легеро подчеркивает, что Chanel не ставит задачу воспроизвести элементы других культур или скопировать культурные коды. Источником вдохновения всегда является наследие самого дома – жизнь Габриэль Шанель и ее творчество. К тому же, русская культура в глазах Легеро – часть европейской. 

За последние полтора года Chanel уже дважды выбирает Россию местом действия больших мероприятий. В июне прошлого года в павильоне «Товары народного потребления и услуги населению» на ВДНХ Chanel показала гостям и прессе реплику коллекции Métiers d’art Paris – Hamburg 2017/18. Статус нынешнего мероприятия еще выше: это уже не повторный показ, а премьера, куда приглашали не только российских клиентов марки, но и международных. Означает ли это, что значимость российского рынка в глазах Chanel выросла? В компании уклоняются от прямых комментариев на темы, не связанные с творческой частью, получить данные о продажах или доле России в общих доходах марки не удалось и в этот раз. Известно лишь, что российские клиенты марки занимают первое место в Европе. А около 15 украшений, некоторые из которых pieces uniques, уже куплены. Значит, можно предположить, что россияне усилия Chanel ценят и их оправдывают.